История одного города

Появившийся в российском прокате фильм Ларса фон Триера "Мандерлей" - это и социально-политический памфлет, и философская притча о человечестве

Когда в 2003 году вышел фильм Ларса фон Триера "Догвилль", шокированная публика обвиняла режиссера в нарочитой аморальности и провокации. В его "уродливой антропологии" многие увидели извращение человеческой природы, потому что люди, дескать, не такие гадкие, какими их попытался изобразить Триер. Режиссера это лишь позабавило, и в "Мандерлее" - продолжении "Догвилля" - он продолжает упиваться своей мизантропией.

"Мандерлей" - это не просто сиквел, а очередная часть задуманной Триером "американской" трилогии под условным названием "США - страна возможностей". Почему не родная Дания, а Америка, в которой Ларс фон Триер никогда не был и даже не собирается, вдохновила его на создание столь нетривиальной эпопеи? Режиссер объясняет это тем, что штатовская культура довлеет над всеми прочими: "60% моей жизни - это США, так что фактически я американец. Но я не могу поехать туда голосовать, не могу ничего изменить, потому что я из маленькой страны. Потому и снимаю фильмы об Америке".

На этот раз Триер вновь показал Соединенные Штаты 1930-х. Через два месяца после событий, описанных в "Догвилле", Грейс попадает в забытый богом городок Мандерлей. В его окрестностях находится плантация хлопка, на которой трудятся рабы, не знающие, что рабство отменили 70 лет назад. В тот же день умирает их кровожадная хозяйка, а Грейс торжественно дарует рабам свободу.

Но оказывается, что никто из рабов не желает этой свободы, так как не представляет своей жизни без чьего-либо надзора. Ошарашенная Грейс остается в Мандерлее в качестве реформатора и "направляющей силы", тщетно пытаясь привить жителям городка основы славной американской демократии. У нее, как всегда, ничего не получается, и виной тому - непреодолимая наивность героини, а также упорное желание быть милосердной и справедливой (кстати, grace - по-английски "милосердие").

Вполне возможно, что Николь Кидман, сыгравшая роль Грейс в "Догвилле" и отказавшаяся от участия в "Мандерлее", вписалась бы в образ героини более гармонично, чем это сделала начинающая актриса Брайс Даллас Ховард. Дело не в актерском мастерстве - Ховард играет весьма правдоподобно, но так, будто "Догвилля" не было и в помине. Откуда в Грейс столько наивности и безудержного желания вновь бросаться на амбразуру, повторяя все те же ошибки, через два месяца после того, как она вместе с гангстерами отца изуверски перебила всех жителей Догвилля и спалила город? Поэтому результат стараний Грейс очень похож на прошлый. Навязываемая чернокожим рабам демократия обернулась охлократией, узаконенной жестокостью и развратом.

В фильме не раз звучит фраза, брошенная в сторону Грейс чернокожим Тимоти: "Это вы нас такими сделали". Это и о современности: сколько бы американское общество не играло в галантность и толерантность, оно не способно принять афроамериканцев как равных ("Трудно понимать и разбираться в людях, когда они другой расы"). Так же как и сами негры (в политкорректном смысле этого слова) пока не готовы жить по законам американского общества. Но вина американцев за порабощенную расу в фильме противостоит дискредитации расы самой себя. Триер не щадит никого - всем поделом: "Я ожидаю, что мой фильм объединит Ку-клукс-клан и цветных, потому что и те и другие захотят после этого меня убить".

"Мандерлей", вне сомнения, острый политический и социальный памфлет, но сводить его лишь к актуальному публицистическому высказыванию не очень хочется. Ведь Триер по сути снял моралите, даже притчу о людях и жизни вообще. Еще в "Догвилле", рассуждая на тему добра и зла, он показал фиаско всех попыток изменить людей к лучшему и призывал не строить иллюзий, а видеть вещи такими, какие они есть на самом деле.

Символ первой части трилогии - колючий крыжовник, который никогда не зацветет. В "Мандерлее" он меняется на другой - неразборчиво написанную цифру "7", которую Грейс принимает за единицу (в зависимости от своих человеческих качеств рабы делились на семь категорий: "1" - высший балл, "7" - низший. Любимец Грейс оказался не "1", а "7").

Фильм и о том, что любое зло порождает зло еще большее, а месть саморазрушительна, о чем Триер говорил еще в "Догвилле". "Мандерлей" кончается той же экзекуцией, с которой начинался, только плетка уже в руках у Грейс. Надрыв фильма и реалистичность происходящего на экране невероятны (кровавую сцену убиения живого осла даже вырезали за излишнюю натуралистичность). Триер снова играет на нервах зрителей, за что его после "Танцующей в темноте", вызывавшей в кинозале истерики, прозвали манипулятором.

"Мандерлей" - это притча о человечестве, которое режиссер вновь изобразил на примере захолустного городка. Поэтому и интерьер с реквизитом более чем условны, а на экране - театральная сцена: это спектакль нравов и идей. Триер создал безжалостную антропологию, в которой показал духовные вывихи современного общества.