Запад-Восток

Ольга Шадрина
24 апреля 2006, 00:00
  Сибирь

В Сибири в скором времени ожидается системная работа по созданию совместных российско-германских предприятий. Это произойдет, как только производственные мощности действующих заводов в европейской части России окажутся перегруженными

В Сибири сегодня располагаются дипломатические представительства всего трех стран: Болгарии, Польши и Германии. При этом Генеральное консульство Федеративной Республики Германия известно своей наиболее активной позицией в развитии экономических связей между сибирскими и немецкими бизнесменами. Консульство, с одной стороны, инициирует собственные поводы для встреч деловых кругов двух стран, с другой — охотно принимает участие в региональных и межрегиональных экономических форумах, встречах, конференциях. О результатах этой работы и о дальнейших перспективах сотрудничества сибиряков и немцев рассказывает Генеральный консул ФРГ в Новосибирске Михаэль Грау.

— Господин Грау, в Сибири, как и в России, следили за избирательной кампанией в Германии. Причиной этому были опасения, что смена правительства повлияет на взаимоотношения двух государств. Но, кажется, все осталось по-прежнему. В вашей работе произошли какие-то изменения в связи с приходом к власти оппозиционной партии?

— Задачи Генерального консульства не в первую очередь носят политический характер. Прежде всего мы занимаемся вопросами создания условий для беспрепятственных поездок, поддержкой развития экономических отношений, научным и культурным обменом, в котором принимают участие граждане наших стран. В Сибири мы рекламируем сотрудничество с Германией, в Германии — сотрудничество с Сибирью. Над этими вопросами мы работаем последовательно.

— У наших стран много общего. Например, и в России, и в Германии сегодня проводится целый ряд реформ. В частности, в обеих странах пересматриваются отношения между федеральным центром и территориями…

— Это так. Причем у нас, как и у вас, в Конституции закреплен принцип выравнивания уровня жизни, уровня доходов во всех федеральных землях Германии. И мы тоже стремимся найти баланс между бюджетами экономически более слабых и более сильных регионов. Но есть и отличия между российскими и немецкими административно-территориальными системами.

В Германии сегодня говорят о горизонтальном финансовом выравнивании территорий. Оно высчитывается по определенным формулам, так что центральное правительство не влияет на эти расчеты. Благодаря этому поддержка земель не зависит от каких-либо политических пристрастий или выгод.

Российский метод выравнивания немецкие специалисты называют вертикальным, поскольку в его основе определяющую роль играет федеральный центр. Это дает большие возможности правительству оказывать влияние на регионы. Но я должен сказать, что специальные доплаты землям существуют также и в Германии. Они касаются определенных установленных законодательно общих задач. Так же как и в России, в Германии постоянно обсуждается вопрос взаимоотношений между федеральным центром и территориями. К ключевому понятию «реформа федерализма» есть проект о более сильном разграничении полномочий федерации и земель. С этим связаны также изменения в вопросах финансовых отношений между федерацией и федеральными землями. Целью является повышение эффективности работы правительства и администраций, большая ориентация на население в смысле децентрализации.

Близка Германии и тема объединения регионов, которое тоже проводится в нашей стране с целью решить проблему финансово слабых территорий. После объединения Восточной и Западной Германии у нас образовалось 16 федеральных земель. Хотя это и не стоит в настоящее время в повестке дня федеральной политики, сегодня у нас иногда ставится вопрос о том, что было бы целесообразнее для экономически более слабых замель: самостоятельность или объединение с соседними, более сильными федеральными замлями.

Если же говорить о конкретных примерах, то в Германии не так давно шла речь об объединении Федеральной земли Берлин и ее соседа — земли Бранденбург. Референдум дал отрицательный ответ. Но обсуждение этой темы продолжается.

— Вы говорите о стремлении германского правительства дать регионам больше самостоятельности, сделать их независимыми от федерального центра. Но сегодня идет движение в обратном направлении. На ваш взгляд, какой из вариантов взаимоотношений территорий и федерального центра наиболее эффективен?

— Знаете, у меня такое впечатление, что в Германии у федеральных земель больше опыта в области выстраивания собственной экономической политики. У них уже сложились на этот счет свои традиции и правила. Но помимо основных законодательных аспектов огромную роль играют так называемые мягкие факторы. Многое зависит от того, как ведут себя чиновники по отношению к инвесторам, к бизнесменам, насколько они к ним благосклонны, как быстро решаются необходимые для ведения дел вопросы, сколько порогов нужно будет обить инвестору, сколько пройти всевозможных структур, организаций, чтобы получить определенные подписи и разрешения.

У нас, как и у вас, в Конституции закреплен принцип выравнивания уровня жизни, уровня доходов во всех федеральных землях Германии. И мы тоже стремимся найти баланс между бюджетами экономически более слабых и более сильных регионов. 

Для иностранных инвесторов в России, например, важно, насколько сильны позиции власти и, в частности, губернатора, его заместителя по экономике, имеют ли они необходимые полномочия в в решении вопросов, касающихся иностранных инвестиций. Если губернатор дает инвестору слово, обещает что-то, то насколько точно затем это будет выполнено? Большую роль играет и то, насколько честна конкурентная борьба в данном регионе. Может ли иностранный инвестор рассчитывать на действительно равные права с местными компаниями? И так далее.

Это все общие проблемы и вопросы как для Германии, так и для России. То есть главным критерием инвестиционной привлекательности региона выступает не буква закона непосредственно, а активная позиция местных властей. Насколько активны губернатор и его команда, насколько они заинтересованы в экономическом сотрудничестве и приходе инвестора в их регион — гораздо более важные факторы, чем принятые местные и федеральные законы.

Мне кажется, что если рассматривать вопрос с этой точки зрения, то германские федеральные земли более активны, чем российские. Может быть, в какой-то мере это связано с тем, что федеральные земли в Германии по размерам гораздо меньше, чем российские субъекты, и уровень конкуренции между территориальными субъектами более высокий. Ведь в Германии расстояния между городами измеряются километрами и десятками километров, не как у вас. Инвестору в Германии легче выбрать более благоприятные условия для себя. Местные власти в федеральных землях уделяют гораздо больше внимания вопросу межрегиональной конкуренции и тому, как выстоять в этой жесткой борьбе.

— Получается, что у нас более комфортные условия для развития регионов. Но консульство в Новосибирске, и вы лично работаете так, словно находитесь в условиях жесткой конкурентной борьбы в Германии. Вашей активности в вопросах развития экономических отношений можно только позавидовать. С чем это связано?

— Видите ли, сегодня избиратели больше не идут на поводу у каких-то идеологических лозунгов. Люди следят за тенденциями развития экономики страны, своего региона, города, поселка, судят о работе действующего правительства по состоянию личного семейного бюджета. Так что развитие экономических отношений — одна из основных задач дипломатических представительств. Успешность нашей работы измеряется объемами товарообмена и количеством заключенных контрактов. Кроме того, наша задача — показать немецким бизнесменам потенциал этого огромного региона, ведь Сибирь пока не очень хорошо знакома германским деловым кругам. Именно поэтому Федеральное министерство экономики и технологии Германии регулярно организует встречи немецких и сибирских бизнесменов, оказывает содействие и поддержку их сотрудничеству. Например, в сентябре прошлого года в Новосибирске побывала высокопоставленная экономическая делегация из Германии. Затем в феврале этого года мы совместно с Сибакадембанком провели финансовый день, посвященный развитию финансирования малого и среднего предпринимательства. Томская встреча в верхах является одной из самых блестящих возможностей — как для наших деловых кругов, так и для российских — найти точки соприкосновения, точки дальнейшего сотрудничества, точки дальнейшего развития отношений и одновременно большим шансом для Сибири показать ее гостеприимство, историю, ценности, потенциал.

— На ваш взгляд, какими могут быть основные направления сотрудничества Сибири и Германии?

— За исключением энергетического направления, о котором говорится сегодня достаточно много, я бы назвал машиностроительную отрасль. Это вторая по значимости после энергетики сфера для плодотворного российско-германского сотрудничества. Кроме того, нам интересно все, что касается развития транспортной инфраструктуры, строительства, специальной медицинской техники и аппаратов, информационных технологий и разработки программного обеспечения.

Успешность нашей работы определяется объемами товарообмена и количеством заключенных контрактов.

Немецкие бизнесмены интересуются проектами в области более глубокой переработки природных ресурсов, в частности цветных металлов, и в этой сфере развивается очень активное двустороннее сотрудничество. Что касается строительства, отрасли, которая в Сибири (и конкретно в Новосибирске) активно растет, то здесь у нас тоже есть ряд совместных проектов. К перечисленному добавлю еще одно очень плодотворное направление для сотрудничества наших стран — жилищно-коммунальное хозяйство: обновление жилого фонда, его ремонт и предоставление населению услуг. На российском рынке уже несколько лет работает немецкая компания, которая сначала присутствовала только в Санкт-Петербурге, но в конце прошлого года приняла участие в конкурсе в Новосибирске и выиграла его.

При дальнейшем развитии российского законодательства, связанного с финансированием ЖКХ, таких примеров станет гораздо больше, и у иностранных инвесторов появится возможность в большем объеме участвовать в санации жилого фонда.

— Господин Грау, вы перечислили целый ряд направлений. В данном случае речь идет о создании и развитии совместных предприятий или торговых представительств немецких компаний?

— Пока речь идет о торговле. На данный момент в Сибири пока нет совместных российско-германских крупных производств. Есть только разовые, разрозненные производители. И, как правило, это производство продукции по лицензии, в частности в области строительства. Но причина такого положения дел не в том, что в Сибири невозможно наладить какое-то крупное производство. Просто те мощности, которые сегодня сконцентрированы в большом количестве на европейской территории России, еще не дошли до своего предела нагрузки. Как только промышленные мощности совместных российско-немецких предприятий европейской части будут освоены в полной мере, одним из центральных регионов развития станет Сибирь как из-за покупательной способности населения, так и из-за возможностей экспорта в соседние государства. Об этом мне говорят многие бизнесмены. Со ссылкой на их слова я могу сказать, что фирмы заинтересованы в том, чтобы продавать свою продукцию непосредственно здесь, на местах. У них есть желание подойти ближе к потребителю. Я знаю фирмы и конкретных бизнесменов, которые планируют и ведут работу по созданию совместных предприятий здесь, в Сибири. И вот вам конкретный пример: немецкая компания VEKA пришла в Сибирь, как только были исчерпаны мощности ее завода на территории европейской части России. От представителей VEKA я слышал, что они довольны общим развитием своего предприятия здесь и планируют его дальнейшее расширение в сибирском регионе. Логика проста и ясна — производство всегда идет вслед за спросом. А спрос у вас на немецкую продукцию есть.

— Теперь, наверное, на германских выставках-ярмарках будут представлены компании и товары не только из Сибирского федерального округа. Насколько мне известно, не так давно поменялись границы вашего консульского округа.

— Да, к нашему служебному округу относятся теперь регионы Дальнего Востока, за исключением Чукотского АО. Пока это означает только одно — мы уполномочены выдавать визы людям, проживающим на Дальнем Востоке. Конечно, наше консульство постарается расширить сферы сотрудничества, мы попытаемся наладить те же отношения, которые уже стали привычными для регионов СФО. В частности, в сфере культурного обмена. И в более узком плане — экономического сотрудничества с регионами Дальнего Востока. Я говорю это так скромно, потому что в данном случае наши возможности ограничены. У вас слишком большие расстояния, а у нас не так много персонала. Впрочем, вопросы культурных и экономических связей с Дальним Востоком мы будем курировать совместно с Посольством ФРГ в России. Как показывает практика, работа, связанная с визами, влечет за собой часто и сотрудничество в других областях. В том числе и в экономической, потому что большая часть наших клиентов — это бизнесмены. Мы должны предоставлять им возможность оперативных поездок в нашу страну, быстро выдавать визы. С экономическим потенциалом Дальнего Востока я только сейчас начинаю знакомиться, но, насколько мне известно, там очень активно во всех отраслях экономики используется немецкая техника. И, конечно, там наверняка есть научные резервы и природные ресурсы, что способно заинтересовать наших бизнесменов. Расстояния — это серьезный вызов для развития сотрудничества.

Но современная экономика удивительна тем, что она развивается очень быстрыми темпами и для этого не всегда есть необходимость в каком-то центральном управлении. Именно поэтому мы и рассчитываем на очень позитивные сдвиги в отношениях между Дальним Востоком и Германией и какие-то, может быть, неожиданные решения для развития сотрудничества регионов.