Без пробега

15 мая 2006, 00:00
  Сибирь

В Новосибирской области дело о дорогах дошло до прокуратуры. Все началось с того, что администрация в очередной раз предложила депутатам пересмотреть ставку транспортного налога. По этому случаю транспортный комитет рассмотрел новый региональный законопроект. Целью предпринятого шага стало стремление власти сделать понятным для всех налог на транспорт.

«Действующий закон создал довольно странную ситуацию. Депутаты приняли максимальную ставку налога и вместе с тем каждому автовладельцу предоставили льготы по его уплате. В результате автомобилист отдавал в бюджет только 20% от установленной законом суммы. Мы предлагаем дифференцировать льготы и определить реальные ставки транспортного налога», — прокомментировал ситуацию депутат Новосибирского областного Совета Сергей Титков. В результате, согласно законопроекту, ставка для автомобилей мощностью свыше 150 лошадиных сил будет увеличена в 3–5 раз. Главным аргументом в пользу принятия нового регионального закона со стороны администрации было состояние областных дорог. Новые ставки почти на 200 млн рублей (с 793 млн в 2006 году до 990 млн в 2007-м) позволят увеличить финансирование дорожной отрасли.

Новосибирская общественная организация автовладельцев «Свобода выбора» в ответ на эту законодательную инициативу выступила с заявлением, в котором, в частности, говорилось о том, что сейчас строительство и ремонт автомобильных дорог в регионе ведется исключительно за счет автомобилистов. Формально на нужды дорожного хозяйства идут акцизы от продажи ГСМ и транспортный налог. По сути, эти деньги могут быть истрачены регионом на любые другие цели, так что нет никакой гарантии, что полученные дополнительные средства пойдут именно на дороги. Совместно с коллегами из других регионов «Свобода выбора» подготовила запрос в генеральную прокуратуру РФ о факте двойного налогообложения: оплата акцизов, доля которых составляет 52% в каждом литре бензина, и транспортный налог.

В данном случае активисты «Свободы выбора» правы. С одной стороны, странно платить дважды. С другой — у любого здравомыслящего человека возникает законный вопрос: «За что плачу?» За разбитую подвеску или стрессовые ситуации, которые благодаря состоянию наших дорог возникают чуть ли не ежеминутно? За риск попасть в аварию, объезжая очередной ухаб? В то же время очевидно, что при сложившейся ситуации столь мизерное для транспортной отрасли увеличение финансирования (даже при условии, что отчисления пойдут именно на нужды дорожного хозяйства области) не сыграет заметной роли. Что значат лишние 200 млн, если в Новосибирской области, по оценкам той же администрации, объем ежегодного недофинансирования составляет 8 млрд рублей?

Скорее всего, нужно говорить о принципиальном изменении порядка финансирования дорожной отрасли. О целевом характере собираемых с автовладельцев средств. Помните историю с региональными дорожными фондами? Не случайно специалисты так возмущались, когда было принято решение об их ликвидации. И сегодня отсутствие этих структур становится все заметнее. Раньше Новосибирская область могла себе позволить вести строительство крупных объектов (дороги на Томск, Омск) и кредитовать дорожные организации на приобретение новой техники. А сегодня у региональной власти есть долги за выполненные дорожные работы за 2004 год!

Объемы дорожного финансирования необходимо увеличивать в десятки раз на государственном уровне. В развитых странах не скупятся на подобные расходы. Там отлично понимают, что состояние дорог — это темп жизни страны, скорость ее развития. В США (около 110 млрд долларов), Японии (107 млрд долларов) и странах Западной Европы (в Германии — 50 млрд долларов) от 3% до 5% ВВП тратится на дороги. Доля государственных расходов в ВВП России — одна из самых низких в Европе (до 1% ВВП, 5,3 млрд долларов). Не говоря уже о том, что территории этих государств, а следовательно, и протяженность трасс несопоставимы с Россией. Тем более что состояние дорог там заметно лучше, и деньги выделяются в большинстве своем на их поддержание. Нам же необходима глобальная реконструкция, а не ежегодное латание дыр.