Лихорадки нет

В обозримом будущем промышленная добыча россыпного золота в сибирских регионах прекратится. Сохранить и без того невысокое социально-экономическое положение этих районов позволит разрешение на вольную добычу

И без того малочисленное население сибирских окраин с каждым годом все уменьшается. Оказываются брошенными территории, которые осваивались сотни лет. Одна из причин — завершение добычи россыпного золота, хотя в нашей стране именно с таких месторождений начиналась история золотодобычи. Ведь, несмотря на гораздо более низкую (по сравнению с коренными (рудными) месторождениями) рентабельность, здесь можно получить быструю экономическую отдачу.

Набор проблем

Добывать россыпное золото сравнительно легко. Оно находится в рыхлых речных отложениях, в виде песчинок размером от долей миллиметра до двух–трех миллиметров (встречаются самородки весом более 10 кг). Золотой песок можно извлекать из речных отложений (мыть) даже простейшим лотком. При промышленном производстве с помощью мощной землеройной техники рыхлые речные породы можно вычерпать практически полностью. Именно поэтому россыпи почти во всех странах мира отработаны еще в середине прошлого века.

В настоящее время в мире из россыпей добывается всего около 5% золота. Россия является одним из немногих исключений. Удельный вес россыпного золота по некоторым регионам все еще достигает 80%. В целом по стране россыпная золотодобыча до 2002 года превышала 50%, затем — начала резко снижаться. Нестабильные мировые цены и возросшая себестоимость добычи сделали свое дело. Этот процесс необратим, и, как все страны мира, Россия уже через 10–15 лет придет к общемировому уровню добычи золота из россыпей.

Сейчас в Сибирском федеральном округе распределенный фонд россыпных месторождений охватывает до 70% запасов. В нераспределенном запасе наименее привлекательные россыпи — мелкие, удаленные или с низким содержанием металла. Доля запасов, которые можно рентабельно отрабатывать, не превышает 60%. «Все известные россыпные месторождения были изучены и разведаны еще в советское время за счет государственных средств, — говорит заместитель начальника отдела геологии и лицензирования твердых полезных ископаемых регионального агентства по недропользованию по СФО Владимир Терехов. — В настоящее время такие работы идут в гораздо меньшем объеме, в частности в Сибири они велись в Иркутской и Читинской областях. Они проводятся для поддержания недропользователей, поскольку рентабельность у них низкая и не всегда есть возможность вкладывать собственные средства в изучение недр».

Известно, что россыпные месторождения по запасам делятся на мелкие (менее 500 кг), средние (от 500 до 5 тыс. кг) и крупные (более 5 тыс. кг). К наиболее привлекательным относят группы россыпей с запасами 200–500 кг — они выгоднее с экономической точки зрения. Но содержание золота здесь за последние десятилетия сильно снизилось. «Мы работаем на россыпях с содержанием металла в пределах 140–150 мг на кубометр, — рассказывает главный геолог артели старателей «Прииск «Дражный» (Красноярский край) Валерий Сысоев. — В 1960-х годах содержание золота в россыпях было в два раза выше».

Большая часть добычи россыпного золота (порядка 60%) формируется за счет мелких месторождений, до 30–35% — за счет средних, и всего 5–7% золота дают крупные объекты. Причина низкого вклада последних в общую копилку кроется в том, что их запасы могут быть освоены с применением драг или шахтным способом. А это требует серьезных капитальных затрат, которые не под силу небольшим компаниям. А россыпным золотом, как правило, занимаются именно такие.

Предложение не востребовано

Снижение объемов добычи россыпного золота отчетливо просматривается, если взять в расчет продолжительный период времени. Так, в Магаданской области добыча упала с 85 тонн (в 1940-х годах) до 14 тонн в 2005 году. На Чукотке в 1974 году добыто более 35 тонн, а в 2005-м — меньше четырех. Население сократилось со 153,7 до 50,5 тыс. человек. В Куларском районе (Якутия) в 1970-х годах добывали свыше девяти тонн в год, сейчас добыча золота прекращена. Поселки Кулар и Северный разрушены, население разъехалось. То же самое произошло со многими другими поселками.

В ноябре 2005 года Президент РФ Владимир Путин, возвращаясь из Токио, сделал остановку в Магадане, где провел совещание, посвященное развитию золотодобывающей отрасли. В разговоре с президентом магаданский губернатор Николай Дудов предложил снять запрет на вольноприносительство (частную добычу золота без применения горной техники). Дудова поддержал глава Министерства природных ресурсов Юрий Трутнев. Президент возражать не стал.

Правда, воз и ныне там — дальше разговоров дело не пошло. В результате местные власти золотодобывающих регионов закрывают глаза на нарушение запрета, чтобы хоть как-то уменьшить отток населения и безработицу. Небольшие по запасам (2–5 кг) и удаленные участки остаются неразработанными из-за огромных затрат на строительство дороги и транспортировку техники. Недропользователю добывать золото из прочных пород тоже невыгодно, ходовая часть бульдозера быстро выходит из строя, а запчасти слишком дороги. Поэтому золото остается на дне отработанных карьеров. Оборудование у многих артелей простейшее, и золото извлекается не полностью.

Для недропользователей, уходящих с отработанных россыпей, есть альтернатива: так называемые техногенные россыпи (остаточный продукт промышленной разработки месторождений), на которых также возможна вторичная добыча золота. Дело в том, что из-за несовершенства применяемых ранее технологий добычи и обогащения золотоносных песков, а также горно-геологических особенностей местности процент извлечения металла невысок — не более 70%, остальное попадает в отвалы.

Частная добыча золота фактически оказалась вне закона

Государственный учет возможных запасов таких искусственных россыпей не ведется, но они, конечно, обладают определенной ценностью и могут быть востребованы при снижении содержания металла в природных месторождениях до уровня техногенных. В то же время на некоторых отвальных комплексах среднее содержание золота превышает показатели целиковых россыпей (так, на Чукотке в россыпях содержится 0,196 грамма золота на кубический метр, а в отвалах — до 0,552). Учитывая, что отвальные материалы обычно находятся на территориях действующих предприятий с уже созданной инфраструктурой, вторичная отработка не требует существенных инвестиций.

Юридические тонкости

Частник с лопатой, лотком и металлодетектором может зайти в самое глухое место и найти золото. Во время войны (и до 1947 года) за сданное золото платили бонами, которые отоваривали в специальных магазинах с дефицитными товарами. Приисковые рабочие и служащие с семьями после работы выходили «стараться», чтобы заработать бон. После их отмены добыча золота стала малопривлекательной, на государственных предприятиях платили больше, да и работа там была легче.

Сегодня добыча для частников гораздо более проблематична. Статьей 191 Уголовного кодекса РФ установлена ответственность за незаконный оборот драгоценных металлов и природных драгоценных камней. Действующие в золотодобывающей отрасли правила и законы разработаны в основном для юридических лиц, для мелкой частной золотодобычи они неприменимы. Кроме того, добыча золота относится к видам деятельности, требующим лицензирования. Без лицензии частный золотодобытчик может быть привлечен к ответственности по статье 171 УК за незаконное предпринимательство. Вопрос получения лицензии также решен только для предприятий и неприемлем для частных лиц.

В результате частная добыча фактически оказалась вне закона, а занимающиеся ей чаще всего привлекаются к ответственности по статье 191. Ловят, конечно, не всех, и те, кому повезло, продают золото «черным» скупщикам. Те платят половину цены (на 2005 год примерно 200 рублей за грамм). Мало, но выбирать не приходится.

Жизнь современных вольников непроста. На отведенном участке за четыре часа тяжелой работы четыре человека добывают около 800 мг золота, то есть зарабатывают по 40 рублей. На участках с более высоким содержанием золота можно «накопать» 8–12 граммов в день, то есть заработать по 400–600 рублей на человека. Работа сезонная — всего три–четыре месяца в году. При снятии законодательных ограничений и реальной оплате зарплата вольников может вырасти вдвое. Но достаточно ли этого для удержания людей в Сибири? Может быть. Но только в отдельных районах, где золото еще осталось.