Возвращение специальных сталей

Управляющая компания «ЭСТАР» активно ведет скупку активов и инвестирует в дальнейшее развитие трубного, металлургического направлений, а также специальных сталей приобретаемых предприятий

Новосибирский металлургический завод (НМЗ) сегодня работает не в той нише, под которую изначально проектировался, полагают в УК «ЭСТАР», владеющей предприятием. Возможности развития компания видит в росте российского рынка нержавейки. Конкурентное преимущество «ЭСТАР» заключается в тесной кооперации ее активов, причем НМЗ отведено особое место. Об ожиданиях, которые «ЭСТАР» связывает с новосибирским активом, рассказывает генеральный директор Андрей Салтанов.

— УК «ЭСТАР» в прошлом году начала управлять Новосибирским металлургическим заводом. В каком состоянии находилось предприятие на момент покупки, какие мероприятия по модернизации завода вы провели?

— В первую очередь это программа производства нержавеющей стали. НМЗ — завод по выпуску спецсталей, входивший в объединение «Союзспецсталь» и специализировавшийся на холоднокатаных видах продукции, в том числе на нержавеющей стали. Примерно 10–15 лет назад спрос на нержавейку сильно упал и завод прекратил ее выпуск. Ситуация резко изменилась пару лет назад, когда в России вновь возник спрос на нержавеющие виды стали, сплавов, проката, но поскольку существовавшие в советское время мощности были разрушены, рынок оказался заполненным китайским и бразильским металлом.

В СССР основным поставщиком сырья (нержавеющие слябы) на НМЗ был «Мечел», который сегодня не обладает мощностями для поставки слябов. При этом сложность заключается в том, что НМЗ работает в нише плоского или листового проката, в то время как другие наши предприятия — в другом сегменте: сортового или длинного проката, технологически слабо совместимых с производством листового проката. Тогда мы решили реализовать достаточно смелую идею — на Златоустовском металлургическом заводе, который занимает 26% российского рынка сортового проката, попробовали произвести слябовую заготовку.

— В чем заключалась технологическая сложность подобного решения?

— Что такое плоская заготовка, или сляб? Она имеет конфигурацию шоколадки, из которой потом выкатывается лист. А сортовая заготовка имеет форму карандаша, из которой выкатывается длинный пруток. Разница между ними велика, и произвести слябовую заготовку на сортовом блюминге достаточно сложно. Тем не менее мы сумели со специалистами из Златоуста извлечь заготовку нужного нам размера и требуемого качества из середины производственного цикла. Таким образом, мы полностью восстановили технологию производства нержавеющего листа из совершенно иного сырья. Более того, эти слябы, в порядке эксперимента, были отгружены на московский металлургический завод «Серп и молот», на котором тоже успешно выкатали готовый продукт, а в настоящее время заказали у нас коммерческую партию слябов.

— Каковы перспективы российского рынка нержавейки?

— Сегодня в России потребность в нержавеющем металле составляет примерно 280–300 тысяч тонн. Причем практически 80% — это импорт. Мы в эту нишу вышли и станем углублять кооперацию. В частности, тонкий нержавеющий лист с НМЗ будет поставляться на Нытвенский металлургический завод. Там начнем изготавливать так называемый плакированный металл, то есть металл, покрытый слоями другого металла. Подобные виды металла используются для различных целей. Например, из них насекается монетная заготовка, изготавливают изделия, для которых важна коррозионная стойкость. В целом в сегменте нержавеющего металла тенденции благоприятные, цены растут. Ожидается, что наша работа по кооперации приведет к тому, что холдинг в целом займет достойное место на рынке.

— Предполагается ли ввод каких-то дополнительных мощностей на НМЗ? Каким вы видите будущее этого завода?

— Из нержавеющего листа, который будет производиться на Новосибирском заводе, мы хотим изготавливать нержавеющую трубу на одном из наших трубных заводов. В настоящее время ведутся переговоры с рядом крупных международных компаний, занимающихся поставками трубосварочного оборудования. В планах — строительство еще одного трубосварочного стана на Новосибирском металлургическом заводе и на одном из наших волжских предприятий: либо в Энгельсе, либо в Волгограде. Сейчас изучаем, где его лучше разместить: решение о покупке одного трубосварочного стана уже принято.

«Мы заинтересованы в скупке активов общего металлургического направления»

Можно констатировать, что НМЗ возвращается с примитивного сортамента на нормальный сложный, который традиционен для завода. Нами заключен ряд контрактов, мы ожидаем прихода нового стыкосварочного агрегата, который позволит нам укрупнять рулоны с металлом, чтобы рулон приходил на завод большей развесовки: в результате получается меньше стыков на трубах, меньше коротышей. Мы будем делать двойные и тройные рулоны, которые технологичнее в производстве и дают меньше отходов.

— Компания активно собирала металлургические активы по спецстали. Исходя из того, что сейчас ведется строительство завода в Ростовской области, а в будущем — в Златоусте, можно ли сделать вывод о том, что привлекательных активов на территории РФ не осталось?

— В рамках спецсталевского направления заводов в продаже сейчас нет. Если бы кто-то из имеющихся владельцев высказал намерение продать свой актив, то мы немедленно пошли бы на переговоры. Что касается покупки активов общего металлургического направления, не скрою, у нас есть такое желание. К сожалению, не все наши планы удаются. Сейчас мы прорабатываем вопросы, наши представители находятся на одном из металлургических заводов. Они проводят процедуру due diligence (проверка финансово-хозяйственной деятельности предприятия. — Ред.) после чего акционеры примут решение: покупать или не покупать еще один металлургический актив. Мы хотим расширить объемы нашего холдинга. Больше сказать не могу: сейчас я связан соглашением о конфиденциальности.

— А есть ли в продаже интересные «ЭСТАР» активы за рубежом — например, в Китае?

— Я знаю, что «ЕвразХолдинг» купил прокатный стан в Китае и везет туда свою заготовку. Некоторые наши коллеги уже пробрели активы в Европе и, благодаря этому, минуя квоты, поставляют свою продукцию в Западную Европу. Покупка иностранных активов — интересное, но деликатное дело, требующее знаний зарубежного законодательства и экономических методик. Мы тоже рассматриваем вариант покупки заграничных активов. Потенциально нам это интересно.

— Не рассматривают ли европейские власти сегмент спецстали как стратегический?

— Нет. За рубежом уже давно обычная индустрия не относится к стратегической отрасли промышленности. Там стратегическими являются электроника, космос, высший эшелон авиации. Металл — нет. Более того, многие заводы закрываются, перестраиваются, ликвидируются, продаются. В основном черная металлургия за рубежом — это на 100% частный капитал, госсобственность — редкость.

— Вы упоминали сложности планирования производства, связанные с изменчивостью валютных курсов. При изготовлении спецсталей используются никель, молибден и другие биржевые товары, на которые цена весьма волатильна. Как можно определить цену итоговой продукции — нержавейки? Ведь в силу ее нестандартизации она не может выступать биржевым товаром.

— В этом большая проблема. Действительно, например, никель сильно подрос за последнее время. Реальная цена никеля в Златоусте доходит до 20 тысяч долларов за тонну и постоянно растет. Поэтому нам приходится при существенных колебаниях стоимости сырья пересчитывать цены и повышать их для своих клиентов, обосновывая это изменением цен на никель, молибден, ферросплавы. Учитывая, что таких позиций много, а также то, что сначала растет цена на ферросплавы, а потом на нержавеющую сталь, возникает некоторое запаздывание. Мы стараемся этого избежать с помощью планирования, прогнозирования, хеджирования рисков и складских запасов.

— То есть с возможностью заключения долгосрочных договоров определенные проблемы?

— Да, но тут есть еще один аспект. Металл, производимый сейчас, выйдет с завода через 45–60 суток. В нашем производстве долгий цикл передела: поступающий сегодня на завод никель продается спустя 45 суток в виде нержавеющей стали. Таким образом, себестоимость продукции сегодня и вчера может отличаться, но мы всегда выходим на рынок с продукцией, которая сделана из материалов, купленных ранее — как минимум 45 дней назад. Поэтому есть возможность отреагировать на колебания цен в сторону повышения или понижения.

Управляющая компания «ЭСТАР» («Электросталь России»)

В управляющую компанию «ЭСТАР» в 2005 году были выделены металлургические активы, находившиеся на тот момент в собственности компании «Русский уголь». Позднее компания расширилась за счет новых приобретений и сейчас включает в себя ряд металлургических проектов. Это Нытвенский металлургический завод, Новосибирский металлургический завод им. Кузьмина, Златоустовский металлургический завод, три трубных предприятия: завод «Стальной профиль» (Новосибирск), Волгоградский завод по производству труб малого диаметра, Энгельсский трубный завод. Также под управлением «ЭСТАР» находится и строящееся предприятие — Ростовский электрометаллургический завод, который планируется запустить в апреле 2007 года. Завод «Амурметалл» входит в холдинг, но управляется отдельно.