Национальные особенности коррупции

23 октября 2006, 00:00
  Сибирь

Самые коррупциогенные — муниципальный и нижние уровни федеральных органов власти на местах, самая коррупциогенная ветвь власти — исполнительная, считает президент фонда «ИНДЕМ» Георгий Сатаров

О масштабах деловой (бизнесмен — чиновник) коррупции в России можно судить по такому факту: в 2005 году сумма взяток, предназначенных для решения разного рода проблем бизнеса, превысила доходы федерального бюджета в 2,66 раза. Отвечая на вопрос журнала «Эксперт-Сибирь», заданный на интернет-конференции «Коррупция и социально-политическое положение в России» для журналистов новосибирских изданий, Георгий Сатаров отметил, что масштаб коррупции, измеримый в деньгах, очень различается в зависимости от ветвей и уровней власти, и привел следующие данные.

— По нашим исследованиям, 75 процентов общего валового объема взяток приходится на муниципальную власть или нижний уровень федеральных органов (налоговые инспекции, милиция, прокуратора и прочие). Затем следуют региональные, а после них — федеральные власти. Это не значит, что последние менее коррумпированы, подчеркиваю, я оперирую данными валового сбора взяток. Малый и средний бизнес гораздо чаще взаимодействует с нижним уровнем чиновников, и именно он попадет в наше поле зрения.

Если говорить о ветвях власти, то львиная доля взяток (порядка 95 процентов) приходится на исполнительную власть. Остальные крохи распределяются между законодательной и судебной. Это специфика нашей политической системы. Кому дают взятки? Тому, кто решает вопросы, тому, кто что-то определяет. Поскольку в России разделение властей практически ликвидировано (судебная и законодательная власти подчинены исполнительной), потоки сосредотачиваются в последней.