Стимуляция нефтедобытчиков

Экономика и финансы
Москва, 23.10.2006
«Эксперт Сибирь» №39 (135)
Нулевая ставка налога на добычу полезных ископаемых заставит нефтяные компании разведывать и вводить в эксплуатацию новые месторождения Восточной Сибири

Для любого предприятия идеальный налог — тот, которого нет. В этом отношении принятый в июле Госдумой Федеральный Закон № 151, вносящий в Налоговый кодекс поправки, касающиеся дифференциации налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ), должен обрадовать недропользователей.

С 1 января 2007 года вводится нулевая ставка налога для расположенных в Якутии, Иркутской области и Красноярском крае нефтяных месторождений. Действие льготы ограничено во времени и зависит от объема добычи. Компания станет платить НДПИ спустя 10 лет, если обладает правом на разведку месторождения и добычу нефти, через 15 лет, если помимо этого обладает правом геологического изучения участка недр. Льгота прекращается при достижении накопленного объема добычи 25 млн тонн.

Помимо этого, предполагается использовать понижающий коэффициент для НДПИ при разработке истощенных месторождений (со степенью выработки свыше 80%). Максимально возможное снижение — на 70% от стандартной ставки.

Один из многих

По сути, налог на добычу — это дополнительный налог, который платит каждая компания, использующая недра для получения сырья с целью его последующей продажи или переработки, помимо остальных, предусмотренных для всех производственных предприятий (НДС, единый социальный налог, налог на прибыль, налог на имущество и другие). Как таковой НДПИ введен в ходе налоговой реформы 2001 года вместо платежей за пользование недрами (роялти), налога на воспроизводство минерально-сырьевой базы, акцизов на нефть и стабильный газовый конденсат.

Согласно главе 26 второй части Налогового кодекса РФ, с учетом всех внесенных к настоящему моменту поправок и дополнений, ставка НДПИ для нефтяных компаний определена в размере 419 рублей за тонну с коэффициентом (он ежемесячно устанавливается Федеральной налоговой службой, с июля 2006 года равен 6,1802, сегодня НДПИ составляет 2 589,5 рубля за тонну добытой нефти), учитывающим уровень мировых цен на нефть.

Но НДПИ — не единственный дополнительный налог для нефтяников. Существуют так называемые разовые и регулярные платежи для компаний, осуществляющих геологоразведку. За право поиска полезных ископаемых власти субъекта федерации устанавливают плату (согласно федеральному законодательству) от 120 до 360 рублей за квадратный километр. Также региональные власти берут платежи за право разведки полезных ископаемых (в соответствии с законом) от 5 до 20 тыс. рублей за квадратный километр разведываемой территории.

Нельзя не учесть, что основная часть добычи отправляется на экспорт, следовательно, нефтяники платят немалые таможенные пошлины. Размер пошлин устанавливается ежемесячно Федеральной таможенной службой и утверждается правительством РФ в зависимости от цены нефти на внешнем рынке. С 1 октября пошлина равна 237,6 доллара, в сентябре была 216,4. Как нетрудно догадаться, платежи за разведку полезных ископаемых и таможенные пошлины в зависимости от региона добычи не дифференцируются.

Снятие налогового бремени в виде НДПИ для нефтяных компаний может стать подспорьем в освоении новых месторождений на востоке страны

Тем не менее снятие налогового бремени в виде НДПИ для нефтяных компаний может стать подспорьем в освоении новых месторождений на востоке страны. Пусть даже по некоторым подсчетам в совокупности это около 9% от всех налогов.

Затраты выше прибыли

По словам главы Министерства экономического развития и торговли Германа Грефа, при огромных запасах нефти в Восточной Сибири сейчас там добывают менее 1 млн тонн. Без введения налоговых каникул добыча в регионе оказывается нерентабельной.

«Все дело в рисках, которые готовы или не готовы нести недропользователи при освоении месторождений, — комментирует руководитель регионального агентства по недропользованию по СФО Александр Неволько. — А риски сегодня неоднозначны. Для Западной Сибири или Поволжья, например, они меньше: территория там разведана, нефтегазовые промыслы развиты. Пласты нефти четко выражены, как в слоеном торте, и залегают практически в одинаковом состоянии на равной глубине от Новосибирска до Тюмени и дальше по всей территории. В Восточной Сибири нет широкой системы добычи, залежи нефти нетрадиционные, потому что пласты более древние, расположены блоками, между которыми есть разрывы. Из-за этого очень трудно дать количественную оценку запасов месторождений».

В этом основная сложность освоения территории: разведанных запасов не так много, можно рассчитать только начальный суммарный ресурсный объем, оценивающийся по различным признакам. Из потенциального объема доля разведанных запасов, подтвержденных бурением, небольшая — около 10%. Остальные 90% перспективных ресурсов Восточной Сибири не разведаны. Кроме того, значительных затрат требует создание необходимой инфраструктуры — слишком велика удаленность от действующих (до 1 500 км) и проектируемых (до 200–500 км) магистральных трубопроводов. Высока стоимость добычи: одна скважина, включая обустройство, может стоить до 150 млн рублей.

«Значительные средства придется вкладывать нефтедобытчикам в создание региональной инфраструктуры практически на пустом месте, отсюда высокая капиталоемкость инвестирования, длительные сроки окупаемости проектов, — поясняет заместитель генерального директора Сибирского научно-исследовательского института геологии, геофизики и минерального сырья (Новосибирск) Александр Герт. — Как показывают многочисленные расчеты, разработка даже крупных разведанных месторождений Восточной Сибири и Республики Саха (Якутия) находится на грани рентабельности. Освоение объектов с перспективными и прогнозными ресурсами категорий С3 и Д1 из-за низкой степени изученности подразумевает высокую вероятность не получить на разрабатываемом участке запасы в объеме, необходимом для окупаемости вложений. Это делает освоение большинства указанных месторождений нерентабельным даже при высоких ценах на нефть».

Еще один существенный фактор, делающий добычу в Восточной Сибири более затратной, — необходимость осуществлять мероприятия по утилизации попутного газа. Если раньше, до начала 1990-х, его просто сжигали, то сегодня государством при выдаче лицензии ставится непременное условие его использовать.

В отличие от западносибирского, восточносибирский попутный газ имеет сложный состав и включает в себя ценный гелий. Так что перед нефтяными компаниями, помимо вопроса о введении попутного газа в систему газопровода или о его сжижении, возникнет задача выделения, хранения и накопления гелия.

Также в регионе существует проблема утилизации поднефтяных и нефтяных вод: поскольку они содержат большой процент минеральных солей, их нельзя выливать на рельеф — это загрязнит окружающую среду. Значит предприятиям придется создавать систему закачки вод в отработанные пласты.

Кто в выигрыше?

«Еще до принятия закона проводились многочисленные расчеты с целью оценки эффекта, который будет получен государством и недропользователями от введения налоговых льгот для инвесторов, осваивающих новые месторождения, — рассказывает Александр Герт. — Рассматривались разные варианты налоговых льгот (снижение ставки НДПИ, предоставление налоговых каникул на период окупаемости). Предоставление налоговых каникул, освобождающих от налогообложения нефть, добытую в этот период, позволит инвестору эффективно осваивать месторождение. Как показывают расчеты, для объектов Восточной Сибири период окупаемости проектов даже с налоговыми льготами составит восемь–десять лет».

Выигрыш государства состоит в том, что объекты в новых неосвоенных районах будут изучены и вовлечены в разработку. Это обеспечит в дальнейшем значительные поступления в бюджет. «Когда начнется резкий спад добычи в Западной Сибири, может наступить критический период: разведанные запасы закончатся, а новые еще не будут освоены, — прогнозирует Александр Неволько. — Чтобы не допустить этого, государство готово идти на некоторые потери, но привлечь к участию в разработке месторождений региона и крупных, и мелких нефтедобытчиков».

В настоящее время держателями лицензий на право пользования нефтеносными участками недр на территории Восточной Сибири являются более 20 различных добывающих компаний. Основные из них — ОАО «Славнефть», ОАО «Сургутнефтегаз», НК «Роснефть», ОАО «Газпром», ОАО «НК «ЮКОС».

Государство рассчитывает, что налоговые каникулы позволят компаниям активнее начать разработку недр. За восемь месяцев 2006 года в госбюджет поступило 736,3 млрд рублей от НДПИ (это в 1,4 раза больше, чем за тот же период 2005 года). Доля нефтяников составила при этом 699,2 млрд рублей. Трудно прогнозировать в ближайшее время значительное падение общих налоговых поступлений из-за обнуления нефтяного налога. Ведь в Восточной Сибири, по данным Министерства природных ресурсов, к 2011 году будет добываться 30 млн тонн нефти. Если учесть, что в прошлом году в России добыто около 480 млн тонн нефти, и эти объемы только растут, потери государства из-за обнуления НДПИ для нефтяников Восточной Сибири будут мизерны.

Какой из этого можно сделать вывод? Введение нулевой ставки НДПИ для разработки новых нефтяных месторождений Восточной Сибири — шаг правильный. Возникает только единственный вопрос: почему так долго государство не обращало внимания на ученых-геологов и недропользователей, говоривших о дифференциации ставки НДПИ, пожалуй, с момента его введения? Несмотря на верность старого изречения «лучше поздно, чем никогда», приходится признать, что в этом конкретном случае для экономики Сибири было лучше ввести налоговые послабления как можно раньше. Может, уже сегодня стали бы видны конкретные результаты такого решения.

Новости партнеров

    «Эксперт Сибирь»
    №39 (135) 23 октября 2006
    Политика
    Содержание:
    Неожиданный демарш

    Конфликт спикера Законодательного Собрания Иркутской области с губернатором может перерасти в серьезную политическую конфронтацию в регионе

    Реклама