Кому лес рубить

13 ноября 2006, 00:00
  Сибирь

Госдума России приняла во втором чтении Лесной кодекс. Документ, который так долго ждали, может остаться очередным неработающим законом, если не будут разработаны около 60 подзаконных актов

Нынешний Лесной кодекс принят в 1997 году, но он не устроил государство: документ оставлял слишком много лазеек для нарушений в системе лесопользования России. Работа над новым главным лесным законом страны должна была закончиться в 2002 году, но специалисты так и не смогли разработать документ: слишком много подводных камней оказалось в лесной отрасли. Лишь в середине апреля прошлого года Госдума приняла проект Лесного кодекса в первом чтении. До второго чтения закон претерпел немало изменений.

Лесной кодекс необходим в России, чтобы в первую очередь навести порядок в лесной отрасли — в частности, пресечь незаконные рубки, организовать и наладить в стране систему глубокой переработки древесины. По данным ИК «Финам», объем заготовки леса в России в 2005 году составил 185 млн куб. м, или 31% от объема расчетной вырубки. Эти цифры соответствуют только официально оформленным документам. Федеральные и региональные власти объем незаконных заготовок оценивают в 10% от срубленного леса. Но, по мнению руководителей лесозаготовительных предприятий, объем нелегальной вырубки более реально оценивать на уровне не 10%, а 15–25%. Это тот лес, который заготавливается без разрешительных документов либо при наличии официальных бумаг на вырубку, но с нарушениями. «Нелегальные рубки в России растут, и они превышают на конец прошлого года 5 млрд рублей при общем доходе лесного хозяйства в 27,5 млрд рублей в 2005 году», — отмечает аналитик ИК «Финам» Владислав Исаев.

Второй момент, о котором сейчас много говорят, — в России большая доля заготавливаемого леса отправляется на экспорт в необработанном виде: в январе–августе 2006 года экспорт леса составил 196,7 млрд долларов, увеличившись по сравнению с январем–августом 2005-го на 29,8%. Кстати, основные вырубки леса осуществляются в Сибири, а поставки на экспорт — в Китай. Это происходит на фоне неэффективно задействованных лесных ресурсов. К примеру, расчетная лесосека по Красноярскому краю сегодня составляет 58,3 млн куб. м. В 2005 году фактически вырублено 9,8 млн куб. м. Таким образом, осваивается только 17,2%. Более 48 млн куб. м, предназначенных для вырубки, не используется.

Лесной кодекс в новом варианте, по мнению специалистов, создаст предпосылки для глубокой переработки древесины, более активного вовлечения лесного фонда в экономический и финансовый оборот российской экономики, даст дополнительные преимущества в ходе реализации приоритетных инвестпроектов, разделит хозяйственные и контрольные функции. Как считает директор по взаимодействию с органами госвласти и местного самоуправления компании «Илим Палп» Дмитрий Чуйко, ключевой момент документа с точки зрения лесопромышленников — возможность получения участков леса в лесопользование через инвестиционные соглашения. «Идея заключается в том, что если предлагаемый инвестпроект будет признан привлекательным, приоритетным, то владелец леса (государство) может по договоренности, в соответствии с соглашением, устанавливать договорную финансовую сторону отношений с инвестором. Например, государство может предоставлять лес для заготовки сырья в объеме, необходимом для загрузки будущих перерабатывающих мощностей, бесплатно, на период до достижения проектной мощности, — отмечает Дмитрий Чуйко. — Таким образом открывается возможность использования этого фактора для увеличения инвестиционной привлекательности отрасли и конкретных проектов».

Лесопользование в соответствии с новым законом возможно по нескольким вариантам. Помимо инвестиционного соглашения сохраняется система аукционов, в которых могут участвовать только предприятия, зарегистрированные в России: заключение долгосрочной аренды на срок от 10 до 49 лет на право лесопользования с правом последующей пролонгации может осуществляться на основе торгов. Кроме того, закон предполагает краткосрочную аренду без ведения лесного хозяйства, которым могут пользоваться частники, небольшие предприятия либо фирмы, только начинающие работать в лесопромышленном комплексе. И четвертый путь — предоставление лесного фонда в пользование населению.

Чтобы новый Лесной кодекс заработал, необходимо принять еще около 60 подзаконных актов. К примеру, кодекс не прописывает, по каким критериям будет определяться приоритетность инвестиционного проекта. Разработчики документа планировали ввести также такое понятие, как квалификационный отбор участников аукционов. Его в законопроекте нет, и авторы надеются закрепить существование этой процедуры в подзаконном акте. По словам Дмитрия Чуйко, таких моментов еще слишком много и необходимо закрепить их нормативными актами как можно скорее. Иначе новый Лесной кодекс так и останется в числе юридически существующих, но на деле не работающих документов.