Бела русская сажа

Артем Попов
13 ноября 2006, 00:00
  Сибирь

В условиях стагнации отечественной шинной и резинотехнической отрасли российские производители сажи идут на Запад

В середине 1990-х, в период приватизации, менеджмент Омского завода технического углерода (ОАО «Омсктехуглерод» входит в структуру ООО «Управляющая компания «Техуглерод»), убедившись, что российская отрасль производства шинной и резинотехнической продукции неперспективна, начал активную экспансию на западный рынок. Спустя 10 лет продукция завода прочно закрепилась на европейских «прилавках», а сам завод стал одним из крупнейших в мире предприятий, производящих технический углерод.

В 1997 году объем производства составлял 57 тыс. тонн, в 2000-м — уже 113 тыс. За это время доля экспорта компании увеличилась в пять раз. Сегодня предприятие производит более 200 тыс. тонн в год, а экспорт составляет порядка 66% от общего объема отгрузок.

В прошлом году омский завод как отдельный производитель вышел на первое место по объему производства в мире, хотя мировые лидеры, имеющие в своей структуре по шесть–семь заводов, в совокупности, конечно, произвели больше.

Лидерские качества

Завоевать столь прочные позиции на внешнем рынке предприятию удалось за счет постоянного повышения качества продукции. В 1998 году омский завод первым в отрасли получил сертификат Госстандарта России на соответствие системы качества технического углерода требованиям ГОСТ Р ИСО 9002-1996, а заводская лаборатория контроля качества была аккредитована на независимость и техническую компетентность. В январе 2001 года система менеджмента качества ОАО «Омсктехуглерод» была сертифицирована по требованиям QS-9000, а спустя год выдержала экзамен на соответствие международному стандарту ISO 9001:2000.

В 2002 году на заводе началась глобальная модернизация производства. Были переоборудованы реакторы для получения техуглерода, введены в эксплуатацию уникальные в стране высокотемпературные воздухоподогреватели. Состоялся запуск первой турбины собственной электростанции мощностью 6 МВт. А через год станция работала в полную силу, и ее мощность составила уже 18 МВт. Сегодня станция закрывает все потребности предприятия в электроэнергии. В производстве используются огнеупоры, которые никто не применяет даже за рубежом. На базе предприятия есть производство по пошиву мягких контейнеров типа big bag для упаковки сажи, участок производства огнеупоров для реакторов, участок пошива «рукавов» из стекловолокна, участок по изготовлению теплообменного оборудования. Все эти инициативы позволили снизить издержки производства, добиться существенной экономии ресурсов, а главное, повысить выход техуглерода.

Сегодня руководство компании строит планы по диверсификации своего бизнеса. Например, она готова продавать разработки, создаваемые собственными силами, другим компаниям-производителям техуглерода в России и даже за ее пределами. Но пока ситуация на рынке этому не благоприятствует.

Для чего и из чего?

Технический углерод используется не только для производства автомобильных шин, хотя они потребляют более 90% российской сажи. Ее применяют также в производстве резинотехнических изделий (РТИ): транспортерных лент для шахт, всевозможных ремней, деталей для автомобилей. Специальная электропроводная марка используется в изготовлении кабелей для придания резинам электропроводных свойств (во избежание скопления в оплетке провода статического электричества). Еще одна марка применяется для производства лакокрасочных изделий.

Для получения техуглерода используют три вида сырья. Коксохимическое сырье закупается на металлургических заводах в Магнитогорске, Челябинске, Нижнем Тагиле, Новокузнецке, Заринске, Тимертау. При изготовлении кокса образуется каменноугольная смола. Затем она разгоняется, и самая тяжелая фракция идет на получение техуглерода (антраценовое масло). Второй вид сырья — каталитический газоид — получают на нефтезаводах путем каталитического крекинга нефти. Основная масса идет из Омска и Павлодара. Еще один вид сырья — пиролизная смола — отрабатывается на установках для производства полиэтилена на Ангарской НХК и «Томскнефтехиме».

Мягкие шины

Шинная отрасль и отрасль РТИ в России находятся в стагнации: нет развития шинных концернов, не говоря уже о производстве резинотехнических изделий.

Многие потребители РТИ уже перешли на использование импортной продукции, у которой качество выше, поэтому изделия служат дольше. Ситуацию усугубляет тот факт, что себестоимость российских резинотехнических изделий в последнее время возросла, поскольку цены на сырье для изготовления углерода постоянно ползут вверх. Кроме того, в период активного передела собственности до эффективности переходящего из рук в руки производства никому не было дела, оборудование заводов морально устарело, исчерпало свой технологический ресурс и не способно производить конкурентоспособную продукцию.

У шинников дела лучше. Холдинги «Амтел» и «СИБУР» пытаются составить конкуренцию иностранцам, периодически выбрасывая на рынок новые модели покрышек, копируя рисунок протектора с образцов ведущих мировых производителей. Но этот подход малоэффективен. Меняется не только рисунок протектора — технология изготовления шин и рецептура смешения резин шагнула далеко вперед. Чтобы их догнать, требуется глобальная модернизация.

Между качеством отечественной и импортной резины образовалась огромная пропасть, и уже сами владельцы шинных компаний считают свой бизнес неэффективным, пытаясь избавиться от малоприбыльных активов. Так, в середине декабря шинный холдинг «Амтел» объявил о продаже Волгоградского завода технического углерода («Амтел-Карбон») за 21 млн долларов Омскому заводу техуглерода. Второй холдинг — «СИБУР» — тоже пытается избавиться от непрофильных активов. Результат — стагнация шинного производства: качество российских шин не идет ни в какое сравнение с зарубежной продукцией.

Альтернатива развития шинной отрасли в России — приход иностранных производителей. В Подмосковье (село Давыдово) почти год работает завод Michelin, но объемы производства пока невелики. Сейчас там начали делать резиносмешение на месте, после того как поняли, что возить российский техуглерод на завод в Ольштене (Польша), делать там смеси и транспортировать их обратно в Давыдово крайне невыгодно. Теперь Омский завод технического углерода поставляет сырье напрямую в Московскую область. В ближайшее время в Ленинградской области будет построен завод по производству шин Nokian. Такая тенденция развития зарубежных производств на территории страны позволит в небольшой степени компенсировать дисбаланс между внутренними поставками техуглерода и экспортом.

Вынужденный экспорт

А пока если нет спроса, нет и предложения. Продажи сажи внутри России несколько лет находятся на одном уровне, даже наблюдается небольшой тренд к их снижению. Поставщики углерода без труда покрывают все нужды российских шинников. Единственное, что остается делать, чтобы расти дальше, — ориентироваться на экспорт.

Производители признают, что российский рынок хотя и имеет весьма условную конкуренцию, сам по себе привлекательнее европейского. Он интересен тем, что производство находится близко к сырьевым базам, а главное, диапазон внутренних ГОСТовских стандартов качества гораздо шире, чем мировых, регламентированных ASTM (The American Society for Testing and Materials — Американское общество по материалам и их испытаниям). Другими словами, внутри России можно производить и реализовывать менее качественную продукцию. В Европе конкуренция более стабильная и жесткая. В течение года на бирже в Роттердаме стоимость сырья не изменилась. Производители сажи, не имея возможности повышать цену, боролись за каждого клиента. А у нас цена на сырье постоянно растет и производителям приходится думать в первую очередь о снижении издержек.

Цепочка роста

Когда цены на сырье для производства сажи в стране были ниже европейских, наши производители выступали своего рода индикатором рынка и сдерживали рост мировых цен. Западных производителей техуглерода Columbian и Cabot (США), Degusso (Германия) такая картина, естественно, не радовала, и они лоббировали свои интересы в Евросоюзе. Весной 2003 года Еврокомиссия потребовала от правительства России ввода антидемпинговых пошлин на поставки российского технического углерода в размере до 55% от таможенной стоимости. Брюссель объяснял это тем, что при расчетах справедливой цены для России по-прежнему используется статистика третьих стран, что неприменимо к странам с рыночной экономикой. Это позволяет российским предприятиям, поставляющим свою продукцию в Европу, занижать цены на 20–50%. Дело было замято на высшем государственном уровне и дальнейшего хода не получило.

Зато в начале 2006 года в России произошли два форс-мажора, которые могли удалить россиян с мирового рынка без всяких усилий со стороны конкурентов. В связи с сильными морозами остановилось производство каталитического газоида на нефтезаводах в Рязани и Волгограде, в результате чего производители техуглерода лишились более 20 тыс. тонн сырья. Образовался страшный дефицит, и остальные сырьевики увидели, что, не прилагая никаких усилий, можно вздувать цены. В результате они достигли такого уровня, что отечественная продукция стала неконкурентоспособной на внешнем рынке. Производители сажи вели долгие переговоры с поставщиками сырья, и те все же поняли, что если их ценовая политика не изменится, пострадают обе стороны. В конце концов договоренность была достигнута, наступила стабилизация цен и даже есть предпосылки к их снижению.

Неожиданный лидер

Как ни странно, среди всех шинных заводов на постсоветском пространстве лучше всех работает белорусское предприятие ОАО «Белшина» (Бобруйск). Благодаря попечительству государства оно активно ведет модернизацию оборудования и, находясь западнее остальных производителей, активно завоевывает европейский рынок.

Завод сделал большой рывок в производстве сверхкрупногабаритной шины для карьерных самосвалов: по сравнению с резиной Michelin она на порядок дешевле, а по качеству уступает ненамного. Сегодня «Белшина» занимает первое место в структуре экспорта «Омсктехуглерода», опережая лидировавший в прошлом году Michelin.

Поставщики углерода без труда покрывают все нужды российских шинников

«С французами было тяжело работать. Зная, что получают большую часть производимого нами углерода, они выкручивали руки в переговорах. Годовой объем потребления этого гиганта равен общероссийскому объему производства техуглерода, поэтому для них наши 10 процентов мало что значат, — рассказывает генеральный директор ЗАО «Поликарбон» (входит в структуру управляющей компании и занимается экспортом продукции омского и волгоградского завода) Юрий Тушминцев. — Их поведение понятно: отказаться от поставок мы не могли, так как не имели возможности продать такой большой объем другому покупателю. Когда у нас появилась альтернатива в виде «Белшины», ситуация изменилась, в Michelin смягчили свое поведение. Кроме того, когда мы нашли еще ряд мелких иностранных потребителей, общаться с основными клиентами Michelin и Good Year стало легче».

Поначалу отношения омского предприятия с белорусами складывались непросто. Все началось с того, что генеральный директор завода Владимир Франк во время проведения Дней Омской области в Белоруссии несколько лет назад встретился с ее президентом Александром Лукашенко, который рассказал, что завод в Бобруйске нуждается в качественной сырьевой базе. До этого момента предприятие получало техуглерод с Ярославского завода. Тот находится в наиболее благоприятном географическом положении по отношению к европейскому рынку, и белорусская компания для него не являлась стратегически важным партнером. Омичам пришлось вытеснять конкурента при помощи жесткого демпинга. Многократно побеждая в тендерах, омский завод отстоял свои права и поставляет углерод «Белшине» в полном объеме.

В свою очередь, Белшина активно развивается, объемы выпуска год от года растут. В 2004 году им требовались 1,8 тыс. тонн техуглерода в месяц. Во второй половине 2006-го объем составил уже 3,5 тыс. тонн. Тендер на следующий год требует от поставщиков сырья увеличения объема ежемесячных поставок еще на одну тысячу тонн.

Возросшие потребности белорусского шинного предприятия сделали его заложником омского холдинга. 54 тыс. тонн в год (4,5 тыс. ежемесячно) — это очень большой объем. Ни один даже самый крупный завод не справится с такими поставками в одиночку. Возможно, столь тесное и перспективное стратегическое сотрудничество и повлияло на решение руководства омской компании приобрести Волгоградский завод технического углерода, производство на котором неэффективно и малоприбыльно.

«Сейчас там действительно масса проблем. Но есть мощности, кадры, резервы, которые позволяют прогнозировать положительные перспективы. Да, прежним владельцам завод приносил мало прибыли, но у новых хозяев совершенно иная точка зрения на будущее этого предприятия и его участие в формировании российского рынка техуглерода», — уверен Юрий Тушминцев.

Наличие второго производства позволит закрыть потребности «Белшины», хотя белорусов пока устраивают далеко не все марки техуглерода, выпускаемые в Волгограде. Бобруйцы понимая, что другого такого партнера в России им не найти, идут на уступки, а Омск со своей стороны строит демократичную ценовую политику. Результат — вполне нормальные партнерские отношения.