Продолжение следует?

Тема недели
Москва, 20.11.2006
«Эксперт Сибирь» №43 (139)
В ситуации вокруг суррогатного алкоголя в Иркутской области, приведшего к смерти более 60 человек, пытается разобраться комиссия из 600 специалистов

Время — не союзник областной администрации и МЧС, которые объявили режим чрезвычайной ситуации в Ангарске и Усолье-Сибирском, Куйтунском районе и Усть-Ордынском Бурятском автономном округе.

«Положение в регионе обострилось 30 октября, когда в больницы поступило 160 человек с диагнозом «токсический гепатит», — отметил глава Иркутского областного департамента здравоохранения Игорь Ушаков. — Есть вероятность, что это не последняя вспышка заболевания».

Прогноз подтвердился. Если накануне 7 ноября на стационарное лечение поступило 22 человека, то на следующий день — сразу 45. Тем не менее можно сказать, что информирование населения дает свои результаты, а силовики начали контролировать ситуацию. Число пациентов практически уравнялось с количеством выписанных, через некоторое время возможен обратный отсчет.

Данные о качественном составе заболевших токсическим гепатитом намного печальнее. Цифры ежедневно публиковались до 2 ноября, после чего их перестали обнародовать. Возможно, потому, что в больницы поступает все больше людей со средней и тяжелой степенью заболевания. Игорь Ушаков на одной из пресс-конференций сказал, что у многих пациентов гепатит прогрессирует на фоне перенесенных ранее хронических болезней. Среди отравившихся преобладают хронические больные. Поэтому к статистической смерти через некоторое время придется прибавлять и отложенную — наступившую после перенесения гепатита в тяжелой форме и выписки.

Силовой аспект

За две недели проведено 157 обысков, из незаконного оборота изъято около 10 тыс. литров спиртосодержащей жидкости, проверено более двух тысяч мест возможной реализации суррогатного алкоголя (265 объектов потребительского рынка, 574 объектов жилого сектора, 265 гаражных боксов, более тысячи единиц грузового автотранспорта). Расследуется 64 уголовных дела по статье 238 части 1 Уголовного кодекса РФ, что составляет 30% уголовных дел, возбужденных по этой статье за предыдущие девять месяцев. Горячая линия по сбору и обобщению информации принесла силовикам более сотни сообщений о местах торговли спиртосодержащей жидкостью, причем 53 точки оказались подпольными. Обнаружены крупные партии нелегального алкоголя. Так, в Заларинском районе изъято около 1,7 тыс. литров, причем 1,4 тыс. — у крупного поставщика. Чрезвычайная ситуация введена в городах, ставших рекордсменами по наличию суррогата: Ангарске (1,5 тыс. литров) и Усолье-Сибирском (более 2,3 тыс. литров). Но для привлечения оптовых поставщиков спиртосодержащей продукции к ответственности этого недостаточно. Милиционеры заявили, что у них связаны руки, так как требуется доказать факт сбыта.

Источник из областной администрации сообщил, что кажущаяся неэффективность противоалкогольной работы объясняется тем, что контроль ввоза алкоголя в область мало что дает: милиции приходится «догонять убежавший спирт, который рассосался по гаражам и квартирам». Догонять приходилось и по федеральным автотрассам — именно в автомобильных цистернах нелегальный алкоголь из крупных городов развозился по муниципалитетам, сначала на запад (Черемхово, Усолье-Сибирское, Залари, Тулун, Зима), потом на восток (Слюдянка, Байкальск).

Несмотря на ударную работу, иркутские силовики соревнование в логистике теневому алкогольному бизнесу проиграли. Случаи заболевания токсическим гепатитом отмечены даже в самых отдаленных районах области. Пока сотрудники областного ГУВД жаловались прессе на невозможность привлечь к ответственности «суррогатных» дилеров из числа инвалидов и несовершеннолетних, картина отравлений наглядно показала, что подпольная дилерская сеть по реализации нелегального алкоголя имеет устойчивую структуру и не подвержена внешним влияниям со стороны надзирающих органов.

Исторический аспект

Ситуация в Иркутской области напоминает 1999 год, когда по статистике количество ВИЧ-инфицированных за полгода возросло в 10 раз — с 370 человек до трех тысяч. Более точные, чем раньше, цифры удалось получить благодаря ужесточению мер по диагностике ВИЧ, которая стала обязательной для многих категорий населения. А путь распространения ВИЧ в Иркутске был и остается инъекционным. Первый очаг заражения выявили в микрорайоне Ново-Ленино: 97% зараженных оказались наркоманами, масштабы заболеваемости напрямую зависели от объема проданного на территории города героина.

Из четырех приоритетных направлений операции «Анти-СПИД» успешно были проработаны три — медицинские. А четвертое — силовое, связанное с контролем наркотрафика и уничтожением дилерской сети, оказалось безуспешным. Сейчас ГУВД испытывает трудности с контролем нелегального алкогольного трафика по тем же причинам — необходимо доказывать факт сделки. Через 7 лет, несмотря на смену руководства, иркутские органы наступили на те же грабли.

Экономический аспект

Предполагается, что массовые отравления суррогатным алкоголем произошли из-за преступной халатности производителей, удешевляющих производство спиртосодержащей жидкости. С 1 июля во все жидкости с содержанием технического спирта должны вводиться денатурирующие добавки, которые делают их непригодными для питья. Можно добавить в спирт химические вещества и уйти от акцизных сборов, не потеряв постоянную клиентуру, которая исторически пьет жидкости для мытья ванн, стеклоочистители и прочие продукты с надписью «для наружного применения».

По предварительным данным судмедэкспертизы, в крови умерших от отравления суррогатом при вскрытии обнаружены следы диметилфталата. Но исполняющий обязанности начальника управления милиции по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка ГУВД Иркутской области Владимир Журавлев обнародовал и другую информацию, о которой многие догадывались, но вслух не говорили: «Основной причиной массовых отравлений стал не диметилфталат, а более сильный яд. Сейчас специалисты пытаются определить его состав. Когда это будет сделано, можно будет узнать, где и кем был произведен суррогат».

Но совершенно не факт, что виновные понесут наказание. Экспертиза может показать, что химические добавки, содержащиеся в алкоголе, не являются ядом, а определенным образом действуют на печень, которая у большинства пострадавших от токсического гепатита находится в плачевном состоянии. К летальному исходу приводят процессы, начинающиеся в организме человека.

Бюрократический аспект

История с суррогатным алкоголем обнаружила многие законодательные дырки, обнажила подноготную отношений отдельных чиновников и гражданскую позицию некоторых государевых людей, которые тут же начали перепихивать ответственность от одного ведомства к другому. По мнению Владимира Журавлева, проблему усугубила отмена лицензирования на транспортировку спиртосодержащих жидкостей. Пресс-служба Западно-Сибирского управления внутренних дел на транспорте (УВДТ) тоже быстро нашла производителей спиртосодержащих жидкостей — подпольные лаборатории. Именно оттуда, по словам руководителя пресс-службы УВДТ Александра Агалакова, опасный алкоголь с примесью диметилфталата попал в поезда и к распространителям, которые развезли его по всему Транссибу.

На территории области действительно обнаружен один из разливочных цехов. В Усолье-Сибирском был задержан вагон со спиртосодержащей жидкостью «Максимка» объемом 68 тыс. литров. По словам исполняющего обязанности начальника ОВД Усолья-Сибирского Владимира Бельтюкова, «напиток» был поставлен из Беслана (Республика Алания). «В условиях свободы предпринимательства запретить ввоз этой продукции нельзя», — заявил он. А получатель и поставщик отрицают свою причастность к завозу продукции.

Новости партнеров

    «Эксперт Сибирь»
    №43 (139) 20 ноября 2006
    Алкоголь
    Содержание:
    Продолжение следует?

    В ситуации вокруг суррогатного алкоголя в Иркутской области, приведшего к смерти более 60 человек, пытается разобраться комиссия из 600 специалистов

    Реклама