Неизвестный, который воздержался

Новый федеральный закон предлагает создать четыре особые зоны для игорного бизнеса. Но он не решит проблему игромании и лишит региональные бюджеты заметной доли поступлений

В середине ноября российские власти наконец-то отпраздновали первую победу в борьбе за народное счастье. На пару дней с глаз долой исчезли коррупция, алкоголизм, бандитизм и прочие неприятные для чиновничества проблемы, почему-то никак не решаемые на протяжении многих лет. А тут вдруг одним взмахом богатырского меча снесли голову подвернувшейся под руку гидре под названием «игорный бизнес». Богатырского телосложения люди заседают в нашей Государственной Думе, коли без особых дебатов в один день приняли в первом чтении законопроект о регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр.

Закон вступит в силу 1 января 2007 года. С 1 июля закрываются игорные заведения, не отвечающие следующим требованиям: объем чистых капиталов — не менее 600 млн рублей, площадь казино — от 800 кв. м и зала игровых автоматов от 100 кв. м и более, количество игровых столов и автоматов — от 10 и 50 соответственно. Игорные заведения, соответствующие этим нормам, могут продолжать работу без получения специального разрешения до 1 января 2009 года. А после все точки, расположенные вне отведенных для них территориальных зон, будут закрыты.

В соответствии с законом создаются особые игорные зоны (которые журналисты сразу окрестили резервациями) — две в европейской части России и по одной в Сибири и на Дальнем Востоке. Заведения должны размещаться только в объектах капитального строительства и не могут во временных постройках, киосках, на остановках, вокзалах, в жилищном фонде, аэропортах, зданиях, где находятся государственные и муниципальные органы власти, на земельных участках, где расположены указанные объекты.

Почти единогласно

440 депутатов нажали кнопки «за» и только один воздержался. Правда, праздник, как всегда, подпортил Владимир Жириновский, пессимистично заметив, что «эта грязь всегда будет сопутствовать развитию общества». Но не его будем считать героем победного дня, а того неизвестного, который воздержался. Его «особое мнение» на чем основано? Какими размышлениями продиктовано?

Может быть, оцарапали душу слова Владимира Вольфовича про «эту грязь»? Или вспомнились славные имена Александра Пушкина, Михаила Лермонтова, Льва Толстого, Николая Некрасова, Федора Достоевского, Михаила Кутузова и других великих русских, известных также своей азартностью у поля рулетки и зеленого сукна карточного стола. Никому из них пагубное увлечение не помешало оставаться добропорядочным гражданином России. Спору нет, азарт, как всякая страсть, может стать болезнью. Известно, что чаще всего люди болеют от любви…

Может быть, тому неизвестному воздержавшемуся знакомо хорошее правило — из двух зол выбирать наименьшее. Постоянный клиент казино не станет алкоголиком или наркоманом, поскольку находит другое применение денежкам. И кто знает, не изменит ли свое мнение бабушка, требующая закрыть зал игровых автоматов, где проводит время ее внук, когда ему будет больше некуда пойти, кроме как вместе с друзьями к пивному ларьку.

Регионы справляются сами

Игорный бизнес в России занимает законное место на рынке развлечений, особенно в регионах, где подпитывает бюджет. По словам депутата городской Думы Читы Александра Щебенькова, оттуда поступает 4% областных доходов. Он предлагает грамотно организовать игорную инфраструктуру, чтобы увеличить пополнение казны. Представитель Президента РФ в Госдуме Александр Косопкин сообщил депутатам, что «эта деятельность является одной из лидирующих по объему теневого капитала». Поэтому во многих городах Сибири местные власти принимают меры по наведению порядка.

Трудно представить четыре новых города типа Лас Вегаса, которым велено по щучьему велению за два года появиться на периферии России

В той же Чите депутаты городской Думы внесли поправки к проекту областного закона о размещении и функционировании объектов игорного бизнеса, который принят в первом чтении в октябре. Поправки предполагают установку игровых автоматов только в отдельно стоящем нежилом помещении, площадь которого составляет не менее 150 кв. м. Автоматы предлагается убрать из мест массового скопления людей и источников повышенной опасности. Такие территории должны определяться органами местного самоуправления. Площадь казино должна быть не менее 500 кв. м.

 pic_text1 Фото: Борис Барышников
Фото: Борис Барышников

В Томске также не говорят о полной ликвидации игорного бизнеса, а стремятся поставить его в рамки закона. Специалисты департамента недвижимости мэрии Томска, Роспотребнадзора, районных администраций, милиции, налоговой инспекции в ходе очередной проверки установили, что 32 зала игровых автоматов размещены с нарушениями законодательства. Обнаружено и несоответствие заявленному в налоговой инспекции количеству игровых автоматов. В одном из залов работали 22 автомата, в то время как по документам числилось 17. Таким образом, пять «одноруких бандитов» ежемесячно уводили из-под налогов 7 500 рублей, вполне оправдывая свое прозвище. В апреле в Томске числилось 133 игровых зала. Теперь их 99, из которых 64 работают в рамках закона. Документация по трем в стадии согласования. Остальным после судебного разбирательства, скорее всего, придется закрыться.

По мнению мэра Иркутска Владимира Якубовского, «люди, ведущие подобный бизнес, должны заниматься им в специально подготовленном месте и желательно за городской чертой». Владельцам игровых залов, незаконно перепрофилировавшим помещения (таких точек на муниципальной земле было 34), вручены предписания о прекращении незаконной деятельности. 20 из них подчинились. Остальным грозит закрытие через суд. В то же время Владимир Якубовский вышел в Законодательное Собрание Иркутской области с проектом закона «Об урегулировании игорного бизнеса на территории города Иркутска». Подобный законопроект был инициирован и администрацией Иркутской области.

Алтайский краевой Совет народных депутатов принял закон «О размещении и организации деятельности игорных заведений на территории Алтайского края». Но правовой механизм опротестован краевым прокурором, полагающим, что он противоречит пункту положения «О лицензировании деятельности по организации и содержанию тотализаторов и игорных заведений», утвержденного правительством РФ и содержащего исчерпывающий перечень ограничений для размещения игорных заведений. По его мнению, принятый краевым Советом документ расширяет данный перечень.

Депутаты внимательно рассмотрели протест, но не удовлетворили его. Мотивация проста: на федеральном уровне нет специального постановления об общих правилах организации и размещения игорных заведений. Следовательно, край вправе осуществлять собственное правовое регулирование до принятия соответствующего федерального закона. Этот гордиев узел разрубили депутаты Государственной Думы. Так что народные избранники Алтая и местный прокурор могут обменяться рукопожатиями.

Рано праздновать победу

Новосибирский губернатор Виктор Толоконский высказал свою точку зрения еще в октябре в беседе с представителями СМИ. Как известно, он принципиальный противник создания центра игорных развлечений на территории региона. Кроме того, усомнился в реальности проекта создания особых зон, аргументируя огромными расстояниями и неразвитостью транспортной инфраструктуры в стране. Действительно, законопроект похож на сказку. Трудно представить четыре новых города типа Лас-Вегаса, которым велено по щучьему велению за два года появиться на периферии России. Впрочем, известный персонаж мечтал же о Нью-Васюках, затмивших столицы мира. Мечтать, как говорится, не вредно.

Эти соображения наверняка учел тот единственный, который воздержался. Оценил он и смысл отсрочки смертного приговора игорному бизнесу до 2009 года. Не пропустил мимо ушей и реплику Владимира Жириновского, что сыр-бор не зря разгорелся в преддверии думских и президентских выборов, после которых «Россия получит не четыре, а 40 зон». Вполне возможно. Ведь судьбу игорного бизнеса в России окончательно будут решать новый президент и новые думцы.

И еще хочется отметить вот что. Стоило ли ломать копья депутатам федерального уровня, если в регионах сложилось здравое понимание проблемы? Не так давно в нашей истории были особые зоны. Назывались они «сто первый километр». За этот рубеж выметали из Белокаменной проституток и тунеядцев. Особенно ретиво депортационная метла потрудилась накануне Московской Олимпиады 1980 года, чем и «прославилась» на весь мир. В нашем случае тот опыт выглядит более или менее приемлемым. Почему бы не выделить игорным заведениям территорию на окраинах городов, куда трамваи не ходят? И пусть бы люди азартные и небедные облегчали там свои кошельки.