Аукцион!

Артем Попов
4 декабря 2006, 00:00
  Сибирь

Автодилеры, предлагающие купить подержанный автомобиль через аукцион, начали вытеснять с рынка частных перекупщиков. Но пока далеко не все автолюбители хотят воспользоваться преимуществами японских торгов

Десяток лет назад подержанные (преимущественно японского производства) автомобили можно было приобрести исключительно на автобарахолке. Глобальная распродажа началась, когда предприимчивые граждане поняли, что на транспортировке «японцев» с Дальнего Востока в Сибирь можно зарабатывать неплохие деньги. Ученые, медики, деятели культуры ринулись перепродавать машины. В ту пору на рынках (не только автомобильных) можно было встретить представителей самых разных профессий, в условиях новых экономических отношений оказавшихся недовольными своими доходами.

Темное прошлое

Пока рынок не был насыщен, везли и продавали все, что попадалось под руку, без разбора. Кому-то из покупателей везло больше, другим доставался «топляк» или «перевертыш».

Вначале гоняли сами. При условии, что от Биробиджана до Читы хорошей дороги не было (ехали по пыльной грунтовке), своим ходом до дома в относительно нормальном состоянии добирались только рессорные универсалы и джипы с усиленной подвеской. В целях экономии временных «питомцев» кормили 80-м. Естественно, ремонт ходовой части и топливной системы после такого сафари в операционные издержки «дилера» не входил, и автомобиль «с накрашенными губами» попадал в руки счастливого покупателя. Через месяц-другой, когда эйфория от приобретения спадала, у машины начинали стучать и течь стойки, хрустеть подшипники и ступицы. Ремонт обходился в еще несколько сотен у. е.

Спустя некоторое время частные автодилеры начали более разборчиво подходить к поставляемому товару. И хотя самовывоз сменился железнодорожной доставкой, а дорогу на проблемном участке местами достроили, причин для сомнений в исправности автомобиля, выставленного на продажу, только прибавилось. Торговцы поняли, что машины пригонять в отличном состоянии невыгодно. Снаружи при поверхностном осмотре они выглядят так же, как битые, но хорошо отремонтированные, а сумма на ценнике, как правило, на 20–30% выше. Естественно, несведущего покупателя такое предложение не привлекает, да и перекупщику из-за высокой стоимости машины в Японии и, как следствие, во Владивостоке много накрутить не удастся. Поэтому такие предложения на рынке были и остаются единичными и даже случайными. Например, когда перекупщик пригнал машину для себя, но по какой-то причине решил продать.

Металлический лом

Многие «японцы», попадающие на российский рынок, в ходе эксплуатации в Стране восходящего солнца были серьезно повреждены. Деформации подвергались несущие конструкции: рама, кузов, стойки. Элементы кузова были заменены или перекрашены, часто встречалась горелая проводка, несколько реже — неисправность или замена основных агрегатов. Поломка, конечно, устранялась в Японии с соблюдением всех соответствующих технических норм, но все же определенный отпечаток на репутацию авто накладывала.

Зато среди японцев такие машины не популярны, а потому стоят на несколько тысяч долларов дешевле и пользуются большим спросом у русских. Для нас даже открыли несколько специальных аукционов, где на продажу выставляются именно такие лоты. Россиянам интересны и авто с небольшими повреждениями. В этом случае перекупщик осуществляет ремонт своими силами (некоторые при такой схеме тесно сотрудничают с автомастерскими) и перепродает уцененный товар с хорошей накруткой. Оба варианта битых машин занимают 80–90% торговых автоплощадок в сибирских городах. Как отмечалось выше, действительно хороший автомобиль на барахолке — редкий случай.

Но самое обидное для покупателя, что выявить неисправности до недавнего времени представлялось возможным только на глаз, а заводской ремонт можно было распознать лишь с помощью дорогостоящей диагностики. Конечно, в Японии все автовладельцы ремонтируют машины в сервисных центрах компании-производителя (других там и нет), информация обо всех без исключения работах (вплоть до замены масла, фильтров и прокладок) заносится в сервисную книжку. Но как только такая книжка попадает к первому российскому владельцу, она тут же бесследно исчезает. Это объяснимо: подтверждать какие-либо неисправности во время продажи — все равно что копать себе яму. А без улик и доказательств, скорее всего, ничего и не заметят. Если среди покупателей попадется специалист и заметит подвох, то ведь он такой один из тысячи, придет другой и все равно купит.

Не случайно даже сегодня, когда все подержанные машины в Японии продаются с аукционов, на нашей барахолке из сотни продавцов похвастаться листами аукционной оценки могут всего несколько человек.

800 тысяч — три. Продано!

Как известно, аукцион — это место, где происходит продажа по нефиксированным ценам. Верхняя планка зависит от спроса на каждое отдельное предложение. На автоаукционах торги происходят в больших помещениях. Вместо аукциониста с молотком работают компьютеры. На стене расположены большие экраны с фотографиями торгуемых в данный момент лотов. Характеристики, оценки и прочая информация выводятся на мониторы, установленные перед каждым участником. До начала торгов машины можно осмотреть на аукционной парковке. Человеку с улицы попасть на торги нельзя, в них участвуют только юридические лица — дилеры, которые платят ежегодные взносы участников.

Владельцы автомобилей заранее устанавливают цену продажи. При отсутствии владельца конечная цена торгов вводится в компьютерную базу данных, и торги автоматически заканчиваются, когда предлагаемая цена совпадает с установленной. Разброс цен велик, и каждый лот уходит с молотка за сумму, сравнимую с рыночной, в течение 20–30 секунд. Хотя профессиональные игроки могут почувствовать благоприятную ситуацию и выиграть пару десятков тысяч йен.

Боимся расстояний

Этап перехода нашего рынка авто к цивилизованной форме явно затянулся. Центры продаж новых импортных машин, если не брать в расчет премиум-класс, стали появляться в Сибири совсем недавно. Что уж говорить о подержанных. Компании, предлагающие услуги дистанционной покупки автомобилей на японских и северо-американских аукционах, стали заявлять о себе сравнительно недавно, тогда как развитые страны уже забыли о том, что такое автобарахолка.

Причин тому несколько. Маркетинговая активность автодилеров в этом направлении низка. Даже если человек захочет приобрести автомобиль через аукцион, то найти дилера, не говоря уже о выборе более подходящего и надежного, не так-то просто. Рекламу подобных услуг сегодня можно встретить разве что в автомобильных газетах или изредка услышать по радио. Скорее всего, это связано с низким уровнем проникновения Интернета в регионе, а ведь именно через глобальную сеть клиент может выбрать автомобиль и сделать ставку.

Эта же самая причина влияет на невысокий уровень доверия массового сегмента клиентов к услугам дистанционного характера. Действительно, невозможность потрогать машину, посидеть в салоне и прокатиться для многих покупателей играет очень серьезную роль. К тому же время покупки на базаре укладывается в несколько часов, а доставку из Японии придется ждать около полутора месяцев. Еще одно ограничение — возраст товара. Дилеры переправляют через границу только машины в возрасте от трех до семи лет, таможенные пошлины на новый товар или, наоборот, слишком старый — в два раза выше.

И все же при нашем недоверии, боязни и отторжении всего нового аукцион дает неоспоримые преимущества. Главный плюс — аукционная оценка. Она проводится экспертами, которые достоверно и детально описывают состояние автомобиля, изучают документы, сервисную книжку. В листе оценки указываются устраненные и существующие повреждения, вплоть до мелких, едва различимых царапин, потертостей в салоне и состояния протектора шин. Явные проблемы с двигателем или подвеской указаны в примечаниях инспектора к аукционному листу. Но состояние двигателя, трансмиссии и ходовой части специально не проверяют, поэтому при выборе желательно ориентироваться еще и на пробег. В авто с пробегом меньше 50 тыс. километров по идеальным японским дорогам поломки узлов, требующие неотложного ремонта, возникают крайне редко. Кроме этого, у покупателя есть возможность получить детальную информацию о продавце до совершения сделки. Поэтому вероятность приобрести кота в мешке очень мала.

Также в числе плюсов — огромный выбор автомобилей. На крупных аукционах продается несколько тысяч единиц в день, а общее число аукционов — более четырехсот. Ежедневно на торги выставляется порядка 300–500 вариантов какой-либо популярной марки (Toyota Harrier, Nissan March, Mazda Demio). Редких моделей меньше, но тоже достаточно. На самой крупной за Уралом барахолке — в межрегиональном центре автомобильной торговли «Столица» (Новосибирск) — таких моделей продается на два порядка меньше.

Договор на катакане*

Несмотря на затяжной старт, компаний – аукционных автодилеров с каждым днем появляется больше. Сегодня у многих из них есть сайты, а некоторые начали предоставлять смежные услуги: различные схемы кредитования, пред- и послепродажное сервисное обслуживание. Закрытость и низкая маркетинговая активность не мешают им набирать обороты. Владивостокская компания «Амаяма Авто» (филиалы в Новосибирске, Красноярске, Улан-Удэ) в 2005 году реализовала более 2 000 автомобилей по всей стране. Новосибирская компания «Автобэст» продает 1 500 единиц в год. Но самый характерный индикатор растущего спроса на аукционы — высокая заинтересованность перекупщиков с барахолки в работе через дилеров. Покупать машины именно так, а затем перепродавать выгоднее даже им.

*Катакана — слоговая азбука, используящаяся в японском языке.