Властитель турбин

Артем Слепец
12 февраля 2007, 00:00
  Сибирь

Реформирование гидроэнергетики наконец сможет повлиять на инвестиции в отрасль

Гидростанции специфичны по отношению к другим видам генерации — им не требуется топливо. Но чтобы построить одну мощную, свыше 1 тыс. МВт, ГЭС, необходимо восемь и более лет. Для сравнения, газовая станция аналогичной мощности строится около четырех лет, атомная — порядка семи лет. Кроме того, строительство газовой станции обходится в 900–1500 долларов за 1 кВт установленной мощности, для гидростанции этот показатель составляет от 1000 до 2500 долларов. И наконец, при распределении нагрузки на генерацию ГЭС загружают в последнюю очередь — по остаточному принципу: чтобы поднять створы и запустить турбины, требуется от нескольких секунд до нескольких минут, в отличие от тепловых станций, время включения которых 8–12 часов.

За последние 15 лет в России не построено ни одной новой крупной гидростанции. Сейчас ведется достройка Бурейской и Богучанской ГЭС на Дальнем Востоке и в Сибири, каскада Зарамагских ГЭС в Северной Осетии, разворачиваются работы по сооружению Гоцатлинской ГЭС в Дагестане. Других крупных «гидростроек» нет. Скажем, в Китае в ближайшие 10 лет планируется построить 170 тыс. МВт гидромощностей, у нас же в стране суммарная установленная мощность ГЭС — 45 тыс. МВт. В Европе степень освоения гидропотенциала составляет от 70% до 99%, в России, которая обладает вторым в мире по размеру гидропотенциалом, этот показатель — порядка 20%. Для того чтобы преодолеть этот разрыв, нужно выработать общую стратегию развития гидроэнергетики, принципы финансирования отрасли и привлечения инвесторов. Гидроэнергетика, помимо своего основного назначения — выработки электроэнергии, решает и ряд других важнейших для общества и государства задач: водоснабжение, мелиорация, обеспечение условий для судоходства и так далее. За счет своей маневренности — способности в кратчайшие сроки в разы увеличивать выработку — гидростанции являются ключевым элементом для надежной работы всей энергосистемы. Именно для решения всех этих задач половину российских гидростанций объединили в Федеральную гидрогенерирующую компанию (ГидроОГК), контрольный пакет которой останется в руках государства. О том, что можно сделать, сосредоточив гидроэнергетические мощности в одной компании, рассказывает Председатель Правления ОАО «ГидроОГК» Вячеслав Синюгин.

 

— Вячеслав Юрьевич, расскажите о том, что предполагается сделать на Новосибирской ГЭС.

— 1 января 2007 года в соответствии с решением правительства в качестве первого филиала в состав ГидроОГК включена Новосибирская ГЭС. На встрече с губернатором Новосибирской области мы рассмотрели вопросы, связанные с дальнейшим развитием станции, обсудили проект инвестиционной программы, рассчитанной на пять лет, который включает в себя реновацию генерирующих мощностей и гидротехнических сооружений станции. Конечной целью этого проекта является формирование видения того, как станция будет эксплуатироваться в течение следующих пятидесяти лет. В ходе реализации программы запланирована первая в истории станции замена рабочих колес. Сейчас мы прорабатываем и вопрос увеличения установленной мощности примерно на 50 мегаватт, поскольку регион растет и, соответственно, растет потребность в электроэнергии. Более точно можно будет сказать после окончательной подготовки проекта. Кроме того, по всей стране, в том числе и на Новосибирской ГЭС, мы планируем заменить масляные выключатели на элегазовые. Это снижает риск загрязнения реки — в одном масляном выключателе содержится восемь тонн масла.

— Как проходит передача ГЭС в состав ГидроОГК, формирование и развитие компании? Укладываетесь в заявленные сроки?

— Честно говоря — немного отстаем. В основном, из-за того, что возникли сложности при передаче генерации на Кавказе. Были долгие согласования с различными инстанциями по вопросам безопасности гидростанций. Но кое-где в развитии мы идем опережающими темпами.

Скажем, в выходе на рынки заемного капитала и финансовые рынки. В прошлом году мы выпустили пятилетние облигации на пять миллиардов рублей, и сейчас их котировки — одни из самых высоких в энергетическом секторе, что является для нас показателем отношения рынка и доверия инвесторов к нашей компании. В декабре 2006 года мы привлекли кредит на сумму три миллиарда рублей у банка Morgan Stanley сроком до cеми лет. И самый большой кредит в размере 6,3 миллиарда рублей был предоставлен нам Европейским банком реконструкции и развития осенью 2006 года. Причем параметры сделки — сроки и ставки — уникальны для России и характеризуют доверие со стороны международных кредитных организаций. Кроме того, в конце сентября нашей компании, первой среди новых генерирующих компаний, присвоен кредитный рейтинг Moody's Baa3 (нижняя планка инвестиционного уровня — Ред.), который, кстати, выше, чем рейтинг РАО «ЕЭС России».

— Некоторое время назад широко обсуждался, находил сторонников и противников проект строительства ГЭС на Катуни. Примет ли ГидроОГК участие в нем?

— Пока мы намерены сосредоточиться на реновации Новосибирской ГЭС. По поводу Алтайской ГЭС могу сказать следующее: к нам обращались с предложением дать оценку этому проекту около двух лет назад, и на тот момент у нас не было интереса участвовать в нем по ряду причин. Больше мы его не обсуждали. Насколько я понимаю, проект находится в сфере интересов частных инвесторов. Мы относимся к нему нейтрально.

— Самый крупный энергетический проект в Сибири — строительство Богучанской ГЭС. Как вы оцениваете ход реализации проекта? Планирует ли ГидроОГК что-то подобное в ближайшей перспективе?

Богучанская ГЭС сейчас самый масштабный из энергопроектов, причем не только в Сибири, но и в России

— Действительно, Богучанская ГЭС сейчас самый масштабный из энергопроектов, причем не только в Сибири, но и в России в целом. Станция по сути является основой первого в постсоветское время экономического кластера: алюминиевый завод, станция, электрические сети и резерв мощностей на новые промышленные объекты. Установленная мощность Богучанской ГЭС — три тысячи мегаватт. Что касается строительства, то я считаю хорошим тот результат, которого нам удалось достичь. Станция, законсервированная еще со времен СССР, за период с декабря 2005 по декабрь 2006 года расконсервирована и начала активно достраиваться. Сейчас на площадке трудится более четырех тысяч человек. Поставлены жесткие сроки по пуску гидростанции — есть указ президента, который регламентирует ввод первых агрегатов ГЭС до 2010 года, а полностью достроить станцию мы предполагаем к 2012 году. В этом году в инвестиционной программе ГидроОГК проект Богучанского энерго-металлургического объединения (БЭМО) занимает первое место по объему инвестиций. В прошлом году самый большой объем инвестиций пришелся на Бурейскую ГЭС в Амурской области. Что дальше? Мы анализируем перспективные площадки по всей стране. Самый близкий к Сибири проект и по стадии подготовленности, и по расположению — это строительство Южно-Якутского гидроэнергетического комплекса (ЮЯГЭК). Он будет включать в себя до восьми гидростанций на реках Учур, Тимтон и Олекма общей мощностью до девяти тысяч мегаватт. Хотя это территория Дальнего Востока, но энергетические мощности, которые будут сформированы при реализации проекта, дадут сильнейший импульс промышленному развитию севера Иркутской области и Красноярского края. На мой взгляд, Южно-Якутский гидроэнергетический комплекс станет базой для формирования следующего экономического кластера.

Сейчас мы активно прорабатываем проекты строительства первых двух гидростанций в рамках ЮЯГЭК, каждая мощностью чуть больше тысячи мегаватт. Энергия этих станций пойдет на новые предприятия, которые планируется создать в Якутии. Это следующий большой проект, аналогичный проекту развития Нижнего Приангарья.

Кроме того, у нас есть проработки строительства ряда крупных гидростанций и на территории Сибири, но пока, с точки зрения каких-либо результатов, о них говорить рано.

— Расскажите о том, как было принято решение достраивать Богучанскую гидростанцию.

— Стимулом к развитию проекта послужило то, что два года назад нам удалось договориться с нашим партнером — РУСАЛом — о строительстве на паритетных началах станции и алюминиевого завода. На следующем этапе подключилась администрация Красноярского края, которая начала восстанавливать проект развития Нижнего Приангарья: строительство целлюлозно-бумажного комбината, инфраструктуры, развитие минерально-сырьевой базы. Центром экономического кластера должен стать проект БЭМО. На последнем этапе проект рассматривался в правительстве и получил одобрение, поступило распоряжение выделить средства из Инвестиционного фонда для помощи в строительстве территориально-промышленного комплекса.

Мы получили от Советского Союза в наследство построенную примерно на 55 процентов ГЭС. Такая степень готовности позволила развернуть проект БЭМО достаточно быстро. Общая стоимость проекта составляет порядка пяти миллиардов долларов, но даже если рассматривать только достройку ГЭС — это гигантские масштабы, и в одиночку мы бы это не потянули. В проекте же четыре основных этапа: достройка станции, строительство схемы выдачи мощности (линий электропередачи), подготовка ложа водохранилища ГЭС и, наконец, сооружение алюминиевого завода.

— А какие взаимные обязательства взяли на себя ГидроОГК, РУСАЛ и администрация Красноярского края?

— И в станции, и в алюминиевом заводе ГидроОГК и РУСАЛ имеют по 50 процентов. Кроме того, есть инфраструктура, связанная с организацией строительства завода и станции, и там несколько другие доли. Несмотря на то что каждый из нас специализируется в своей области, оба инвестора определяют схему строительства по каждому из объектов, чтобы наиболее эффективно распределять инвестиции. Основой же самих работ является тендерная форма выбора подрядчиков. Координатором работ по подготовке ложа водохранилища Богучанской ГЭС является администрация Красноярского края. При этом, поскольку некоторая часть водохранилища придется на территорию Иркутской области, последней будут перечислены компенсационные выплаты за понесенный ущерб. Мы настаиваем на включении этих расходов в соответствующие статьи федерального бюджета. Строительство сетевого хозяйства Богучанской ГЭС входит в инвестиционную программу Федеральной сетевой компании — дочерней компании РАО «ЕЭС России». Дальнейшее развитие лесопромышленного комплекса и Нижнего Приангарья активно прорабатывает администрация края.

— До этого мы обсуждали только крупные проекты. Интересуют ли вашу компанию малые гидрогенерирующие мощности?

— В России есть большой потенциал для строительства малых ГЭС (к малой энергетике относятся станции установленной мощностью менее 25 МВт — Ред.). И на сегодняшний день этот потенциал реализован слабо. Скажем, в Китае работает около 40 тысяч малых ГЭС. Одна из задач, поставленных перед нами РАО ЕЭС — разворот институциональной программы малых ГЭС, которая стимулировала бы их развитие. Тут нужно отметить одну особенность — среди многих составляющих: наличия конкретных проектов, их проработанности и так далее, есть та, которая наиболее сильно влияет на развитие малой гидроэнергетики в регионе. Это желание и воля региональных властей, осознание ими значимости отрасли для перспектив развития всего региона.

У нас есть программа развития малых ГЭС, которая в основном базируется на Северном Кавказе. Согласно этой программе предполагается ввод до 2010 года порядка 300 мегаватт новых мощностей на малых ГЭС. Там наиболее удобный рельеф, и есть опыт строительства гидростанций в том районе. Дагестанский парламент принял закон, согласно которому все новые объекты гидростроительства освобождаются от налога на имущество на период выхода проекта на окупаемость. Это большой шаг нам навстречу. Но это не исключает рассмотрение проектов на других территориях — по малой энергетике у нас сформирована четкая позиция: мы приветствуем привлечение в нее частных инвестиций. Более того, будем оказывать максимальное содействие частным инвесторам, выступать девелоперами, которые должны малую энергетику сделать привлекательной для частных инвесторов.