Прогрессивное шоу

Москва, 26.02.2007
«Эксперт Сибирь» №8 (150)
Глава Красноярского края Александр Хлопонин за два февральских дня принял и проводил участников IV Красноярского экономического форума «Индустриальная основа развития России»

Не скажу, что это мероприятие стало клоном форума образца 2006 года. Хотя бы потому, что постановка и режиссура большого заседания была совсем иной. Действующие лица, по большей части, оказались одними и теми же.

Вместо традиционного десятка откровенно скучных докладов, тянущихся один за другим, гостям было предложено ток-шоу. Настоящее ток-шоу, с острыми вопросами, растеканиями по теме, эмоциональными, без брани, перепалками. Действительно, публично портить отношения, а такое случалось раньше на этом форуме (правда, на круглых столах), было бы неприлично: в Красноярск прилетела представительная делегация из Министерства экономического развития и торговли во главе с министром Германом Грефом и чуть менее представительная из администрации Президента РФ — ее представлял начальник экспертного управления Аркадий Дворкович. Приехали и несколько дружественных краю, точнее, его главе, губернаторов — Иркутской и Сахалинской областей, Алтайского и Краснодарского краев. Разумеется, государственными чинами дело не ограничилось. На Красноярский экономический форум прибыли банкиры, финансисты, консультанты, верхушка менеджерского состава крупных промышленных корпораций России и Сибири и специальные гости — профессор Школы общественной политики Университета Джорджа Мейсона (Вашингтон, США) Ричард Флорида и специалист по брендингу, маркетингу и развитию регионов, профессор Стокгольмской школы экономики Сикко Ван Гельдер. Общее количество участников превысило тысячу человек.

Деньги, проекты и люди

Модератор заседания Сергей Алексашенко, глава представительства международного инвестиционного банка Merryl Lynch в России, с иронией и щепетильностью мультипликационного стивенсоновского доктора Ливси спрашивал одних и допрашивал других оппонентов. Досталось всем. Традиционный длинный стол президиума решено было принципиально не использовать, вместо него поставили низкие диваны и стеклянные столы, что создавало полуформальную обстановку для общения. «Планов громадье, но где в крае трудовые ресурсы брать? Только не надо говорить про повышение рождаемости. Что сейчас-то делать?» — вопрошал Алексашенко Хлопонина после представленного им доклада. К слову, сам доклад был довольно содержательным, например, губернатор озвучил результаты исследования инвестиционной емкости страны — в настоящее время Россия обладает инвестиционными планами на сумму свыше 400 млрд долларов.

«В первую очередь мы обязаны задействовать потенциал объединенной территории края, перестраивать существующую систему профессионального технического образования, и для этого у нас есть соответствующие инструменты, — отвечал губернатор. — Сегодня мы имеем соглашения с крупными компаниями, действующими в крае, о финансировании образовательных учреждений. Однако этими способами задачу не решить. Мы должны переходить на создание принципиально новых путей миграционной политики, но эти вопросы надо решать уже на уровне федерации, поскольку здесь мы ограничены, но готовы внести свои предложения. Мы от этого зависим. Только первый год поддержки развития Нижнего Приангарья даст 12 тысяч рабочих мест при общей потребности 100 тысяч». Между тем действо развивалось по сценарию финансиста Алексашенко.

«Вот скажите, Аркадий, есть такой сильный губернатор, как Александр Хлопонин, он свободно «рисует» федеральные инвестиционные проекты на всю страну. Но что он, губернатор, может сделать, что от него зависит?» — спросил он Дворковича. «Надо, чтобы каждый занимался своим делом, — отвечал начальник экспертного управления администрации Президента РФ. — Государство подготовило новый субъект инвестиционной политики, который сейчас начинает работать. Компании и губернаторы создают условия для того, чтобы бизнес в регионах мог развиваться. Но в каких-то вопросах федеральный центр не дорабатывает, поэтому инициатива должна исходить не только сверху, но и с территорий».

Покончив с расспросами представителей властей, Сергей Алексашенко перешел в наступление на бизнес. Первым под руку попался заместитель председателя правления ОАО «Газпром» Валерий Голубев. Формулируя для него пространный спич о том, что «в стране скоро не будет хватать газа, как в таком случае «Газпром» будет наращивать добычу и в чем состоит стратегия «Газпрома» по расширению ресурсной базы», Алексашенко неожиданно сорвался и спросил: «Если честно, то у меня совсем провокационный вопрос. Он касается Ковыктинского месторождения газа в Восточной Сибири. «Газпром» всячески старается помешать компании ТНК-ВР начать разработку этого месторождения. Скорее всего, в ближайшее время вы отберете у ТНК-ВР лицензию. Вы начнете осваивать Ковыкту или нет?». Зампред, немного оторопев от такого поворота, начал отвечать на тот вопрос, к которому был готов. «Посмотрите на слайд презентации номер четыре, — призвал он публику. — Здесь вы видите ресурсную базу, которой обладает «Газпром». Это 60 процентов разведанных запасов России, или примерно 30 триллионов кубометров газа…». Последующее изложение больше напоминало доклад с сайта «Газпрома» об инвестиционных проектах — на Ямале и Сахалине, об увеличении с нынешних 62% уровня газификации страны, о наращивании ресурсной базы в Красноярском крае, где газовый монополист владеет десятью лицензиями на разведку и добычу углеводородов и имеет намерение в этом году удвоить расходы на проведение разведочных работ до четырех миллиардов рублей. И ни слова о Ковыкте. «Хорошо, но ответьте хотя бы на такой вопрос, — прервав в удобный момент монолог, надавил Алексашенко. — Ковыктинский газ нужен?». «Нужен», — сдался Валерий Голубев.

Следующим в списке финансиста оказался генеральный директор ОАО «СУЭК» Владимир Рашевский. «Ваша компания обладает гигантскими запасами угля, СУЭК — крупнейший производитель угля в России. Правильно ли я понимаю, что вы, как Александр Матросов, броситесь грудью закрывать «газовую паузу» и нарастающий энергодефицит страны?» — плавно перевел разговор Алексашенко на «угольщиков».

«К сожалению, у нас в топливном балансе исторически сложился колоссальный перекос в сторону газа. Только 15–16 процентов российской топливной энергетики работает на угле. В мире в среднем 40 процентов энергетических мощностей работает на угле, в таких базовых странах, как США и Германия — 50 процентов, а в Китае и Индии — 70–80 процентов. Причина очень проста — газ в России по-прежнему очень дешевый за счет огромной разницы, в 200 долларов, между внутренней и экспортной ценой, — сказал Владимир Рашевский. — Экономически очевидно, что российская энергетика должна в ближайшем будущем ориентироваться на твердое топливо. Угольная энергетика Сибири, в том числе Красноярского края с двумя мощнейшими угольными бассейнами — Канско-Ачинским и Минусинским, станет источником поступления электроэнергии для уральской и европейской части страны». Газ, закончил Рашевский, следует использовать для других целей, в том числе для наращивания газовиками экспорта и получения ими сверхприбылей.

«Герман Оскарович, сегодня бизнес готов вкладывать средства в развитие своих предприятий и проектов, — Алексашенко переключился на заскучавшего было Грефа. — Раньше государство говорило — делиться надо, теперь говорит — надо участвовать. В распоряжении есть проекты на сумму 400 миллиардов долларов. Серьезная сумма. Где государство возьмет деньги, ведь очевидно, что средств Инвестиционного фонда не хватит?». Министру ничего не оставалось, как вступить в игру. «Период использования фонда в качестве инструмента стерилизации денежной массы ушел в прошлое. Теперь стоит ключевая задача — использование новых макроэкономических возможностей для инвестиций в инерционное развитие инфраструктуры нашей страны. Мы должны задействовать все инструменты внятного содействия частным инвестициям, и в том числе создание Банка развития».

Уклончивое государство

В целом форум показал, что крупный частный бизнес был вынужден научиться договариваться с государством. К сожалению, не наоборот. Федеральные власти предлагают использовать модель государственно-частного партнерства (ГЧП) и, как стало понятно, бизнесу это нравится. Во второй день представителям Минэкономразвития несколько крупных компаний презентовали пилотные программы ГЧП. Перед комиссией под председательством заместителя министра Кирилла Андросова топ-менеджеры компаний рассказывали о планах создания Банка развития на базе Внешэкономбанка, организации авиакомпанией «КрасЭйр» международного хаба в Красноярске, развитии инфраструктуры золотодобычи и угледобычи соответственно компаниями «Полюс-Золото» и СУЭК, комплексного развития Забайкалья компаниями «Металлы Восточной Сибири» и ТВЭЛ, строительства газопровода «Ковыкта–Саянск–Иркутск». После беглого просмотра и выслушивания презентаций членами комиссии, нескольких вопросов и кратких обсуждений, инвесторам предлагалось доработать проекты и подавать заявки в Инвестиционный комитет. На что они с радостью отвечали: «Все сделаем, подготовим». Cложилось впечатление, что власти нашли способ не только заинтересовать частного инвестора и гарантировать безопасность своих инвестиций, но и играть доминирующую роль в проектах, реализуемых на, казалось бы, паритетной основе.

У партнеров

    «Эксперт Сибирь»
    №8 (150) 26 февраля 2007
    Горнолыжные комплексы
    Содержание:
    Не Альпы, конечно, но будем стараться!

    Масштабные вложения угольных и металлургических компаний в строительство горнолыжных комплексов Сибири позволят создать достойную альтернативу альпийским курортам

    Реклама