Европейский трамплин

9 апреля 2007, 00:00
  Сибирь

Россия стала четвертой по счету страной-партнером CeBITа. Крупнейшая мировая ECТ-выставка, традиционно проходящая на территории Немецкой ярмарки в Ганновере (Deutsche Messe Hannover), всего три раза объявляла о подобном партнерстве. Америка, Австралия и в 1995 году Канада выступали в этом качестве. Затем было принято решение отказаться от института партнерства. Но спустя 12 лет для России, как утверждает Ирина Вайсхаар, глава представительства Ганноверской ярмарки для России и стран СНГ, было сделано исключение

— Ирина, а почему вдруг CeBIT поступился своими принципами и объявил Россию страной-партнером?

— О, у нас давняя дружба! Это же не первый случай партнерства вашей страны на выставке. В 2005 году, вы это прекрасно помните, Россия выступала страной-партнером промышленной ярмарки в Ганновере. Ее открывали Президент РФ Владимир Путин и канцлер ФРГ Герхард Шредер. Идея партнерства России и Ганноверской выставки достижений информационной отрасли у меня появилась еще до этого события, году в 2004-м. Тогда же я обсудила ее с представителями ведущих российских ИТ-компаний. Мне сказали, что мысль хорошая, но необходимо подождать год-другой. Время еще не наступило. Снова мы вернулись к этой теме в марте 2006 года. Заручились поддержкой на официальном уровне и в России, и в Германии. Получили согласие Федеральной ассоциации информационных технологий и телекоммуникаций (BITKOM), соорганизатора выставки. Все прошло достаточно гладко, поскольку идея прозвучала действительно своевременно. Россией и Германией подписан целый ряд соглашений о развитии промышленной кооперации и сотрудничестве в области высоких технологий. С другой стороны, сфера информационных технологий набрала такой стремительный темп развития, что о ее достижениях можно говорить не то что каждый год — каждый месяц! Россия же имеет одну из самых продвинутых ИТ-отраслей, многие ее компании активно работают на международном рынке. Она, кроме того, представляет собой огромный, стремительно растущий рынок информационных технологий, который привлекателен как для иностранных инвесторов, так и для зарубежных продавцов и покупателей новых разработок. Поэтому идея партнерства России и CeBITа была подхвачена и реализована.

— А правда, что Франция могла получить статус страны-партнера CeBITа?

— Все было немного иначе. Дело в том, что идея о партнерстве одновременно возникла и у меня, и у BITKOMа. В ассоциации решили: начиная с 2007 года и в течение последующих 10 лет иметь на подобных мероприятиях собственную страну-партнера, то есть страну-партнера BITKOMа. Это подразумевает сотрудничество сторон в области ИТ не только на CeBITе, но и огромное количество двусторонних отраслевых мероприятий, в стране-партнере и в Германии. И вот когда BITKOM решал вопрос, какое из государств получит этот статус, действительно, рассматривалась кандидатура Франции. Но после того как мы уже выбрали в качестве страны-партнера ганноверской ИТ-выставки Россию, то BITKOM, как наш соорганизатор, как идеолог CeBITа, тоже выбрал ее. Таким образом Россия стала на весь год еще и страной-партнером BITKOMа.

— Позиция BITKOMа по этому вопросу была принципиальна?

— Безусловно! Hannover Messe — это выставочное общество, развивающее на своей площадке ту или иную тему. Отраслевые союзы, германские или европейские, консультируют нас, выступают идейными соорганизаторами или спонсорами выставки. BITKOM — идейный соорганизатор CeBITа, и он вместе с нами определяет номенклатуру выставки. Он знает отрасль, представляет интересы фирм и очень четко понимает, что этим фирмам надо. Hannover Messe прислушивается к мнению BITKOMа, иначе она перестанет понимать ситуацию на рынке и в конце концов останется без экспонентов. Любая выставка хороша в динамике, когда она действительно держит руку на пульсе отрасли и осознает, что в ней происходит. Это прописная истина, которую в России многие выставочные общества еще не восприняли. BITKOM представляет интересы более 80 процентов фирм Германии, работающих в отрасли информационных технологий. Компаниям, объединенным в ассоциацию, принадлежит более 90 процентов оборота рынка. То есть BITKOM — это вся германская ИТ-отрасль. И благодаря ему CeBIT является ее зеркалом. Когда отрасль развивалась безумными темпами на западе и в мире, CeBIT имел 50 тысяч квадратных метров дефицита площадей. Компании становились в очередь. Но, как говорят в Германии, деревья не растут до небес. Сейчас, в связи с глобализацией, объединением фирм выставочные площади CeBIT сократились, и проблемы дефицита уже нет. Кстати, очень многие выставки этого профиля вообще закрылись или существенно потеряли количество экспонентов. На CeBITе по-прежнему присутствуют все лидеры отрасли, и она все также ИТ-выставка номер один в мире. Быть ее страной-партнером очень важно и престижно. Россия, кроме того, вошла в пятерку ведущих стран-участниц CeBIT по количеству выставочных площадей. Это колоссальный результат. Вся европейская пресса полна статьями о России. Она пишет, что страна-партнер CeBIT потрясла мир уровнем подготовки стендов, экспозиций. То же самое сказала и канцлер ФРГ Ангела Меркель во время визита на CeBIT.

— То есть вы торжествуете…

— Да. Я три года вынашивала эту идею! И, как показывают события, не зря. Россия попала в яблочко. В 2007 году Германия оказалась в центре политической жизни мира. Ангела Меркель в этом году еще и председатель «Большой восьмерки» (G-8) и Европейского Союза. Как инженер-физик, она гораздо лучше понимает потенциал отрасли, чем предыдущие канцлеры Германии. В результате на CeBITе присутствовали все министры ЕС, отвечающие за информационные технологии и связь. Кроме того, Меркель собрала в Ганновере и ИТ-министров «Большой восьмерки». Быть в такой год страной-партнером CeBITа — это же просто гениально! Я надеюсь, что российские экспоненты вынесут очень многое из этого участия, и эта выставка станет своеобразным трамплином для России, с которого начнется ее активное развитие как передовой, высокотехнологичной державы.

Интервью взяла Ольга Шадрина