Банкротство против танков

Тема недели
Москва, 11.06.2007
«Эксперт Сибирь» №22 (164)
24 мая рабочие Омского завода транспортного машиностроения выставили пикет. Общая задолженность по зарплате на предприятии превысила полмиллиарда рублей

Их, словно десант, высадили из автобусов на Ленинской горке в центре города. Местные власти постарались сделать все, чтобы пикет прошел организованно и максимально незаметно. Пикетчиков не только доставили на место, но в некотором смысле лишили права голоса. Не было ни микрофонов, ни громкоговорителей. Трудовой десант (человек 200–300) стоял в оцеплении сотрудников милиции. Что называется, плечом к плечу на пятачке, очерченном белой дорожной разметкой. Владимир Ильич с высоты своего постамента беспристрастно созерцал собравшихся. Выглядело это так, будто пикетчики со своими бедами, красноречиво изложенными на плакатах, обращаются именно к бронзовому изваянию. Не считая журналистов и милиционеров, это был единственный зритель драматического акта. Так и стояли друг напротив друга. Поначалу молчали. В общей ультимативной тональности. Свинцовые тучи, ледяной ветер, дождь усиливали гнетущее впечатление.

Пять лет банкротят омский танковый. Пять лет предприятие теряет выгодные контракты, обрастая миллиардными долгами.

Первый митинг протеста прошел на «Омсктрансмаше» 30 января этого года, резолюцию направили руководителям всех уровней власти. За четыре месяца ни одно из предъявленных требований выполнено не было. «Обращение к президенту вернулось обратно, в арбитражный суд области… — чей-то голос нарушил, наконец, затянувшуюся паузу. — Нет здесь тех, кто может что-то сделать». Пикетчикам словно дали отмашку. Многие не говорили — кричали. Так, будто хотели выплеснуть все, что накопилось за последние годы. «Задолженность по заработной плате превышает 171 миллион рублей, по страховым взносам в Пенсионный фонд — 350 миллионов рублей, — уточняет председатель профсоюзного комитета предприятия Владимир Пахоменко. — Фактические выплаты рабочим не превышают 30 процентов начисленной зарплаты, которая вдвое ниже средней по отрасли. На руки люди получают сумму втрое ниже установленного по области минимального прожиточного уровня». Протестовали скорее не против, а за. За конституционное право на труд, зарплату и пенсионное обеспечение. Поначалу пикетчики намеревались пройти шествием по главным улицам Омска, однако поданную 16 мая заявку мэрия отклонила.

Отсчет критического падения «Омсктрансмаша» начался с момента введения на предприятии процедуры банкротства. Принцип властей «подумаем об этом завтра» сработал как детонатор, вызвав волну протеста. Масштаб банкротства омского танкового впечатляет. Списочная численность рабочих завода составляет 2,5 тысячи человек. На самом деле пострадавших, уточняет Владимир Пахоменко, значительно больше. Многие, не выдержав испытание банкротством, уволились, ушли на пенсию, умерли.

«Трансмаш» заказали

30 мая на Омском заводе транспортного машиностроения истек срок конкурсного производства. Но никаких перемен в эти дни не произошло. Процедура банкротства на предприятии запущена в 2002 году. Тогда же введено внешнее управление. 29 апреля 2005-го решением арбитражного суда завод признали банкротом. За два года «Омсктрансмашем» успели поруководить три конкурсных управляющих. Первым в списке значится Владимир Харитонов, выполнявший обязанности внешнего управляющего. Через полгода суд предъявил Харитонову обвинение в продаже части имущества и неуплату задолженности по зарплате в корыстных целях. Иначе говоря, за попытку распродать военное предприятие суд общей юрисдикции вынес в отношении Харитонова приговор о лишении свободы сроком на два года и один месяц. По словам Владимира Пахоменко, «правоохранительные органы сумели доказать лишь малую толику того, что было сделано. Харитонов был лишь исполнителем в игре за капитал. Роль идеолога кампании «по стабилизации ситуации на заводе» исполнял Олег Еремьянов, в то время занимавший кресло исполнительного директора предприятия».

Компаньоны попытались создать три акционерных общества (в том числе Омсквагонзавод) путем замещения активов. По условиям сделки ФГУП «Омсктрансмаш» и компания «ГЕО» должны были внести в общий уставный капитал доли 595 и 495 млн рублей соответственно. Свою часть сделки танковый завод внес имуществом, чем обеспечил себе 51% акций. У выбранного в качестве инвестора «МегаТрансКора» (соучредитель компании «ГЕО») необходимой суммы не нашлось. Без оборотных средств Омсквагонзавод встал. Чтобы восстановить единый производственный комплекс, Арбитражный суд Омской области признал недействительными договор о создании ОАО «Омсквагонзавод» (от 12 февраля 2004 года) и сделку по передаче в его уставный капитал имущества ФГУП «Омсктрансмаш». Было ратифицировано решение о возврате переданного «дочке» имущества на баланс «Омсктрансмаша». Вместе с имуществом материнское предприятие получило более 200 млн рублей долгов, накопленных Омсквагонзаводом.

Следующий конкурсный управляющий Василий Тюпин был отстранен от должности через полгода в связи с претензиями, предъявленными ему УФСН, ФСБ и «Омскэнерго». И наконец, Борис Говоров, замыкающий тройку управляющих «Омсктрансмашем», последний раз посетил предприятие в апреле. Представленный им на собрании кредиторов отчет принят не был.

Доступ к управлению военным заводом открывает лицензия на право управления обанкротившимся предприятием. По словам Владимира Пахоменко, «все управляющие «Омсктрансмаша» проживают в Москве, относятся к разным так называемым саморегулируемым частным компаниям. То есть по закону любой частный предприниматель, получивший лицензию, может сесть в кресло руководителя стратегического предприятия».

В 2005 году было предотвращено заказное банкротство танкового завода. Об этом сообщил в интервью центральным СМИ директор ФСБ Николай Патрушев: «Службой безопасности была выявлена попытка ликвидировать уникальное предприятие — Омский завод транспортного машиностроения». Считалось, что к банкротству стратегического предприятия российской «оборонки» причастен иностранный капитал. На это указывали схемы и масштаб планируемой финансовой операции. Глава ФСБ также заметил: «Крупнейшее специализированное стратегическое предприятие способно в полном объеме обеспечить капитальный ремонт и модернизацию находящихся на вооружении российской армии танков Т–80. Правительство РФ поручило заинтересованным органам исполнительной власти принять меры, направленные на восстановление производственной деятельности уникального предприятия».

Однако и после этого прецедента дело «Омсктрансмаша» не сдвинулось с мертвой точки.

Собаки на сене

За время банкротства портфель долговых обязательств увеличился вдвое. В настоящее время общая кредиторская задолженность предприятия превышает 1,5 млрд рублей. В числе основных кредиторов — «Омскэнерго», Сбербанк.

«Около половины «кредиторки» «Омсктрансмаш» задолжал банкам, энергетикам, коммунальным службам — в уставном капитале которых на долю государства приходится от 50 до 100 процентов. Выходит, что государство должно само себе, — констатирует министр промышленной политики, транспорта и связи Омской области Александр Луппов. — Закон о несостоятельности на деле оказался аморфным. Банкротство не принесло ничего положительного ни государству, ни кредиторам, ни трудовому коллективу. Конкурсное производство фактически парализовало работу. Механизм защиты и сохранения для России попавших в тяжелое финансовое положение предприятий не работает. Между тем, это болезнь не одного «Омсктрансмаша».

По сведениям независимого аналитика ИК «Финам» Владислава Исаева, сейчас «под угрозой банкротства находится около трети предприятий российского ОПК. 170 объектов имеют признаки банкротства. По 150 стратегическим предприятиям и организациям судами вынесены постановления о взыскании задолженности за счет имущества».

Тема омского танкового долгое время замалчивалась. И вновь зазвучала в кабинетах Кремля лишь в прошлом году, после назначения Владислава Путилина председателем Комиссии по предупреждению банкротства стратегических предприятий, действующей при Правительстве РФ. Минувшей осенью на заседании комиссии исполняющий обязанности директора ФГУП «Омсктрансмаш» (он же руководит Конструкторским бюро транспортного машиностроения — ФГУП КБТМ) Игорь Шумаков и Александр Луппов представили пакет мер, необходимых для выхода предприятия из патовой ситуации. Это финансовое оздоровление, получение лицензии на производство спецтехники, программа обеспечения гособороназказом на среднесрочную перспективу, а также единая концепция реформирования и развития до 2015 года. В результате антикризисного менеджмента, по расчетам докладчиков, в 2008 году завод выйдет на безубыточное производство. В 2009-м объем производства превысит 2 млрд рублей в пропорции гражданской и военной продукции 40 к 60. Через три года планируемая прибыль составит 111 млн рублей, обеспечив ежегодный прирост объемов на уровне 50%. В результате оптимизации мощностей часть цехов предлагается сдать в аренду.

В нынешнем году дело «Омсктрансмаша» рассматривалось восемь раз. Правительство Омской области выносило на комиссию предложение о передаче танкового завода субъекту РФ, если в федеральном бюджете не предусмотрены средства на содержание предприятия. В 2004 году из необходимых 102,8 млн рублей поступило 600 тыс. (0,5% от потребности). В 2006 году федеральными ведомствами выделено 2% от потребности. Областная власть пыталась поддержать предприятие финансовыми ресурсами. В 2004 году из областного бюджета на погашение долгов по зарплате было выделено 100 млн рублей. В 2006-м принято решение реструктурировать региональную часть задолженности предприятия. За счет средств областного бюджета профинансированы перевод системы теплообеспечения завода на природный газ и газовый лимит на 2006–2007 годы в объеме 11 млн рублей.

Однако члены военной комиссии настаивали на распродаже непрофильных активов. «Предприятие внесено в перечень стратегических, — поясняет Александр Луппов. — Мобилизационные мощности составляют 93 процента. Конкурсный управляющий при всем желании не может сформировать конкурсную массу и использовать вырученные средства на погашение задолженности. Все, что можно было, продали в первые годы банкротства — строительную базу, подъездные пути, коммуникации вне заводской территории». Владимир Пахоменко убежден — «продолжаются подковерные игры, потому что речь идет о солидных экспортных потоках».

ФГУП «Омский завод транспортного машиностроения» — один из двух танковых заводов России. В Великую Отечественную из Омска на фронт ушли семь тысяч танков Т-34. В послевоенные годы завод выпускал Т-54 и Т-55, самоходные артиллерийские и зенитные установки, специализированную инженерную технику. В 1979-м начат серийный выпуск танков Т-80Б с газотурбинным двигателем, в 1990-х из цехов «Омсктрансмаша» вышли командирская машина Т-80БК, легендарный «летающий» танк Т-80У и его новейшая модификация Т-80УК. В настоящее время на вооружении Российской армии находятся шесть тысяч танков производства «Омсктрансмаша». Этими машинами оснащены вооруженные силы стран Ближнего Востока, Южной Кореи, Африки. Представленный на международном военном салоне «ВТТВ-Омск-2003» танк «Черный орел» вызвал живой интерес военных специалистов и заказчиков иностранных государств (в том числе американских). Разработку омичей назвали сенсацией, однако полетать «Черном орлу» так и не удалось. По словам первого заместителя начальника Главного автобронетанкового управления Министерства обороны РФ Юрия Коваленко, «России нужен новый танк, но много танков разрабатывать накладно». Поэтому принято решение разместить производство по выпуску танка нового поколения на мощностях второго танкового — «Уралвагонзавода» (Нижний Тагил).

Эффект бумеранга

Тем временем кризисом в российском танкостроении воспользовались на мировом рынке вооружений. Передел этого сегмента происходит не менее жестко, чем энергетического. Для захвата рынков, продвижения продукции, лоббирования интересов на международных тендерах многие используют стратегию слияния в транснациональные консорциумы. Так, «Леопард» присутствует в странах НАТО, Латинской Америки и ЕС. Как считает эксперт ФГУП «Рособоронэкспорт» Сергей Забавин, в стратегии захвата отчетливо прослеживается политика Северо-Атлантического альянса. Ряд стран постсоветского пространства, продолжая в буквальном смысле завоевывать суверенитет, используют демпинговую политику. По словам Забавина, «между Вашингтоном и Киевом существует негласная договоренность снижать цены на тендерах вооружения, в которых участвует Россия». Видимо, перспектива вступления в НАТО подстегивает Украину пользоваться некорректными приемами.

Ярлык банкрота препятствует выходу на международные рынки и заключению контрактов

Понятно, что положение государства на мировой арене определяется не только конъюнктурой углеводородного рынка. Оборонный комплекс со всем набором военных технологий и техники по-прежнему остается одной из главных действующих фигур в политической игре, определяет мощь любого государства. Так что расстановка сил на мировом рынке вооружения отражает действительное состояние отечественного ОПК, без идеологических искажений и политического камуфляжа.

Русские танки занимают около трети (26%) мирового рынка. Однако Россия за последние годы продала не более 2% машин. Выручку с остальных 24% «сняли» другие экспортеры русских танков — государства Восточной Европы, Украина, Белоруссия. Причина — неконкурентоспособная цена. 83% проданных на мировом рынке танков — из арсеналов национальных вооруженных сил, то есть бывшие в употреблении. Эксперты выставляют низкую оценку состоянию танкового парка Минобороны РФ. Высокая стоимость предпродажной подготовки приводит к увеличению рыночной цены практически вдвое. Кроме того, ослабляет позиции русского танка и его технологическое отставание. Причем Сергей Забавин не прогнозирует прорыва в танкостроении в ближайшие 15 лет (речь идет о создании принципиально нового танка): «ОПК пребывает в состоянии спящего льва: есть теоретический задел, но для создания новых образцов нужны время и деньги. Системный кризис государственной власти и оборонной индустрии привел к утрате ряда базовых технологий, которые служат основой для прорывных образцов. Поэтому ориентироваться, видимо, в ближайшие годы придется на модернизацию действующего танкового парка».

Омский танк Т-80У способен стать лидером продаж на мировом рынке, а значит, и предметом крупных экспортных сделок. К такому выводу, проводя мониторинг ситуации на мировом рынке, пришли эксперты ФГУП «Рособоронэкспорт».

По данным «Рособоронэкспорта», в настоящее время именно Т-80У отвечает наибольшему количеству предъявляемых инозаказчиками требований. Военные подтверждают выводы экспертов: «Омский завод нужен армии, — заявил Юрий Коваленко. — Ведь на вооружении несколько тысяч танков Т-80 омского производства, которые необходимо ремонтировать, обслуживать, нужны запасные части. Объем будет уже не тот, что прежде, но завод будет работать еще многие годы». Юрий Коваленко связывает перспективы развития предприятия не только с ремонтом эксплуатируемых машин: «Еще одно направление для омского завода — это замена боевого отделения. Один из вариантов повысить боеспособность российских танков — сконструировать абсолютно иную башню, которая должна быть унифицированной для всех типов танков».

Учитывая количество проданных ранее танков, сформировался и рынок по выполнению ремонтных работ. На танковый сервис уже сориентировались Китай, Пакистан, Северная Корея, Украина. В кооперации с КБТМ на «Омсктрансмаше» разработали и опробовали технологию модернизации и ремонта устаревших машин в хозяйстве заказчика. Это удешевляет работы и, соответственно, повышает спрос на подобные предложения на зарубежных рынках. Презентация похожего проекта прошла минувшей осенью, на международном специализированном научном форуме «Броня». Омские танкостроители представили новый образец унифицированного шасси для 30 видов инженерных машин, а также образец плавающего транспортера, аналогов которому в мире вооружений пока нет. Однако развернуть новые конкурентоспособные проекты, пополнить портфель заказов для предприятия невозможно. Ярлык банкрота препятствует выходу на международные рынки и заключению контрактов.

Минфин задержал

В апреле военно-промышленная комиссия приняла проект постановления Правительства РФ, в котором определена схема выхода Омского завода транспортного машиностроения из банкротства. «Речь идет о списании части долгов и выделении финансовых ресурсов на покупку другой части долгов «Омсктрансмаша», — поясняет Александр Луппов. — Возможно, в конкурсном порядке определится оператор сделки. Претенденты есть. Например, Уралвагонзавод. Но мы заинтересованы в том, чтобы покупателем выступил КБТМ». Торги пройдут в закрытом режиме. «Омсктрансмаш» предлагают продать единым лотом.

Известно, что первоначально проектом предусматривалось выделение 1,1 млрд рублей. В процессе согласования сумма была урезана почти вдвое. «Согласование идет тяжело. Жесткое сопротивление встретил проект со стороны Минфина РФ, — уточняет Луппов. — Считают, надо банкротить. Но предприятие в перечне стратегических. Чтобы исключить его из этого списка, необходимо снять гриф неприкосновенности с мобилизационных мощностей. Этого делать не хотят. Круг замкнулся. Ситуация оставалась такой больше месяца. Сегодня мы располагаем информацией из неофициальных источников о том, что Алексей Кудрин все-таки завизировал документ. Решения Правительства РФ за подписью Михаила Фрадкова у нас нет».

В случае если решение вступит в силу, средства будут направлены на погашение долгов по заработной плате и задолженности перед кредиторами. После подписания мирового соглашения с кредиторами начнется процедура смены юридического статуса предприятия. Комиссией по банкротству принято решение создать на базе выкупленных мощностей ремонтно-модернизационный центр (РМЦ) с правом ремонта, модернизации и изготовления танков.

В 2007 году «Омсктрансмаш» и КБТМ выиграли тендер на выполнение гособоронзаказа в интересах Минобороны РФ. Финансовая емкость — 450 млн рублей. Заказ связан с ремонтом 41 танка. Машины доставлены на завод из Комсомольска-на-Амуре. Несмотря на ежегодный рост госзаказа (в 2006-м — 25%, в 2007-м — 50%) его доля в общем объеме мощностей крайне мала — на уровне 5%. Незначительная часть предстоящих работ, по словам сотрудников завода, будет выполнена в интересах инозаказчика. Речь идет о Корее, куда ранее поставлялись омские танки.

Омский РМЦ, вероятно, войдет в российский танковый холдинг, который формируется на базе «Уралвагонзавода». Свердловчане уже делали предложение омскому танковому в минувшем году. Но получили отказ. Омичи посчитали условия предлагаемого им альянса дискриминационными. «На «Уралвагонзаводе» не заинтересованы в сохранении омского завода, — пояснил Александр Луппов. — Перспектива закрытия «Омсктрансмаша» нас не устроила. Мы сформировали свои предложения, которые наши поддержку в правительстве. Речь идет о сохранении предприятий, технологической базы, интеллектуального потенциала».

Возможны два сценария дальнейшего развития ситуации. Оптимистический — прекратить банкротство и загрузить предприятие заказами. Пессимистический — Россия теряет один из двух танковых заводов.

Новости партнеров

    «Эксперт Сибирь»
    №22 (164) 11 июня 2007
    Оборонный комплекс
    Содержание:
    Банкротство против танков

    24 мая рабочие Омского завода транспортного машиностроения выставили пикет. Общая задолженность по зарплате на предприятии превысила полмиллиарда рублей

    Реклама