Наше непредсказуемое прошлое

16 июля 2007, 00:00
  Сибирь

Редакционная статья

Вконце 1980–1990-х годов распространенной была не очень веселая шутка о том, что прошлое нашей страны непредсказуемо. То был период, когда в средствах массовой информации стали появляться многочисленные публикации, трактовавшие события новейшей истории России совсем иначе, нежели раньше.

Недавние герои представали перед читателями извергами и подонками. Например, видный военачальник времен Гражданской войны Михаил Тухачевский, ставший в 1935 году одним из первых Маршалом Советского Союза, репрессированный и расстрелянный в 1937-м, оказывается, был злодеем, подавлявшим восстание крестьян на Тамбовщине. Зоя Космодемьянская, как выяснилось, боролась не с фашистскими оккупантами, а просто поджигала дома мирных жителей. Подвиг рядового Александра Матросова, бросившегося на амбразуру вражеского дзота (а заодно и еще около 400 подобных фактов), вообще назвали пропагандистским мифом.

Стало модно писать о прошлом страны в уничижительном ключе, выискивая, а порой и придумывая исключительно негативные моменты, подтасовывая факты. Из одной крайности — советское значит лучшее — кинулись в другую. Дескать, все у нас было плохо, никаких подвигов не совершалось, и герои вымышленные. Все бы это ничего, свобода слова, в конце концов. Каждый имеет право высказать свое мнение, а кто не хочет его знать — может не читать. Но, во-первых, если человеку каждый день твердить, что он свинья, тот непременно должен захрюкать. Во-вторых, беда в том, что негатив начал перекочевывать в некоторые школьные учебники истории.

Сыграло свою роль и отсутствие позиции у государственных чиновников. Учебников в начале 2000-х существовало несколько десятков. И все они были рекомендованы или допущены к использованию Министерством образования. Даже несмотря на то что одни и те же события в разных изданиях интерпретировались по-разному, вплоть до высказывания противоположных суждений.

В 2001 году на заседании правительства был поднят вопрос о качестве школьных учебников по новейшей отечественной истории. Но критике их содержание тогдашний премьер Михаил Касьянов, лично прочитавший несколько книг, подверг отнюдь не за обилие негатива или искажение фактов. Одной из основных претензий было то, что учебники заканчиваются описанием деятельности правительства Евгения Примакова, причем со знаком плюс, а о правительстве нынешнем ничего не сказано. Еще, по мнению премьера, необходимо было обязательно написать о ценностях демократического общества, о необходимости экономических и социальных преобразований, о добровольности пути рыночных реформ, который избрал наш народ. То есть, по сути, предлагалось историю последнего десятилетия свести к политологии. А дальше объявили конкурс на написание новых учебников, который закончился почти скандалом. Победителей оказалось несколько, но Минобразования в лице заместителя министра рекомендовало школам к использованию один конкретный учебник, что вызвало бурю недовольства у остальных участников конкурса. И министерство было вынуждено пойти на попятную. В школах по-прежнему продолжали изучать отечественную историю в самых разных трактовках. Впрочем, в 2003 году историческая секция федерального экспертного совета при Министерстве образования рекомендовала запретить один из учебников из-за политически некорректного задания, предлагающего школьникам согласиться или опровергнуть высказывания об установлении в современной России «полицейского государства» и «режима личной власти Путина», а министр подписал соответствующий приказ. А если бы не была затронута личность главы государства? Как освещаются события более давние, чиновников, похоже, не очень волнует.

Вряд ли возможно появление учебника по отечественной истории, который бы устроил абсолютно всех. Но и приветствовать многообразие в данном случае вряд ли правильно.

Преподавание истории — одна из основ формирования мировоззрения школьника как гражданина государства. И государству жизненно необходимо сформулировать хоть какое-то подобие цельного взгляда на прошлое страны. Если позволить трактовать историю России как угодно, а гражданское самосознание будет формироваться стихийно, то мы вдобавок к непредсказуемому прошлому получим и непредсказуемое будущее для страны.