Профессор-банкир из Италии

Иностранные банки ведут агрессивную политику на российском рынке, зачастую гораздо более мощную, чем российские кредитно-финансовые институты

Освоем видении развития банковской системы РФ рассказывает глава представительства итальянской банковской группы «Интеза Санпаоло» в России Антонио Фаллико.

Настройка системы

— Господин Фаллико, в последние годы иностранный капитал все активнее действует на российском банковском рынке. Как вы думаете, каковы причины прихода иностранных банков в Россию и их экспансии в регионы?

— Естественно, первый и самый важный фактор — экономический. Россия уже несколько лет переживает фантастическое время — примерно на протяжении семи лет экономика страны растет, объем валового внутреннего продукта увеличивается темпами около 7 процентов в год. Мы постоянно следим за развитием российской экономики, сопоставляем различные данные для принятия стратегических решений. По разным оценкам, внутренний валовый продукт в России составляет около 1,2–1,3 триллиона евро. Это очень важно для принятия решения иностранными финансовыми институтами о выходе на российский рынок. Ведь за последние три года сильно замедлился рост экономики в европейских странах, он почти равен нулю. Соответственно, места для маневра банковских групп в Европе становится все меньше.

Но в тоже время, хотя российская экономика растет, банковская система невелика, то есть существует некий дисбаланс. Общие активы составляют около 400 миллиардов евро, а капитал не превышает 47 миллиардов, в то время как только активы группы «Интеза Санпаоло» составляют 800 миллиардов евро.

— Что означала для «Интеза Санпаоло» покупка контрольного пакета КМБ-Банка в стратегии деятельности вашего банка в России?

— Банк начал работать в России еще в 1972 году. Тогда в Москве существовало представительство, которое помогало итальянским компаниям поддерживать торговые отношения с советскими партнерами, в том числе и нашим крупным предприятиям, таким, как Fiat или Olivetti. В девяностые годы в Италии произошло постепенное объединение нескольких крупных итальянских финансовых групп в одну — «Банка Интеза».

В 2003 с нуля в России был создан дочерний банк, который называется ЗАО «Банк Интеза» и обслуживает средние и крупные предприятия. Он стал первой в России кредитной организацией с итальянским капиталом. Два года назад нами приобретен пакет акций КМБ-Банка в размере 75 процентов минус 1 акция, остальными 25-ю процентами плюс одна акция владеет Европейский банк реконструкции и развития. Мы с удовольствием приобрели этот банк. Сейчас перед нами стоит задача его развивать. Это по-прежнему будет банк для малого и среднего бизнеса, но, вместе с тем, активно продвигающий розничные и корпоративные услуги.

— А как вы оцениваете конкуренцию на рынке, насколько свободно себя чувствуете?

— Разумеется, мы не чувствуем себя свободными, высокая конкуренция стимулирует нашу работу. Все зависит от того, насколько быстро расширяется сама банковская система. И цель наша, конечно, расти еще быстрее. В прошлом году российский банковский рынок увеличился на 30–35 процентов. Я думаю, что бурный рост продолжится еще несколько лет, и на рынке появится несколько новых сегментов и продуктов, пока слабо или совсем не представленных в России, но активно развивающихся в Европе. Например, факторинг.

— Российское банковское законодательство продолжает совершенствоваться. В каких направлениях вы бы предложили работать дальше?

— Мы констатируем, что год за годом законодательство становится все точнее. Но у нас есть сомнения по поводу некоторых моментов. Прежде всего, они касаются уровня капитализации. Существует очень много банков с невероятно низкой капитализацией. Кроме того, на шесть крупнейших кредитных организаций приходится примерно 60 процентов активов банковской системы страны.

Наблюдается низкая активность банков по слияниям и поглощениям. Такие процессы сейчас бурно происходят в Италии. Многие объединяются, потому что высокая капитализация финансовых институтов — это самый важный момент для экономики любой страны.

Еще один аспект, на который необходимо обратить внимание, касается ситуации в сфере банковского надзора, который, на наш взгляд, в России постепенно ужесточается. Тем не менее, многие банки продолжают проводить «серые» сделки. Получается, что законодательство существует, но многие не соблюдают его.

Консервный нож для банков

— Насколько банковский сектор Италии открыт для иностранного капитала?

— Банк Италии к иностранному капиталу относится очень консервативно. Впрочем, в Италии не установлен порог его участия в банковской системе страны. Но на практике принято, что доля иностранного капитала в капитале банковской системы не может превышать 15 процентов. В России тоже нет лимита, и на сегодня участие иностранного капитала достигло, по разным данным, 15–18 процентов.

Год назад крупный французский банк BNP Paribas впервые за всю историю итальянской кредитно-финансовой системы приобрел итальянский Banca Nazionale Del Lavoro. Несмотря на то что Италия и Франция — члены Европейского Союза, для нас BNP Paribas де-факто иностранный. Сделка сопровождалась бурной дискуссией — итальянские банки приложили максимум усилий, чтобы французы не выиграли тендер.

— Можно ли говорить, что банки с долей иностранного участия, представленные в России, имеют более сильные стороны, чем российские?

— У зарубежных банков есть достаточно серьезные конкурентные преимущества. Прежде всего, это уникальные технологии работы с клиентами, качество обслуживания, широкий спектр предоставляемых услуг. Так, иностранные институты активно используют информационные технологии, которые позволяют оперативно принимать решения по предоставлению кредитов, обеспечивать максимальное удобное взаимодействие клиента с банком. Большое внимание уделяется работе с персоналом. Кроме этого, банки с иностранным капиталом имеют доступ к более дешевым финансовым средствам материнской компании, что обеспечивает большую устойчивость их деятельности на территории России. Одно дело привлекать деньги на международном рынке, а другое — получать от материнских организаций.

Мы полагаем, что приход иностранных банков на российский рынок имеет позитивные последствия для развития российской банковской системы, в частности, с точки зрения повышения стандартов работы с клиентами, формирования конкурентной среды. Если динамика развития банковского сектора РФ сохранится, то, возможно, российские банки скоро смогут конкурировать с иностранными не только в России, но и за рубежом.

— А какие преимущества у российских кредитных организаций?

— Важным их преимуществом, на мой взгляд, является четкое понимание особенностей того или иного региона, хорошее знание местного рынка, широкие региональные связи. Они лучше нас осведомлены, кто стоит за каждым клиентом, а также о самих клиентах. Второе — подход и знание местного экономического климата. У иностранного банка этого нет. Если есть, то зачастую это поверхностное, неглубокое знание.

— Что было бы целесообразно ввести в российскую банковскую систему из практики итальянских банков?

— В Италии существует эффективная централизованная система определения риска по каждому заемщику, предоставляющая кредиторам и всем заинтересованным лицам возможность иметь доступ к детальной информации о платежеспособности и качестве обслуживания долга различными заемщиками. Кроме этого, у нас налажена надежная система страхования вкладов, в том числе очень крупных. Хотя за последние годы необходимости воспользоваться этим фондом не возникало, так как уже лет 20–25 банкротств среди банков не было. Именно этого хочу пожелать российским финансовым институтам и их клиентам.