Путь к мирному атому

13 августа 2007, 00:00
  Сибирь

В Иркутской области отношения силовых структур, экологов и властей обострились после убийства активиста в экологическом лагере.

Нападение на палаточный лагерь, где жили активисты нескольких экологических организаций, стало пиковым событием вокруг Международного центра по обогащению урана (МЦОУ) на Ангарском электролизно-химическом комбинате (АЭХК). Профессионально организованный налет начался 21 июля в пять утра. Обитатели лагеря, приехавшие в Ангарск со всей страны, еще спали. В результате нападения был убит Илья Бородаенко — участник организации «Автономное Действие» из города Находка (Приморский край). Экологический лагерь, как и все антиядерное движение, создавался не идейными одиночками: за маршами протеста в Ангарске помимо местных экологов стоят международные организации.

Борьба против МЦОУ на базе АЭХК является одним из наиболее политизированных и потому заметных проектов на территории России. Однако до сих пор своеобразный диалог велся в рамках принятых стандартов — с помощью переговоров и акций протеста.

Нападение на эколагерь внесло существенные изменения в стратегию и тактику пропагандистской работы представителей Росатома с общественностью. Последняя встреча на АЭХК с членами Евразийского экономического сообщества, несмотря на ЧП, все же состоялась, хотя и за закрытыми дверями. Несмотря на то что закрутившийся вокруг АЭХК сюжет приобрел криминальный поворот, российское руководство не собирается отказываться от проекта, участие в котором обдумывают зарубежные партнеры. Ненавязчивая тактика привлечения заказов на АЭХК говорит о том, что высшее руководство России позиционирует Ангарск как производителя топлива для мировой атомной энергетики.

Диалоги с Евразийским экономическим сообществом о перспективной подготовке кадров и топлива для атомной энергетики проходят на фоне митингов, пикетов и акций протеста, организованных экологическими организациями на деньги западных фондов и движений. Возможно, поэтому последнюю встречу «закрыли». Впервые с момента громкого «открытия» комбината для общественности. Судя по всему, в диалоге с прозападными защитными организациями государство взяло тайм-аут.