Закон фермеру не товарищ

Софья Инкижинова
корреспондент журнала «Эксперт»
27 августа 2007, 00:00
  Сибирь

С 1 августа требования федерального закона к розничным рынкам ужесточились — почти все «неугодные» торговые площади закрылись. К 1 января 2010 года оставшиеся полностью изменят внешний вид, превратившись в капитальные сооружения. Наиболее щадящим образом закон обходится с сельскохозяйственными рынками, чья продукция носит сезонный характер. Однако на фермеров этот закон работать не будет

До недавнего времени на федеральном уровне в отношении работы рынков существовал правовой вакуум. Иными словами, не было документа, который бы четко регламентировал порядок их открытия и деятельности. Однако на местном уровне власти предпринимали попытки урегулировать этот вопрос. Так, в 2003 году в Новосибирске появилось два положения городского Совета: первое было направлено на организацию и работу рынков, второе — микрорынков. Новый Федеральный закон «О розничных рынках и о внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации» (от 30.12.2006 №217-ФЗ) ужесточил требования.

Волной прокатилось по городу заявление о закрытии микрорынков и отдельных рынков. Следует подчеркнуть, что в новом законе отсутствует понятие «микрорынок». По этой причине большинство из них, если не успели ранее трансформироваться, исчезают полностью. По данным мэрии Новосибирска, всего на территории города на начало года насчитывалось 99 действующих рынков, из них 32 с 1 августа должны прекратить свою деятельность.

Новые старые рынки

В законе розничные рынки подразделяются на два типа — универсальные и специализированные. На универсальном для продажи товаров одного класса предназначено менее 80% от общего количества торговых мест. На специализированном, наоборот, под торговлю схожей продукцией отводится 80% и более. Ко второму типу относятся сельскохозяйственные, а также сельскохозяйственные кооперативные.

У каждого рынка должна быть своя управляющая компания — и не физическое, а юридическое лицо. Она обязана полностью обеспечивать порядок на территории, что включает гарантии качества реализуемых товаров. В свою очередь, каждый продавец проходит массу инстанций, чтобы иметь право торговать. Внимательные покупатели, которые часто посещают рынки, скорее всего, сразу отметили новшества, проявившиеся с начала августа. Теперь при входе в обязательном порядке находится вывеска с названием рынка и управляющей компании, контактным телефоном организации. Рядом должен быть установлен стенд, где указаны дополнительные сведения — правила предоставления торговых мест продавцам, схема расположения павильонов, киосков, палаток, лотков с указанием Ф.И.О. работников, координаты контролирующих работу рынка обществ, призванных защищать права потребителей. Продавцы тоже изменились — по новым правилам каждому из них, за исключением льготников-сельхозпроизводителей, следует носить именной бейджик с фотографией, иметь книгу жалоб и предложений.

На территории рынков запрещен такой вид торговли, как продажа с машин

По данным Роспотребнадзора, в ходе проверки на территории Новосибирской области выяснилось, что из 140 рынков имущество 108 передано в ведение управляющих компаний. В том числе по Новосибирску — 65, по районам области — 43. Руководители 14 площадок не подали заявку для получения разрешения на право организации рынка.

Представители Роспотребнадзора также сообщили, что за период с 5 июля 2007 года было обследовано 79 рынков. Отступления от санитарного законодательства и правил продажи обнаружены на 43 торговых площадках, что составляет более половины от общего числа обследованных за указанный период. В частности, были выявлены следующие нарушения: реализация недоброкачественной продукции (с истекшим сроком годности, при отсутствии маркировки и документов, подтверждающих происхождение, качество и безопасность товара) — на 11, нарушения правил торговли, отсутствие установленной информации об изготовителе или о продавце — на 17 рынках. Условия хранения и реализации не соответствуют нормам на 6 рынках; порядок ценообразования — на одном. Также присутствуют нарушения в прохождении медицинских осмотров и гигиенической аттестации — на 2 рынках; нарушения правил личной гигиены, отсутствие санитарной одежды — на 4 рынках; неудовлетворительное санитарное состояние рабочих мест — на 4.

С 1 января 2008 года, если у каждой управляющей компании не будет специального паспорта, определяющего соответствие рынка всем требованиям безопасности, в том числе антитеррористической, то их могут закрыть. На данном этапе такие паспорта — редкое исключение для владельцев.

Еще через два года все рынки должны стать другими. Они будут открыты для всех покупателей не в виде привычного хаоса киосков, трейлеров или лотков, а обретут стационарные капитальные сооружения.

«Пару лет назад мы делали анализ по всем предприятиям торговли, — рассказывает начальник отдела торгового отдела управления потребительскими рынками мэрии Новосибирска Юлия Кремлева. — Порядка 50–60 процентов от общего товарооборота приходилось на рыночную торговлю. В настоящее время эта цифра снизилась до 30 процентов». По ее мнению, розничные рынки пока еще востребованы, несмотря на появление в регионе более современных форматов торговли — супер-, гипермаркетов. Кроме того, рынки важны для организации торговых мест сельхозпроизводителям. Особенно это касается садоводов и огородников.

Каждый год в городе выпускается распоряжение мэра, которое предусматривает выделение на рынках социальных торговых мест. Номинальная стоимость права торговли — от 5 до 20 рублей — лишь за уборку территории. В первой редакции закон о розничных рынках предусматривал для льготной категории граждан такой же сложный порядок оформления торговых мест, как и для других арендаторов. В новых поправках для садоводов и огородников введен упрощенный порядок выделения торговых мест.

Что касается фермеров, то, в рамках закона, на территории рынков запрещен, например, такой вид торговли, как продажа с машин. Исключение составляют сельскохозяйственные и сельскохозяйственные кооперативные рынки. По словам Кремлевой, «фермеров никто не лишает прав занимать торговые места, которые определяют для них управляющие рынками компании».

Рыночная зарисовка

Подхожу к длинному ряду торгующих пенсионеров, интересуюсь у них, что изменилось после первого августа.

— Порядка сейчас больше, — тут же отвечает бабуля, выглядывающая из-за горки помидор.

— Торговля стала организованной, — соглашается с ней мужчина, продающий зелень. — Раньше я как пенсионер платил 15 рублей за место, а теперь — 11. Да и лиц кавказской национальности почти нет. Ругались с ними постоянно. Придешь в шесть утра, а все места уже заняты. Теперь на рынке гораздо свободней.

— Они нам цены сбивали, — кивает старушка.

— А куда они делись-то, иностранцы? — спрашиваю.

— Нанимают русских и те торгуют, а мы уже с ними договариваемся — какой товар сколько стоит, — поясняет строгий торговец из соседнего ряда, заинтересовавшийся нашей беседой.

Закон о розничных рынках принят, но нет организованной торговли для сельхозпроизводителей

В это время к мужчине с зеленью подходят покупатели, берут у него чеснок по 5 рублей и зелень «по десяточке».

— У меня матушка старенькая, раньше она торговала на рынке, потом и меня научила, — рассказывает мужчина, обслужив покупателей. — Однажды я был на более цивилизованном рынке, чем этот. Туда приходишь в любой момент, спрашиваешь: «Место есть?». Если есть, тебе его показывают — и можно садиться, начинать торговлю. Вот бы у нас так! — мечтательно произносит он.

Овощи я покупать не хочу, поэтому иду к ряду, где торгуют фруктами. Человек восточной внешности что-то указывает русской женщине. Интересуюсь у него изменениями. Мужчина оценивающе смотрит на меня, затем с характерным акцентом произносит:

— Документы требуют!

Тут мое внимание привлекает группа пенсионеров с ведрами. Они стоят кучкой и возмущаются. Подхожу ближе. Оказывается, раньше в определенное время на рынок приезжали фермерские машины, с них и торговали яйцами, мясом, курицей.

— Продавали на этом месте, где мы стоим, а там, — одна из пенсионерок показывает рукой на крытые павильоны, — цены баснословные.

— Яйца здесь стоили 17 рублей, а за углом — 29, — уточняет ее соседка.

— Так приедут машины или нет? — спрашивают друг у друга старики.

— Запретили машины, потому что продукция не соответствует техническим характеристикам, санэпидемстанция запретила им торговать, — со знанием дела информирует остальных пожилая женщина.

— А чем же продукты отличаются из машины и из ларька? — негодует другая пенсионерка. — Когда прихожу домой, все мою. Продуктам из машин я больше доверяю — у фермеров все свеженькое, яички из-под курочек берут и тут же привозят.

Не дождавшись окончания разговора, отправляюсь дальше. Все продавцы, как на подбор, стоят с именными бейджиками с фото. Для беседы выбираю яркую блондинку, которая торгует нижним бельем. Она работает на рынке больше двух лет, привозит сюда «самое лучшее». Для того чтобы заниматься собственным бизнесом, ей приходится тяжело. Надо и за аренду заплатить, и грузчику. Это составляет порядка 9 тыс. рублей в месяц. Но зато она сама себе хозяйка.

— Люди в последнее время изменились, да и рынки стали более качественными, — с радостью делится мнением частная предпринимательница. — Мы закупаем вещи на таких же оптовых складах, что и магазины. Другое дело, что у нас все равно дешевле, — рекламирует товар женщина. Открывать свой магазин она не спешит. Считает, что сейчас гораздо выгодней, чем будет через два года, когда рынки перейдут в капитальные сооружения. По ее словам, если за свет, воду платить, то так придется на одну аренду работать.

Оказывается, сложнее приходится не индивидуальным предпринимателям и тем, кто реализует сельхозпродукцию. Торговля последних носит сезонный характер, и для них предусмотрена облегченная форма регистрации на рынках. Бабушки и дедушки, желающие реализовать выращенную на приусадебном участке продукцию, могут показать пенсионное удостоверение, заплатить за место и спокойно торговать. Если же пенсионеры захотят продать котят от родившей недавно любимой кошечки, то им предстоит проверить животных у ветеринара, выписать удостоверение продавца. То же самое предстоит сделать всем «бизнесменам»-однодневкам, которые раньше беспрепятственно реализовывали любые хозяйственные вещи. Теперь на рынок их попросту не пустят.

— Представьте себе, я пенсионера у себя на рынке поставлю, да еще и бесплатно, а ко мне потом придут и скажут: на каком основании он у тебя тут стоит, — поясняет ситуацию один из управляющих хозяйственного рынка. — Нет, я лучше не буду брать. Страшно.

Что будет дальше — торговцы боятся предположить. В качестве облегчения рыночной жизни они надеются, что появятся «разовые пропуски» для всех желающих, а не только для тех, кто продает картошку-морковку.

…Когда я уходила с рынка, дорогу мне перегородили пенсионеры с ведрами, которые, не дождавшись машины с дешевыми яйцами, стояли в очереди за теми, что «по баснословным ценам».

Слабое звено

Рынок в Тогучине — райцентре Новосибирской области — внешне почти не отличается от новосибирских. Однако о новом законе местные продавцы мало что слышали. Мясо здесь продают на двух рынках — теплом и холодном. На первом хозяйничают перекупщики. Это более цивилизованный рынок, да и цены там чуть повыше. На втором — холодном — можно встретить настоящих фермеров.

— За день мы платим 150 рублей за место, — рассказывает парень в санитарном халате, но без бейджика. — Мелким производителям выгоднее стоять самим за рыночным прилавком. Перекупщики у нас покупают килограмм мяса за 60 рублей, а если мы сами будем продавать, то выходит по 75 рублей. С одной туши набирается около полутора тысяч рублей, — ведет нехитрые подсчеты молодой фермер. — А в Новосибирск нам ехать невыгодно: на дорогу много потратишь, да и не подпустят нас к рынкам с такими низкими ценами.

«Рынки нужны как сельским потребителям, так и производителям, — уверена председатель райкома профсоюза рабочих агропромышленного комплекса Тогучинского района Любовь Николаенко. — Почти все жители района приобретают товары на местном рынке, да и не дошли еще до нас супермаркеты». Действительно, говорить о наличии торговых сетей в городке не приходится. На пути к райцентру попались лишь парочка торговых павильонов и относительно крупный хозяйственный магазин.

Фермеры, которые не хотят отдавать свою прибыль перекупщикам, сами стараются реализовать выращенное

«Проблема в том, что закон о розничных рынках принят, но нет организованной торговли для сельхозпроизводителей, — продолжает Любовь Николаенко. — Рынки больших городов закрыты для небольших производителей, там действует цепочка производитель–перекупщик–рынок–потребитель». По ее словам, раньше и в Тогучине перекупщики ездили по деревням, приобретали продукцию у производителей на 20–30% ниже оптовой цены. Однако теперь фермеры, которые не хотят отдавать свою прибыль перекупщикам, сами стараются реализовать выращенное. Благо, торговых мест на рынке хватает.

Краснозерский фермер (Красноозерка — районный центр Новосибирской области) Вячеслав Деревянкин менее оптимистично смотрит на новый закон. Он не сдает продукцию на рынки. И считает, что мало кто из фермеров ездит торговать лично. Причину называет весомую, не требующую последующих аргументов, — на торговлю нет времени, надо работать. По его словам, появилась тенденция к укрупнению хозяйств — мелкие фермеры практически разорились и выживают лишь крупные производители, имеющие земли от 3 тыс. га. «Закон о розничных рынках фермерство не спасет, — говорит Деревянкин. — Для того чтобы фермеру не выживать, а развиваться, ему должны выделять дотации, как делают это в западных странах».

По словам генерального директора ассоциации крестьянских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов Новосибирской области «АККОН» Виктора Майбаха, из более чем двух тысяч активно действующих фермерских хозяйств на территории области лишь два предпринимателя обратились с просьбой выделить им постоянное место на рынке. При этом фермеры уточнили, что торговать могут лишь в выходные дни. «Отдельные крестьяне все-таки обращаются на рынки. Но сколько можно продать за день? Две, максимум три туши. Это не решение проблемы», — считает он.

Чем же помочь производителю сельскохозяйственной продукции, чтобы он оставался на приемлемом уровне рентабельности? По мнению Майбаха, фермерам необходимо объединяться, создавать свои потребительские рынки, чтобы разорвать сложившуюся цепочку.

В других сибирских городах — похожая история. Например, в Иркутске 27 розничных рынков предъявили свои схемы реконструкции, из которых контролирующие организации утвердили лишь четыре. На данном этапе работники рынков пытаются разобраться с возникшими недоразумениями в местной администрации. Если документы не пройдут утверждение, то нарушителям рыночных порядков придется заплатить штрафы — до полумиллиона рублей. То ли еще будет.