Клирики и клиники

Вадим Воронцов
10 сентября 2007, 00:00
  Сибирь

Не надо делать трагедии. Общество не будет расколото на два враждующих лагеря. Брат не пойдет на брата из-за противоречий на почве теологии. До настоящих конфликтов еще очень далеко. Все гораздо проще и прозаичнее.

Старшее поколение, к которому, собственно, и принадлежат уважаемые ученые, воспитано на принципах научного атеизма. И надо ли удивляться тому, что они используют в своей полемике точно те же приемы. А какие они должны использовать? И как они должны относиться к духовенству, к «продавцам опиума» для народа? Почему мы решили, что академики вслед за сменой политического режима в одночасье сменили свои взгляды и бросились изучать монографии о взаимоотношениях науки и религии?

Ситуация страшна тем, что она иллюстрирует положение в сегодняшней науке. Стремительное старение кадров, например. Не стану совсем сгущать краски — в Сибирском отделении РАН есть такие люди, как академик Владимир Накоряков, которые понимают остроту стоящих перед сообществом проблем. Владимир Елиферьевич, помнится, несмотря на солидный возраст, поразил нас ясностью мысли во время онлайн-интервью. Но на возрасте ученых мужей проблемы не заканчиваются. Отсутствие средств для закупки научной литературы, для развития экспериментальных разработок, покупки материалов и приборов. И общая убогость, как сказал опять же академик Накоряков.

Впечатление такое, что денег нет даже на то, чтобы приобрести современные исследования о науке и религии, чтобы ведущие ученые страны их полистали. Стоит ли тогда удивляться тому, что эти научные умы, взявшись за общественную деятельность вместо того, чтобы со всем старанием лоббировать интересы науки и писать Президенту России письма о необходимости решения насущных проблем, берутся за борьбу с клерикализмом.

Бурной дискуссии, которая развернулась вокруг письма академиков, тоже удивляться не стоит. Страна перестала строить коммунизм и с таким же энтузиазмом и остервенением стала строить капитализм. Вместо великих строек пятилетки — бизнес-проекты, вместо стройплощадок — кондиционируемые офисы. Но вот строители устали — мое поколение, поколение 1990-х и 2000-х, устало строить капитализм. Мы устали просиживать офисные стулья и протирать замшевыми тряпочками запылившиеся мониторы. Нам одинаково наскучил и спокойный график с 9 до 18, и необходимость пахать с утра до утра. Нам нужны новые вызовы, нужна идея, за которую можно бороться. Мы готовы ломать копья за то, во что верим, или думаем, что верим. Отсутствие баталий реальных заменяется яростными схватками в пространстве виртуальном — форумы и блоги раскаляются от накала полемики.

Отвечу на вопрос, который может возникнуть у читателей: если, на мой взгляд, проблемы, собственно, и нет, то зачем же мы ставим в номер пространный материал про это? Потому что мы как раз и пишем для таких людей. Для поколения, которое не только строит капитализм, но и думает о том, куда движется наша страна. Для тех, кто хочет знать, что происходит в ней не только из репортажей государственных телеканалов. Для людей, которые в ответ на академичное интервью немецкого политолога Александра Рара эмоционально и даже злобно напишут: «Не видать им Сибири, как и своей прошлой, и настоящей Европы» или «Попробуйте, возьмите, много вас таких было».

А еще потому, что в Сибири есть такие публицисты, как Олег Носков, которые могут так великолепно препарировать проблему и высказать нетривиальные выводы.

Олег Носков пишет, что для того, чтобы найти гражданское примирение, нужен генератор объединяющих принципов, который будет обладать непререкаемым авторитетом в глазах всего общества. У страны он уже есть. Если Владимир Путин отреагирует на письмо ученых, всякие дискуссии (во всяком случае, между публичными общественными деятелями) прекратятся. У президента достаточно мощный генератор объединяющих принципов.