Судьба ПГТ

17 сентября 2007, 00:00
  Сибирь

Редакционная статья

Н

а берегу озера Байкал расположился небольшой поселок Листвянка. Это далеко не обычный поселок городского типа (ПГТ). Не каждый ПГТ стоит на самом берегу Байкала, в месте впадения в него Ангары. Не в каждый поселок из-за такого местоположения тянется постоянный поток туристов. Не в каждом ПГТ существует собственная картинная галерея, музей СО РАН, который знакомит с историей изучения Байкала, или солнечный телескоп, который стоит на горе сразу за поселком. И уж далеко не у каждого ПГТ есть собственный генеральный план развития, подготовленный НИИ «Иркутскгражданпроект».

Поселки городского типа — это осколки советской градостроительной политики. Промежуточный тип поселения, прослойка между селом и городом. Основные критерии ПГТ — количество и занятость жителей. Население должно быть не менее 5 тыс. (город начинался с 12 тыс. жителей), и 85% из них должны быть заняты не в сельском хозяйстве.

Сколько в России таких поселков, в которых живет две тысячи человек? Согласно переписи 2002 года, всего в России 1 872 ПГТ, 787 из них относятся к категории «до 5 000 жителей». В Иркутской области 55 таких населенных пунктов, а в Сибирском федеральном округе в 287 ПГТ проживают 1 млн 742 тыс. человек. И большинству из них не так повезло, как жителям Листвянки. Их родные поселки не стоят на берегу озера Байкал, и у них нет надежд на туристический бум или строительство туристско-рекреационной зоны.

Нет никаких конкурентных преимуществ у большинства шахтерских ПГТ в Кемеровской области, построенных вокруг шахт или рудников, многие из которых теперь закрыты.

Листвянка — совершенно нетипичный пример развития ПГТ. Это исключение, которое подтверждает правило. А правило состоит в том, что выживаемость таких рабочих поселков зависит от того, есть там работающее предприятие или нет. Если завод, шахта или рудник стабильно работают, то жителям платят зарплату, развивается местный мелкий бизнес в сфере услуг (киоски, магазины и так далее).

Пускать на самотек судьбу такого большого количества граждан государство не может, тем более что львиная доля налогов, которые могли бы потратить на развитие местные администрации, утекла в Москву, а новая система местного самоуправления и самофинансирования пока не заработала. Да и когда это произойдет, совершенно непонятно.

Когда нет никакого стратегического плана развития страны, бюджетный дождь падает на ее субъекты без всякой логики — куда дернулась рука садовода, туда и полилось. Вернее, логика есть — налить побольше надо туда, где уже очень сухо, чтобы совсем не погибли. А туда, где и так все неплохо, где своими силами справляются, можно и поменьше. Так и появляются у нас струи из мегапроектов, призванных создать социально-экономические оазисы, новые кластеры экономики и поддержать старые — те, что уж очень важны, но без поддержки сами развиваться не хотят.

Но опыт Листвянки интересен не тем, что она попала в сферу реализации одного из таких проектов. Тем более что единственное место цивилизованного отдыха на берегу Байкала было, по правде говоря, обречено на успех. Территория могла бы расти и развиваться и без особой экономической зоны. Опыт этот интересен тем, что типичный поселок сумел полностью использовать те конкурентные преимущества, которые у него есть, и не собирается останавливаться на достигнутом.

Нам и, мы в этом уверены, нашим читателям, интересно то, что происходит вокруг нас, то, чем живут и как живут люди в соседних регионах. И если Алтай в силу своей большей доступности уже стал излюбленным и во многом заезженным местом отдыха для жителей не только Сибири, то у Байкала такая популярность еще впереди.