Пророки в нашем отечестве

Постскриптум
Москва, 24.09.2007
«Эксперт Сибирь» №35 (177)

Неожиданная отставка прежнего кабинета правительства вызвала некоторое замешательство в среде политологов. Однако недоумение длилось недолго. Уже на следующий день обильным потоком потекли глубокомысленные комментарии. Затушевав конфуз стандартными пассажами о непредсказуемости главы государства, нам в очередной раз преподнесли ряд свежих прогнозов. Разумеется, если они опять не сбудутся, мы снова услышим привычные изречения насчет нестандартных (или «мудрых», «сильных» — возможны варианты) шагов президента. А затем еще раз — прогнозы, прогнозы…

Мы уже не в первый раз убеждаемся, что наши кремлеведы постоянно тычут пальцем в небо. Применительно к России политология давно уже уподобилась науке о толковании тайных знаков и примет. В данном случае в качестве тайных знаков выступают изречения и действия первых лиц страны, которые буквально понимать у нас уже не принято. С подачи глубокомысленных политологов читающая публика осваивает способы символической интерпретации всего того, что нам демонстрируют представители российского истеблишмента. Поэтому каждая фраза президента, каждое его решение якобы всегда таят некий скрытый смысл, доступный пониманию лишь особо углубленных аналитиков. Да, с вице-премьером Ивановым вышла промашка. Но ведь в том, выясняется, тоже есть особый символический смысл! Новоявленный премьер Зубков, уверяют нас, представляет собой знаковую фигуру, отображающую некие скрытые стороны тайной и, разумеется, хитроумной президентской стратегии. Глава государства же у нас, как мы знаем, бесконечно мудр, а потому окончательно постичь его замысел можно только со временем. Если бы вместо Зубкова он предложил, скажем, Зурабова или вообще какого-нибудь капитана Полищука из тамбовской милиции, то и здесь, без сомнения, нашим кремлеведам было бы что сказать насчет тайной стратегии. Как бы дело ни разворачивалось, везде — скрытая мудрость, тайный план, сложная «многоходовка» и так далее. Политология, как видим, занятие увлекательное.

Именно так, похоже, создаются политические мифы (точнее — политологические). Этими мифами начинает жить интеллигенция, к ним приобщается простой обыватель и, судя по всему, их начинают разделять сами представители власти. Возьмем, например, миф о третьем сроке. Откуда он взялся? Как мы помним, кто-то из действующих политиков предложил президенту остаться у руля после завершения официальных полномочий. Можно было бы увидеть в этом банальный подхалимаж. Но нет, наши углубленные аналитики разглядели в этом тайный умысел кремлевской администрации, начавшей реализацию плана по изменению Конституции. Президенту пришлось несколько раз опровергать слухи о третьем сроке. Но разве слова главы государства у нас понимаются буквально? Особо опытные кремлеведы с легкостью истолковали их как «отвлекающий маневр».

Та же ситуация с мифом о преемнике, о котором никто официально не заявлял. Просто углубленные аналитики разгадали знаки. Президенту пришлось развеять и этот слух. Не подействовало. Наконец, последовало назначение Зубкова, поставившее под сомнение пророческий дар кремлеведов. Однако в итоге это только вызвало новую волну политологических пророчеств, где мифы о преемнике причудливо сплелись с мифами о третьем сроке. Теперь выясняется, что «спецоперация» по назначению Зубкова есть продуманная (именно так — «продуманная») часть плана по возвращению Путина на пост президента в… 2012 году! Понятно, что о своем возвращении на президентскую должность Путин нигде даже не намекал. Но политологи, владеющие секретом истолкования тайных знаков, этот замысел раскрыли.

Впрочем, справедливости ради надо сказать, что именно сама власть, включая главу государства, постоянно дает повод для таких символических толкований. Ибо если буквально трактовать отдельные высказывания и поступки первых лиц, может возникнуть либо ощущение полного абсурда, либо самые нехорошие (в смысле политической лояльности) подозрения. Возьмем, например, «отходную» фразу Фрадкова. Свой уход он мотивировал тем, чтобы накануне выборов предоставить президенту полную свободу действий «при выстраивании властной конфигурации». Как это понимать? У нас что, меняется политическое устройство? Или бывший премьер был настолько самостоятельным, что вступал в противоречия с президентом?

Буквально на следующий день сам президент еще больше нагнал туману. Комментируя отставку кабинета, он намекнул на какой-то новый вектор развития. О чем конкретно идет речь, он, в своей манере, так и не объяснил. Что, в таком случае, остается аналитикам, как не добавить к лаконичным фразам вождя свои глубокомысленные догадки? Ведь если исходить из того, что Путин мудр (в соответствии со старой максимой — «царю виднее!»), то должен, непременно должен существовать хитроумный план! А если такового нет, то тогда могут возникнуть те самые нехорошие подозрения, в коих нынче признается далеко не каждый политолог.

Есть, конечно, попытки рационального объяснения. Так, назначение Зубкова некоторые связывают с принятием курса на обеспечение нашей финансовой безопасности, чем якобы пренебрегало ведомство Кудрина. Но тогда не логичнее ли было назначить Зубкова на должность министра финансов, а самого Кудрина (если он хорош) поставить на место вице-премьера Иванова? Самого же Иванова можно было, в соответствии с политологическими прогнозами (да и по здравому смыслу), определить на должность сами понимаете кого. Думается, такой расклад никого бы не удивил. Логика здесь есть. Ну а если в реальности назначения кажутся нелогичными, то чего удивляться, если аналитики с пылом принимаются за разгадку хитроумных планов.

Новости партнеров

Реклама