Путь воина

В клуб «Кованая рать» приходят не за драйвом и романтикой, а для того, чтобы понять и найти себя

Сезон-2007 закрепил за «Кованой ратью» звание бесспорного фаворита турнирных боев Сибири. Где бы ни проходили поединки — в Томске, Новосибирске, Сургуте, омские «ратники» неизменно возвращались домой со щитом. В Томске на Сибирском турнире по историческому фехтованию «Рубеж» омичи победили в номинациях «Щит-меч» (Евгений Барынькин) и «Меч-меч» (Евгений Пусев). «Кованая рать» получила первые два места и на турнире «Щит Сибири», участие в котором принимали представители военно-исторических клубов Томска и Северска. Как считают сами «ратники», никто лучше омичей удар не держит. Надеются сойтись в бою с «воинами» из Хабаровска и Владивостока, о силе и умении которых вести сражение ходят легенды.

Машина времени

«У нас есть негласное правило — никогда не падать. Никогда и ни при каких обстоятельствах. Поэтому наши бойцы отличаются большой стойкостью», — Василий Минин, руководитель общественной организации «Военно-исторический клуб «Кованая рать» в тему, как в бой, вступает с ходу. Точнее — на ходу, по пути в клуб. «Каждый из нас во время бугурта (бой «стенка на стенку») бьется против двух-трех противников. Бойцы других клубов в такой ситуации падают. Таковы правила боя: если упал — тебя не тронут. Для них это экстремальная ситуация. Для нас — норма», — поясняет предводитель омского рыцарства.

 pic_text1 Фото: Евгений Кармаев
Фото: Евгений Кармаев

Еще два рыцаря встречают нас у входа в здание РОСТО, на базе которого дислоцируется «Кованая рать». Всего «ратников» сорок. Самому старшему — тоже около сорока. Самому юному — 16. Возраст, как и профессия, значения не имеют. Школьники, студенты, программисты, педагоги, историки, есть слесарь, и служащий банка тоже есть. Впрочем, под доспехами социальный статус и впрямь не разглядишь. «Какой драйв бегать с ног до головы в металле, размахивая мечом? Неужели других дел нет?» — не удержалась я от каверзного вопроса. «Для нас это внутренний стержень. Так же, например, как для любителей восточных единоборств — философия Востока. Мы хотим не то чтобы реставрировать, но восстановить традиции прошлого, чтобы понять, какими были мужчины того времени», — поясняет Василий Минин. Как считает вице-президент клуба Антон Панькин, это способ самоопределения как личности, так и нации.

Бой — не драка. А снаряжение — лишь декорация к главному действию, происходит которое не на поле брани, а в голове. «Мы не марионетки, чтобы драться ради драки. Атрибутика «воина», антураж боя — это ключ к эпохе. В сражении включается своеобразная машина времени. На какое-то мгновение ты переносишься, проникаешь в прошлое. Тяжесть доспехов, жесткость боя, сила удара… Только испытав все это на себе, начинаешь понимать, каких усилий нашим предкам стоило создать то время, в котором мы сейчас живем. После этого уже невозможно относиться к ним неуважительно», — говорит Василий Минин. «Кованая рать» — это апробация одной из форм патриотического воспитания. Преемственность поколений — в этом видят гражданский патриотизм омские рыцари.

Хозяин меча

Рыцари со стажем обучают новичков навыкам ориентирования во времени. Впрочем, заблудиться среди эпох сложно. Указателя на пути в прошлое всего два. Это Европа середины XIII и XIV веков. И Русь 1380–1410 годов. «Именно в этот период формировался менталитет современного русского человека. После Киевской Руси зарождалась новая империя — Московское государство», — поясняет Минин. Собственно, эти два направления и представляет омский клуб. Приверженцы русского объединяются в «Михайлову Хоругвь», европейского — собираются под знамена «Ордена Святого Георгия». Около четырех лет в «Ордене» куют воинов Центральной и Северной Европы (Германия, Англия, Скандинавия). Это бойцы-одиночки, которые проводят бои один на один. «Стенка на стенку» — это стиль воинов «Хоругви архангела Михаила». Здесь воссоздаются образы ратников конца XIV – начала XV веков Северо-Западной Руси (Новгород, Псков, Смоленск, Витебск).

Святая святых клуба — «оружейная». Вместо караула у дверей «букет» мечей. Рука непроизвольно легла на холодную темную сталь клинка. «Вес тренировочного меча — около трех килограммов, вдвое тяжелее турнирного», — комментирует Василий Минин. «Ратники» в буквальном смысле знают, насколько тяжело бывает в ученье. Вес доспехов — 15–20 килограммов. Плюс три кило — на меч. И так четыре раза в неделю, по полтора часа. Таков тренировочный режим. «Человеческий организм адаптируется к экстремальным нагрузкам — силовым, тепловым, эмоциональным. Поэтому в турнирных боях на фоне других клубов мы выглядим более подготовленными», — констатирует Антон Панькин.

 pic_text2 Фото: Евгений Кармаев
Фото: Евгений Кармаев

Но клуб начинается не с тренировок. Путь воина тернист. Прокладывать дорогу к предкам приходится не только с мечом. Но и с книгой и штопальной иглой в руках. Рыцарство — это наука. Для новичков она начинается с урока истории, изучения культивируемой в клубе эпохи, ее экономики, политики, культуры. В расписании также уроки рукоделия, кузнечного дела. Потому изготовление доспехов — дело рук самого рыцаря. В качестве наглядного пособия используются сохранившиеся музейные образцы, археологические экспонаты, информация библиотечных фондов, интернет-данные. «Клуб работает в рамках так называемой исторической реконструкции. По правилам этого направления костюм «воина» должен быть таким, чтобы с пяти шагов нельзя было определить, использовались ли при его изготовлении какие-то современные материалы, вещи. У нас применяется новый, максимально похожий материал. Поэтому мы скорее воссоздаем исторический образ, а не реконструируем его», — поясняет предводитель «Кованой рати». Василий Минин — профессиональный кузнец, заведующий мастерской художественной обработки металла при Омском педуниверситете. Где, собственно, и преподает на кафедре прикладного декоративного искусства. Шлемы и мечи кует для своих ратных товарищей сам. Ковке несложных элементов для кольчуг обучает. Об искусстве ковать меч кузнец говорит неохотно, с оговоркой «изготовление оружия запрещено законом». Были прецеденты, когда «ратникам» приходилось доказывать мирное предназначение своих мечей в соответствующих службах. Коллекционирует рыцарь не оружие — книги. В личном собрании — такие уникальные издания, как «Энциклопедия оружия» историка XIX века Вендалена Бехайма, монография Виолле-ле-Дюк о средствах ведения войн в Средневековье. «Оружие несет какую-то смысловую нагрузку, имеет особое значение?» — спрашиваю я. «Для мужиков-то, конечно, несет. Что уж греха таить… — усмехается Минин. — В бою это твоя вторая кожа, которая тебя защищает».

В клубе действует система мастер-классов по пошиву одежды, изделий из кожи.

Как полагают «ратные военачальники», навыки рукоделия развивают моторику рук, определенные качества характера, которые впоследствии пригодятся подмастерьям и в жизни. «Чтобы сплести кольчугу, нужны знания, упорство, аккуратность», — уточняет Минин. Как считают в клубе, это необходимо для того, чтобы из мальчика со шпагой, нежной детской души выковать железного рыцаря. Путь становления рыцаря — это путь становления мужчины. Таков непреложный закон «рати». Каждый мужчина по определению воин.

Оружие к бою!

Боевой клич «ратников» оповестил о начале тренировочного сражения. «Запугать и победить противника можно, не вступая с ним в бой», — комментируют не участвующие в «театре боевых действий». Советуют кричать громче, потому что когда надеваешь шлем, вообще ничего не слышно. Однако похоже на то, что я была единственной, кого подобная психологическая атака выводила из душевного равновесия. Случайные прохожие шли мимо в состоянии абсолютной индифферентности к происходящему. Тем временем рыцари бодро размахивали мечами.

 pic_text3 Фото: Евгений Кармаев
Фото: Евгений Кармаев

«Никто никого не жалеет, и никто не воспринимает бой как игру. Все по-настоящему, жестко. Только стальные доспехи помогают избежать серьезных травм», — Антон Панькин считает сражение самой подходящей школой для мужчины. «Мир всегда менялся, психика человека оставалась неизменной. И раньше тебе было страшно, когда бьют, и сейчас тоже страшно. Но только до первого удара. Когда сходятся двадцать на двадцать, дрожь по телу. Стена понеслась. Сошлись. И остается одна мысль — выжить. Вот тогда ты чувствуешь все, что испытывали воины Средневековья». «В бою гены работают на сто процентов, мужское просыпается... Это же исконно русская забава…» — реплики Василия Минина заглушает очередное призывно-зазывное: «Оружие к бою!».

Спарринг (бой «один на один») длится полторы минуты. «Что можно успеть за такое короткое время?» — в ответ на вопрос получаю лаконичное: «Многое». «В бою воспитывается мужественность и благородство», — Василий Минин поясняет правила «благородного» боя. Нельзя, например, колоть и бить в запрещенные места. Ругаться во время боя, оскорблять противника тоже нельзя. Лучшего психологического тест-драйва, чем полноконтактный бой на стальном клинковом оружии для себя и для того парня тоже, видимо, не найти. «Кто-то грудью тебя прикроет, а иной в кусты спрячется. Значит, и в жизни ведут себя так же», — говорит Василий Минин. Антон Панькин уточняет: «Это инструмент воспитания и возможность узнать самого себя: или ты упадешь, или будешь биться до последнего. Бой показывает, на что ты способен, слабые стороны. Учишься работать над собой. Потом так же характер проявляется в жизни. Куются стальные ребята». Словом, делай доспехи, делай себя, делай это лучше всех. И возможно, тогда тебя возведут в ранг рыцаря. Среди достоинств должны быть также опыт боев, авторитет среди «ратных» товарищей, отличная отметка за поведение в обыденной жизни, ну и харизма, для полного джентльменского набора. За каждым рыцарем закрепляется «копье» из десятка «ратников». У рыцарей, как и полагается, есть свои оруженосцы. Законы внутренней иерархии соблюдаются безоговорочно. Русское направление также делится на «десятки».

Новобранцы неподалеку по отдельной программе осваивали азы рыцарской науки: дыхательная гимнастика, укрепление суставов и мышц. По мнению руководителей клуба, бой помогает увлечь подростков, увести их с улиц. «Одно дело — выплескивать агрессию на слабых, другое — выйти на поединок с равным тебе противником, а то и не с одним, — поясняет Василий Минин. — Сначала хотят биться, как первоклассные бойцы, быть похожими на них во всем. Начиная подражать лучшим, находят себя».

Перекресток миров

 pic_text4 Фото: Евгений Кармаев
Фото: Евгений Кармаев

Василий Минин — во всех смыслах кузнец «Кованой рати». История омского рыцарства восходит к викингам, монголам и ролевым играм. Начиналось все около девяти лет назад, с неформального клуба «Цитадель», который трансформировался в общественную организацию «Великая степь». «Поначалу мы хотели заниматься степными кочевниками, чем-то местным, средневековым. Потом загорелись рыцарством. Это наш путь и искания», — говорит «первый рыцарь». Переименовали клуб в «Кованую рать» и открыли русское направление позже, когда пришло понимание и осознание смысла выбранного пути. «Ты моделируешь своих предков, а значит, самого себя… русского или европейского воина. Среди моих предков есть и те, и другие. Немецкие дворяне по материнской линии и казаки — по отцовской. В клуб приходят не за драйвом и романтикой, а для того, чтобы понять и найти себя. Понять прошлое и найти исторические корни, родину», — говорит Василий Минин. Через клуб прошла не одна сотня людей, остались десятки. Сегодня клуб имеет статус общественной организации. В 2007 году выиграл муниципальный грант в номинации «Патриотическое воспитание». «Ратники» готовятся пойти в село, создать филиалы в районах Омской области. «Кованая рать» совместно с казачеством и духовенством Омско-Тарской епархии в нынешнем году приняла участие в паломничестве по местам боевой славы омского казачества. Из новых рубежей — конные турниры, открытие нового направления этнокультуры, научный проект «Дружина Ермака». Последний предполагает строительство двух казачьих стругов и сплав по Иртышу и Оби по пути Ермака. «Хотим создать живой музей для популяризации исторических событий, которые оказали влияние на развитие российского государства. Чтобы страна знала своих героев», — по замыслу авторов, предстоит детально восстановить обмундирование дружины покорителя Сибири. В экспедицию «ратники» намереваются отправиться через два года и посвятить проект 300-летию Омска.

В России рыцарское движение начиналось в 1980-е. Традиционно сильные, профессиональные школы «воинов» сосредоточены в европейской части — в Москве, Санкт-Петербурге. В Сибирь рыцари вошли в 1990-е через Красноярск. По мнению Минина, сибирская «рать» сейчас на стадии становления. Омский «ратник» опроверг предположение о влиянии зарубежного кинематографа на российский менталитет, якобы спровоцировавшего нынешнюю волну популярности рыцарских турниров в стране. Он полагает, Россия по объективным причинам была отброшена назад, вследствие чего были утрачены многие национальные традиции. «В Европе и Азии аналогичные клубы основаны достаточно давно и сейчас используются в общегосударственных целях, для популяризации истории родного государства. Германия, Франция, Испания… Самый яркий пример — Норвегия. История викингов разрекламирована настолько, что сложился стереотип, будто то были едва ли не самые великие люди. За рубежом проще: в людях присутствует чувство национальной гордости. Потому что там не выкорчевывалось все так, как у нас. Например, кэндо — ни что иное, как переработанная философия самураев. Методика и мощная система воспитания идеального гражданина страны, которая заключается в развитии интеллекта и физических способностей. В Японии престижно заниматься кэндо и состоять в клубе. Система ориентирована на извлечение пользы не краткосрочной, а долговременной».

Россия сегодня открыта всем ветрам и веяниям. Страна-перекресток. Синтез цивилизаций Запада и Востока. Или суррогат? Впрочем, у каждого государства, как у каждого воина, свой путь.