Искусство привлекать

Решение правительства о создании туристско-рекреационной зоны заставило взглянуть на Алтай как на территорию приложения местных и иностранных инвестиций

Вчисле первых, кто смог предугадать будущее Алтайского края еще несколько лет назад, выступила ассоциация «Инвесторы Алтая», которая начала вкладывать средства в развитие туристической инфраструктуры в регионе. Это неформальное объединение инвесторов, готовых обеспечивать финансами проекты, связанные с туристическим бизнесом. Сейчас у ассоциации на счету уже множество проектов. Самый известный из уже реализованных — это гостинично-развлекательный комплекс (ГРК) «Беловодье» в Белокурихе, а самый амбициозный — создание международного туристического маршрута Алтай – Золотые горы протяженностью 5 тыс. км, с открытием более десятка туристических баз в четырех странах. Председатель совета директоров ассоциации Виталий Неволин рассказал журналу «Эксперт-Сибирь» о возможностях Алтая в области туризма, об инвестиционном климате и проблемах, с которыми сталкиваются инвесторы.

— Виталий Михайлович, почему именно Алтай?

— Прежде чем остановить свой выбор на Алтае, мы провели мониторинг многих регионов России с целью выявить наиболее привлекательные в инвестиционном плане. В результате большой и кропотливой работы мы остановились на Алтае и Сочи. Перспективы Алтая нам показались более привлекательными, да и рассматривались сразу два проекта — Телецкое озеро и Белокуриха. Правительство Республики Алтай в тот момент отнеслось к нашему проекту с определенной долей скепсиса: не очень им верилось, что в республику могут пойти крупные инвестиции. Поэтому, мы, согласовав проект с руководителями Белокурихи, в 2004 году приступили к строительству гостинично-развлекательного комплекса «Беловодье».

— «Беловодье» — ваш первый опыт в строительстве и управлении подобными объектами?

— И да и нет. Опыта в организации подобного комплекса у нас не было. В Кузбассе мы построили и долгое время управляли бизнес-центром «Альфа Кит», гостиницей «Астра». Увидев положительную тенденцию в развитии подобного бизнеса, мы решили взять в управление, а в последующем выкупить базу отдыха «Мрас-Су» в городе Мыски, которая находилась в плачевном состоянии. За короткий период времени нам удалось из полуразрушенной, дотационной базы сделать престижный спортивно-оздоровительный комплекс, в котором проживают и тренируются серебряный призер Олимпийских игр Евгений Чигишев и футбольная команда первой лиги «Металлург». Был у нас опыт запуска развлекательных центров, кафе. Имея за плечами богатый опыт в сфере услуг, мы решили объединить знания и опыт в строительстве гостинично-развлекательного комплекса. Менее чем за два года в Белокурихе начал работу ГРК «Беловодье». И «увидев, что это хорошо», мы задумались о расширении нашего бизнеса на Алтае. Для привлечения «инвестиционных тяжеловесов» была создана ассоциация «Инвесторы Алтая».

— Если есть ассоциация, значит, должны быть и проекты?

— Конечно. Сейчас в рамках ассоциации, куда входят четыре крупных компании, мы договорились, что каждый из участников ежегодно реализует новый проект. Это не только туризм. Это и строительство, и переработка промышленных отходов, сельскохозяйственной продукции, производство строительных материалов. Пока это проекты, но мы уверены, что в ближайшее время они начнут работать. Сейчас мы закончили грандиозный проект «Алтай — Золотые горы», выводим готовый продукт на туристический рынок.

— Расскажите поподробнее об этом проекте.

— Как правило, все интересные идеи приходят случайно, так и наше участие в этом проекте было, скажем так, неожиданным. Однажды Михаил Юрьевич Шишин, проректор Барнаульского института дизайна и архитектуры, пригласил меня принять участие в координационном совете «Наш общий дом Алтай», который проходил в Горном Алтае. На совете присутствовали представители администраций четырех государств — России, Казахстана, Китая, Монголии. Было много разговоров, взаимных упреков и мало действий. Я предложил перейти от слов к делу и реализовать прописанный тогда только на бумаге маршрут на деле. В результате было принято решение собрать по несколько представителей от всех государств и пройти маршрут. Затея для нас была новая, и мы пригласили на роль организатора Андрея Крайснера, профессионального туриста из Иркутска, у которого есть опыт организации и проведения подобных мероприятий. Помимо представителей власти мы пригласили журналистов, операторов, они сделали интересный фильм, который недавно показывали на канале «Катунь». Стартовала наша экспедиция 6 июля из Белокурихи. За 18 дней мы проехали все сопредельные государства. Посетили Телецкое озеро, Бирюзовую Катунь, на территории Монголии — долину наскальных рисунков, в Китае — озеро Канас, в Казахстане — Рахмановские ключи, предгорье Белухи. Это малая часть того, где мы были. Проехав по маршруту, поняли, что это достаточно интересный туристический проект, который можно и нужно выводить на рынок. Наше предположение очень быстро нашло подтверждение. Нас пригласили на презентацию маршрута на международную конференцию в Китай.

— Уже есть желающие проехать по маршруту?

— Да. Большой интерес проявили французы и японцы. Мы заключили соглашение об обмене туристами с Казахстаном, Китаем, Монголией. Мы уверены, что этот маршрут будет интересен не только как туристический. Он состоит из посещения исторических, культовых, культурных мест. На наш взгляд, это будет интересно историкам, краеведам, археологам.

Правда, на большей части маршрута пока отсутствует инфраструктура. Я не говорю о туристических базах. Если в дороге вы прокололи колесо, не сможете найти шиномонтаж. Не всегда удобно мыться в горных реках. Проехав по маршруту, мы сделали для себя вывод: необходимо строить и развивать инфраструктуру. Первым шагом к реализации этого решения стало строительство базы на Белом озере. Московская компания, входящая в ассоциацию, инвестирует в строительство 200 миллионов рублей. В честь празднования 70-летия Алтайского края мы заложили первый камень на Белом озере, и сейчас там идет строительство.

— А проблем с землей не было?

— Это особая тема. Проблема в том, что в последнее время идет банальная скупка земель. Участие в торгах, конкурсах не дает никаких результатов. Аффилированные структуры скупают земли на корню, а потом продают по баснословным ценам. Простой пример: на Телецком озере мы купили старый, полуразвалившийся корабль «Пионер Алтая», который 12 лет простоял на берегу. Мы решили восстановить его, нам потребовалась земля для строительства верфи. Два месяца я обивал пороги кабинетов. Результат нулевой. Я не понимаю, неужели нет заинтересованности в проекте у администрации района? Получается, что выгоднее разобрать корабль и продать его на металлолом. Хотя не все решает местная власть. Трудности не только с властью. Люди, услышав, что будет создана игорная зона, начали скупать у крестьян земельные паи. За восемь гектаров предлагают 30 тысяч рублей. Многие, даже не видевшие пятитысячной купюры, с удовольствием продают свою землю за «огроменные деньжищи». Впоследствии «горе-дилеры» приходят, например, ко мне и предлагают «купить недорого землю». Всего за пять миллионов.

— А как получилось с комплексом на Белом озере? Переплачивали?

— Там мы сработали на опережение. Подали заявку два года назад, когда и разговоров не было об игорной зоне. На Белом озере будет построен четырехэтажный комплекс в форме корабля. В Курье есть уникальная природная особенность — очень мало облаков. Звезды прямо над головой висят. Млечный путь как на ладони. По проекту мы построим маяк, поставим телескоп. В следующем году координационный совет «Наш общий дом Алтай» планирует создать на озере международный лагерь.

— Белое озеро — это один из этапов кольца?

— Кольцо — это около пяти тысяч километров. На всем маршруте планируется построить 12 баз. Специфика маршрута заключается в отсутствии «закольцованности». Человек может закончить маршрут в любой точке и продолжить его на следующий год из любой точки. Не обязательно принимать участие в маршруте все 24 дня. В Китае, Казахстане, Монголии уже все готово для приема туристов. Людям надоели «пятизвездочные гиганты». Интересна национальная специфика. В Монголии это юрты, в России — деревенские дома. Наш проект — это проект объединения. Есть единый Алтай, который растянут по территории четырех государств. Оказывается, раньше Алтай распространялся до Томской губернии.

— Ваш бизнес как-то коррелирует с игорной зоной?

— К игорному бизнесу мы отношения иметь не будем. Это совершенно точно. Планируем заниматься созданием условий для отдыха, лечения, оздоровления. Это не значит, что в наши планы будет входить возведение только отелей. В состав «Инвесторов Алтая» входит, к примеру, фирма, строящая в Бийске завод строительных материалов, мы готовы участвовать в тендере на строительство аэропорта. К тому же и материалы у нас свои будут. Мы пришли созидать, а не выкачивать деньги.

— Значит, помимо экспедиции и «Беловодья» вы реализуете и другие проекты?

— «Инвесторы Алтая» — это серьезная ассоциация, которая не только говорит, но и делает. Сейчас у нас в активе одна гостиница и международный маршрут. На мой взгляд, это не так уж и мало за два года! На очереди бетонный завод, база на Белом озере. Есть интересный проект в Белокурихе. Но, к сожалению, под него не могут найти землю. Он называется «Русская деревня». Создан проект барнаульскими проектировщиками и архитекторами. Это к вопросу об иностранцах, которые в Россию едут, чтобы посмотреть национальный колорит. «Русская деревня» — это восемь гектаров земли, на которых будет построен старинный кремль в стиле восемнадцатого века, маленькие дома на две-три семьи, подворье, мастерские. Но пресловутая проблема землеотводов вновь тормозит интересные начинания.

— Деньги у инвесторов есть. Главная проблема — непредсказуемость политической ситуации в России. Иностранные инвесторы сейчас предпочитают не делать вложения в Россию, или это не так?

— Если говорить о наших проектах, то они просчитаны и обоснованы. Не только иностранные, но и российские инвесторы никогда не будут вкладывать деньги в строительство «песчаных замков». Если мы говорим о динамике посещаемости туристами Алтая, становится понятно, что риска в строительстве гостиниц нет. Государство активно участвует в реализации инвестиционных программ. Есть реальные проекты: «Бирюзовая Катунь», куда государство готово вложить 7,8 миллиарда рублей. Создавая игорные и туристко-рекреационные зоны, оно взяло на себя обязанность обеспечить инфраструктуру и приглашает инвесторов, а они реализуют свои проекты. Главная проблема не в государстве, а в чиновниках. Причем неважно, какого ранга. Те, кто распределяет земли, подписывает согласование, принимает документы — вот настоящая чума для инвесторов. А есть еще и мелкие паразиты в виде нерадивых «бизнесменов», которые привыкли жить по законам 1990-х годов, когда деньги зарабатывались силой, а не головой. Мы уже столкнулись с подобным проявлением. Когда мы покупали землю под строительство «Беловодья», главным условием тендера стало обязательное участие строительной фирмы «ЭКАТЭ» в качестве генерального подрядчика. Это тоже к вопросу о распределении земли. Мы согласились, и здесь начались наши мытарства. Это отдельная история, о которой я не хочу рассказывать.

В итоге мы пришли к выводу, что необходимо создавать свою строительную организацию для реализации проектов. Я привлек томских предпринимателей, которые согласились вложить 300 миллионов в строительство спортивно-развлекательного комплекса в Белокурихе. Мы подали заявку, к которой приложили конкретный проект, но конкурс проиграли. Прошел уже год, а никаких работ на выделенной земле не началось. Почему? Мне советовали опротестовать итоги конкурса в суде. А зачем? Мне есть чем заниматься. А пустырь как стоял, так и стоит до сих пор.

— А каких инвесторов больше, иностранных или наших?

— Наших. Более того, не просто российских, а выходцев из Алтайского края. Мой товарищ, с которым мы вместе разрабатывали проект «Русская деревня», был готов вложить в родной край миллиард рублей для реализации этого проекта. Но благодаря чиновникам землю под этот проект я получить не смог. В результате этот человек сейчас вкладывает деньги в строительство комплекса в Курьинском районе на Белом озере. А краевая казна получила не миллиард, а всего 200 миллионов в виде инвестиций.

— По какому принципу вы отбираете инвесторов? Ограничения есть?

— Мы открыты всем. У нас сейчас в разработке семь проектов, и мы готовы к общению с любыми здравомыслящими людьми в вопросе привлечения финансов. Наши предложения просты: я готов вкладывать свои деньги в проект на паритетных началах. Гарантирую своим имуществом и своими средствами серьезность предлагаемых проектов.

— Зона распространения ваших проектов ограничивается только Сибирью?

— Если мы построим одну гостиницу и остановимся, нас забудут. Мы хотим и готовы развиваться дальше. Конечно, рассматриваем проекты и в других регионах. Но для начала мы должны окрепнуть здесь, а уж потом смотреть «на сторону». Сказать честно, для реализации всех проектов, которые у нас есть на Алтае, потребуется много времени.

Виталий Неволин

49 лет. В 1981 году окончил Томский политехнический институт. В 2004 году защитил кандидатскую диссертацию. Работал заместителем директора по маркетингу Западно-Сибирского металлургического комбината, после чего был приглашен директором огнеупорного завода компании «ЕвразХолдинг». С 2006 года академик Международной академии наук экологии, безопасности человека и природы. В настоящий момент председатель совета директоров ассоциации «Инвесторы Алтая».

Золотые горы Алтая

Новый международный туристический маршрут Алтай – Золотые горы, проходящий вокруг Алтайских гор по территории России, Казахстана, Китая, Монголии, станет постоянно действующим в 2008 году. Об этом заявил вице-губернатор Алтайского края Борис Ланин. По его словам, речь, в частности, идет о возможности пропуска российских автомобилей с туристами по территории Алтайского округа Синьцзян – Уйгурского автономного района Китая, а также о придании международного статуса китайско-монгольскому пограничному переходу Булган–Тайкишкен. Эти вопросы будут поставлены перед правительствами России и Китая в ближайшее время.