Правила аэрофотосъема

Бизнес-схема новосибирской инновационной компании «Аэросоюз» ясна, как безоблачное небо: сами изготавливают аэрофотосъемочное оборудование, сами выполняют полеты и делают фотосъемку, сами «сшивают» полученные фотографии и создают ортофотопланы

Когда в 2000 году компания «Аэросоюз» начала проводить авиахимические обработки сельхозугодий и лесных массивов, оказалось, что в хозяйствах по причине известного всем продолжительного застоя нет карт полей, без которых вести авиахимработы практически невозможно. Не было бы счастья, да несчастье помогло. Пришлось заняться аэрофотосъемкой, освоить технологию картирования и научиться составлять цифровые планы. Так появился уникальный аэрофотосъемочный комплекс PhotoLite. Легкий — около 10 килограммов, вместе с фотоаппаратом и дополнительным тепловизором. Удобный в использовании — не требует специально подготовленного экипажа. Качественный и недорогой, если не сказать дешевый — 1 млн рублей за PhotoLite соизмерим с одним миллионом долларов за почти аналогичное импортное оборудование.

«Дорогостоящие аэрофотосъемочные комплексы являются многофункциональными. Они предназначены для решения разных задач — для съемки и точечных объектов, и линейных, и площадных. Но представьте, что вам нужно снять один небольшой линейный объект, допустим, нефтепровод. Заказывать самолет Ан-30, ставить на него дорогое оборудование неэкономично. Можно платить гораздо менее серьезные суммы, применяя другое оборудование, — объясняет причины создания PhotoLite председатель совета группы компаний «Аэросоюз» Сергей Пискунов. — Для ряда задач — аэрофотосъемки линейных объектов, мониторинга окружающей среды — качества нашей цифровой съемки сверхдостаточно. Да, существуют комплексы, подобные нашему, но они устроены по другому принципу, у них другое напряжение питания, другие габариты, массовые характеристики, а вот именно в таком классе мы первые».

Получаемые аэрофотографии превосходят по качеству космоснимки интернет-сервиса Google Earth в три раза — 20 см на 1 пиксель против 60 см на 1 пиксель. На снимках «Аэросоюза» можно спокойно разглядеть и дома, и машины — пиксели не плывут. Однако картинками со столь четким изображением кроме сотрудников «Аэросоюза» никто другой не любуется. «К сожалению, то, что мы делаем, не можем выпустить для массового пользования. Потому что на всем стоит гриф секретности. Вот такой парадокс получается — Google может это сделать, а мы нет. У Google, правда, разрешение хуже. Мы, конечно, можем «загрубить», с таким же разрешением предложить. Но какой смысл тогда? А с более качественным разрешением не можем показать, потому что это уже гостайна», — сетует Сергей Александрович.

Фото по залету

Для установки цифрового аэрофотосъемочного комплекса PhotoLite подойдет любое легкое воздушное судно. «Аэросоюз» эксплуатирует PhotoLite на самолетах Ан-2, вертолетах Ми-2, Ми-8 и Robinson-44. Мотодельтапланы тоже годятся. Ведутся разработки беспилотного самолета для его применения в аэрофотосъемке.

Чтобы поставить автоматическую платформу комплекса, в конструкции летательного аппарата должен быть люк диаметром всего 10–12 см вместо 30–50 см для общепринятого аэрофотосъемочного оборудования. Можно установить комплекс даже на дверь самолета или вертолета.

В 2005 году, когда компания получила заказ на аэрофотосъемку в Казахстане, возникли трудности с перелетом аэрофотосъемочного самолета Ан-2 через границу. «При таможенном оформлении самолета возникли такие трудности, — вспоминает директор летно-технического центра «Аэросоюз» Борис Скрынник. — Мы просто взяли дверь от самолета Ан-2, установили на нее аэрофотосъемочный комплекс, задекларировали и спокойно перевезли через таможенную границу. Приехав в Усть-Каменогорск, поставили дверь на Ан-2, который там арендовали, и выполнили в Казахстане нужные работы».

Сергей Пискунов и Борис Скрынник не любят называть свое изобретение уникальным, даже стараются избегать этого слова. Однако наша беседа о комплексе PhotoLite была целиком посвящена именно перечислению его уникальных особенностей. Например, компактный PhotoLite не требует специально подготовленного экипажа. Благодаря полной автоматизации комплекса с аэрофотосъемкой может справиться один летчик. И он не ограничен в своих действиях исключительно аэрофотосъемочными целями.

 pic_text1 Фото: Борис Барышников, «Аэросоюз»
Фото: Борис Барышников, «Аэросоюз»

«Комплекс настолько автоматический, — старается как можно понятнее объяснить Сергей Пискунов, — что не нужно специального оператора-аэрофотосъемщика, которых готовят в гражданской авиации. Достаточно квалифицированного летчика, способного выдерживать прямолинейный маршрут. Комплекс работает автоматически. Поскольку он очень легкий, то может устанавливаться вне полезной конструкции летательного аппарата, полезная площадь внутри салона не занимается. Поэтому аэрофотосъемку или патрулирование нефтепроводов легко можно совместить с транспортными перелетами. При использовании другого оборудования вы проводите только аэрофотосъемочные работы. Арендуете Ан-30 или Ан-2, в котором кроме спецэкипажа никто не летит, и после съемки сразу возвращаетесь назад».

Борис Скрынник, начиная с небольшого ликбеза, повествует о другой уникальности PhotoLite: «Самолет никогда не летит прямо. Всегда есть угол сноса, всегда на высоте существует боковой ветер. И линия на земле, по которой двигается самолет, никогда не совпадает с направлением продольной оси самолета. Он летит развернуто. Если фотоаппарат, который стоит на самолете, будет развернут под углом к направлению движения, снимки окажутся с браком. Они не будут параллельны линии, которая идет по земле. В существующей технологии угол сноса устраняет оператор, который через специальный прибор наблюдает за движением самолета относительно земли. Наша система использует электронный магнитный компас и датчик спутниковой навигационной системы GPS, по их данным определяется угол сноса, на который нужно повернуть платформу. Компьютер выдает команду на «поворот» платформы, фотоаппарат поворачивается на угол сноса, и снимки не имеют искажения».

Автоматически устанавливается в PhotoLite и продольное перекрытие. Один и тот же участок, являющийся объектом аэрофотосъемки, должен присутствовать на трех снимках. Каждая точка должна иметь тройное продольное 60-процентное перекрытие. «Программа автоматически вычисляет необходимые моменты срабатывания затвора. Когда самолет удалился от центра предыдущего снимка на заданное расстояние, подается команда на срабатывание затвора. При изменении скорости движения программа сама оценивает, когда давать команду на срабатывание затвора. Если летишь со скоростью 150 километров в час на высоте 400 метров, то между съемками проходит две секунды. Этого вполне достаточно, чтобы фотоаппарат работал. Я вышел на линию маршрута, нажал на кнопку — дальше система все делает сама», — подытоживает Борис Скрынник.

Рожденный летать может и ползать

Все было бы хорошо, кабы не было так плохо. Есть инновационное оборудование, но не развит рынок сбыта. Есть заказчики, нуждающиеся в аэрофотосъемке, но у них нет на то денег. Даже в областных администрациях не хватает средств зафиксировать с воздуха незаконные свалки. «Если были бы деньги, то нам заказывали бы и кадастры, и аэрофотосъемку полей, но проблема в том, что денег нет», — разводит руками Сергей Пискунов, предпочитающий не говорить о проблемах. На вопрос «Как идет продажа аэрофотосъемочного комплекса?» он отвечает лаконично: «Понимаете, это же не сахар. Массово не получается. Может быть, наш минус в том, что мы не так сильно рекламируемся».

«Аэросоюз» продает мало, делая ставку на оказание полного комплекса услуг — с получения разрешения на аэрофотосъемку до создания ортофотоплана. Из проданных аэрофотосъемочных комплексов PhotoLite два успешно функционируют в Казахстане. «Ребята снимают населенные пункты для кадастровых задач и ряд других объектов, — с дружеской теплотой говорит Сергей Пискунов. — Иногда звонят, консультируются, мы им подсказываем, что как делать, они выполняют работы дальше. Механизм получился достаточно надежный. Мы с клиентами постоянно взаимодействуем, связи не теряем».

 pic_text2 Фото: Борис Барышников, «Аэросоюз»
Фото: Борис Барышников, «Аэросоюз»

Крупномасштабной аэрофотосъемкой с использованием малой авиации и сверхлегких летательных аппаратов «Аэросоюз» занимается с 2005 года. «Снимали в Краснодаре — там были чисто экологические задачи: разливы, выбросы. В Красной Поляне делали видовую съемку местности, где будет Олимпийская деревня. В томской тайге проводили мониторинг и учет незаконных вырубок. Наше оборудование позволяет с высокой разрешающей способностью контролировать такие участки. Работали в Подмосковье, Красноярске, — рассказывает о рабочих проектах Сергей Пискунов. — Сегодня ведем переговоры с организациями, которые имеют тепловизоры, предлагаем ставить их с нашим комплексом. Так как занимаемся и продажей вертолетов, то можем предложить конкретное законченное решение — легкий вертолет, на который ставится легкий аэрофотосъемочный комплекс, включая тепловизор. Весной, при изменении рельефа часто бывают утечки газа. Когда газ под большим давлением выходит из трубы, он охлаждается, и по охлаждению тепловизор сразу может определить, где утечки».

Создавать новое, полезное и экономичное — неписаный закон в компании «Аэросоюз». Если выгоднее ходить по земле, а не летать по небу, инновационное изменение коснется любой технологии. «Аэросоюз» перешел с авиационных химических работ на наземные, создав опять же уникальный опрыскиватель на шасси автомобилей. «По производительности он соизмерим с работой самолета. Гербицидный сезон — время, в которое можно проводить химобработку растений, — длится 20–25 дней, из которых авиация применяется дней 10–12. Остальное время — сидит. По причине плохих метеорологических условий. Есть и другое ограничение на применение — авиация работает только днем, — объясняет Борис Скрынник. — Мы перешли на наземные обработки, создали легкий, малообъемный опрыскиватель, специальную навигационную систему «Агронавигатор», которая позволяет проводить химобработки как в дневное, так и в ночное время. Самолет работает 10–12 дней с производительностью 1 500 гектаров в день, а опрыскиватель работает все 25 суток с производительностью 400–500 гектаров. В сумме и самолет, и наземный опрыскиватель дают одинаковый результат. Но во втором случае значительно меньше затрат на обслуживание».

Гербицидные обработки с использованием бортового навигационного комплекса «Аэросоюз» проводит с 2002 года. За пять лет в компании накоплена картографическая информация о 160 тыс. га полей хозяйств Новосибирской области и Алтайского края. Более того — в навигационной системе «Агронавигатор» хранятся данные о контурах всех полей, обработанных в прошлых сезонах. Новая гербицидная обработка проводится без предварительного объезда поля. Текущая информация о траектории движения опрыскивателя и уже обработанных участках наносится на старый слой карты.

«В 2000–2001 годах мы проводили химобработки по саранчовым в Казахстане, Алтайском крае и на юге Новосибирской области. За два года ликвидировали эту проблему. Всю саранчу на свою голову вытравили, теперь работа кончилась», — улыбается Борис Скрынник, явно преувеличивая. В этом году на технике «Аэросоюза» выполнено 10% всех химобработок по Новосибирской области. Это около 70 тыс. га в 30 хозяйствах.

Добровольное авиационное общество «Аэросоюз»

Организовано в 1990 году в Новосибирске военными летчиками запаса, ветеранами боевых действий в Афганистане для организации полетов на легких самолетах и развития в регионе авиации общего назначения. В 1999 году реорганизовано в Межрегиональное потребительское общество «Аэросоюз». Компания начала выполнять коммерческие проекты с применением легких и сверхлегких летательных аппаратов.

В 2001 году в Барнауле организовано ООО «Алтайский Аэросоюз», в 2003 году в Новосибирске — ООО «Летно-технический центр Аэросоюз» и в 2004 году — ООО «АэроГИС», разрабатывающее программно-математическое обеспечение.