Скрытый кризис

12 ноября 2007, 00:00
  Сибирь

«Ситуация не могла не коснуться банковской системы в целом, а финансовый сектор — это отрасль, каждый элемент которой находится в крайне высокой степени связи с соседом. Невозможно говорить о том, что кризис сказался на европейской части России и никак не затронул сибирский регион», — считает аналитик ИК «Тройка Диалог» Ольга Веселова

— Во-первых, возросла стоимость денег для российских банков. Это связано с тем, что какое-то время был закрыт рынок внешних заимствований для банков, и ситуация с ликвидностью стала более напряженной, чем раньше. Поэтому привлекая деньги даже не из-за рубежа, а внутри России, нужно платить большую ставку, чем в докризисный период.

Во-вторых, при более высокой стоимости ресурсов финансовый результат для банков стал иным. Происходит снижение маржи, которое мы видим в том числе на примере банков сибирского региона.

Со стороны активов последствия кризиса скорее опосредованы. В портфелях наших банков ипотечных ценных бумаг США не было, а если случайно вкрались, то это крайне низкий процент. Скорее, в части активов последствия будут заметны на снижении темпов роста активной базы — при более сложном доступе к ресурсам расширять операции банки будут осторожнее. Уже в третьем квартале активы выросли на шесть процентов, в то время как в первом и втором рост составлял 11 процентов и 10 процентов и был активнее, даже если учесть два IPO государственных банков в первом полугодии. Хотя драматизировать замедление роста активов не стоит — даже при замедлении годовой рост составляет 47 процентов.

Основные направления, по которым кризис затронул сибирские банки, — те же, что и для сектора в целом: стоимость денег, фондирование и маржа. Не стоит говорить о чем-то критическом, это просто иные реалии в которых мы вполне можем жить.

Я думаю, что процентные ставки по кредитным продуктам на время стабилизировались на тех уровнях, где мы сейчас их видим. Если раньше мы видели активное снижение ставок по ипотечным программам, то теперь, конечно, этого ждать не стоит. С одной стороны, высокая стоимость денег толкает ставки по кредитам, в том числе и по ипотечным, вверх, ведь банкам нужно покрывать доходностью активов более дорогую стоимость ресурсов. С другой стороны, конкурентная ситуация такова, что, увеличивая ставки по ипотеке, ради того, чтобы маржа оставалась на хорошем уровне, банк рискует уступить позиции в сегменте конкурентам.

Если ситуация на внешних рынках будет спокойной и заимствовать будет легче, то процентные ставки продолжат снижение через какое-то время, но активного понижения процентов по программам больше ожидать не стоит — уже сегодня средневзвешенная ставка по ипотеке в России составляет 13,0 процента, в Сибирском федеральном округе — 13,1 процента, при инфляции порядка 10 процентов.

Подготовила Александра Еремина