Отложенная инфляция в трубах

Ольга Шадрина
21 января 2008, 00:00
  Сибирь

Надежность системы жилищно-коммунального хозяйства будет расти пропорционально доле частных компаний, работающих в этом сегменте. Поскольку бизнесу аварии экономически невыгодны

Очередные коммунальные аварии вновь напомнили о теме реформирования ЖКХ. Реформа продолжается в системе уже несколько лет, но, увы, ничего, кроме нареканий, пока не вызывает. Не устраивают ее темпы и промежуточные результаты. Но самое главное, не по душе отсутствие ясности, когда этот процесс будет завершен. В то время как именно его завершение дает нам некую гарантию безаварийного прохождения отопительного сезона. Ведь каковы главные задачи преобразований? Обеспечить гражданам высокий уровень качества коммунальных услуг. А значит, модернизировать мощности ЖКХ и жилищный фонд. И кроме этого, упразднить государственную монополию, привлечь частный бизнес и создать в системе конкурентную среду. Понятно, что новое оборудование кардинальным образом изменит ситуацию с уровнем аварийности в сетях. А частный бизнес, пришедший в коммунальную систему, приложит дополнительные усилия для того, чтобы зимой избежать критических ситуаций. Аварии экономически невыгодны — это очевидно. Они всегда влекут за собой дополнительные и порой весьма серьезные расходы. Бизнес, для которого получение прибыли — один из основополагающих моментов, будет стремиться к сокращению затрат на аварии и ликвидацию их последствий. Кроме того, любая поломка — это недополученная прибыль. Потребители вправе требовать от компании перерасчета и не платить за те дни, в которые услуга или товар не предоставлялись. И это еще одна причина, по которой частник будет воспринимать аварийную ситуацию как серьезный кризис в собственном бизнесе. С этой оценкой согласен Владилен Прокофьев, эксперт Фонда «Институт экономики города» (Москва).

— Владилен Юрьевич, первые и, кстати, не такие уж крепкие морозы опять стали причиной неприятных сюрпризов для жителей многих городов России. В чем, по вашим оценкам, причина этого?

— В системе ЖКХ давно не было нормального ремонта. Каждую зиму нам аукается хроническое недофинансирование ремонтных работ. В экономике подобное явление принято называть отложенной инфляцией. В то время как международная практика говорит о том, что замена сетей водо-, теплоснабжения проводится раз в 25 лет. То есть каждый год мы должны вместо четырех процентов старых, изношенных сетей устанавливать четыре процента новых. А по факту перекладывается менее одного процента! Город Пермь, где заменяют около 1,4 процента труб — исключительный случай для России. И так на протяжении последних 15 лет. Понятно, что в этой ситуации невозможно говорить об устойчивой работе ЖКХ и странно требовать бесперебойного снабжения населения теплом, водой, электричеством.

Хотя на этот раз мы обошлись минимумом аварий, как мне кажется. И на фоне предыдущих лет все выглядит не так уж плохо. С моей точки зрения, если давать экспертную оценку ситуации, то сейчас мы находимся в стадии, когда движение вниз в системе ЖКХ приостановлено. Теперь необходимо срочно предпринять меры, которые позволили бы начать движение вперед, вверх по снижению количества аварий, по повышению уровня надежности систем тепло-, водо-, электроснабжения.

— Вы имеете ввиду привлечение инвестиций в систему ЖКХ? Они должны изменить ситуацию?

— Жилищно-коммунальному хозяйству нужны инвестиции. И это, конечно, ни для кого не секрет. Деньги в системе могут появиться двумя способами. Их, например, может вкладывать бюджет города, региона, страны — неважно. На мой взгляд, это один из самых плохих вариантов инвестирования. У бюджетных средств есть одна неприятная особенность — они, как правило, очень неэффективно используются, потому что нет необходимости окупить, вернуть их, получить какой-то экономический, социальный эффект. Деньги выделяются ради того, чтобы их вложить и отчитаться. Да, средства тратятся на замену труб или строительство новой котельной, но серьезного изучения вопроса, зачем делается эта работа, что она даст, каков будет результат, в большинстве случаев не проводится. И все это потому, что бюджетные деньги возврату не подлежат — они ничьи. Мы привыкли к ним так относиться, так мы их и расходуем — выбрасываем на ветер. В результате получается странный эффект: вроде бы средства тратятся, работа делается, а результата нет.

Второй вариант возрождения системы ЖКХ — привлечение частных инвесторов. Особенность их работы заключается в том, что они не только будут строить или проводить реконструкцию, менять эти сети, но в дальнейшем еще и обслуживать их. Очевидно, что частным компаниям, для того чтобы извлекать прибыль из этого бизнеса, необходимо создать эффективно работающую систему. Не просто вложить деньги, не просто провести некий объем ремонтных работ, а минимизировать возможность критических ситуаций, аварий, потерь тепла или воды и организовать достижение максимальной прибыли, окупить вложенные средства. В конечном счете получить положительную оценку потребителей своих услуг с тем, чтобы иметь возможность развития бизнеса. Поэтому государство верно решило привлекать в ЖКХ частный бизнес.

Правда, есть и другая сторона медали. Частный бизнес будет хорошо работать лишь в том случае, если для него существующая система окажется приемлемой для нормального ведения дел. Должен существовать отлаженный механизм договорных отношений, которые будут способствовать вложению частных средств в эту сферу. То есть проведение концессионных конкурсов, одним из условий которых должны быть инвестиции в ЖКХ. Это один из способов принуждения вложения частных средств. При этом важно, чтобы целевое назначение инвестиций определял концессионер или арендатор, а не администрация города. Здесь логика проста, поскольку концессионер или арендатор — более эффективная организация, которая осуществляет эксплуатацию этих сетей, она постарается с максимальной выгодой для дела вложить свои деньги.

Вторая важная вещь — средства должны быть заемными. То есть компания сегодня проводит масштабный ремонт сетей, котельных, тепловых пунктов, водозаборов, а расплачивается в течение последующих пяти–семи лет. Иными словами, путь отложенной инфляции, по которому мы, ничего не делая, шли эти 15 лет, сегодня должен повернуть в другую сторону. Необходимо сделать как можно больше вложений в течение короткого срока, а потом рассчитываться по кредитам. Это позволит избежать резкого роста цен на услуги ЖКХ. Если же сегодня по-прежнему ничего не делать, не привлекать инвестиций, то рост тарифов будет продолжаться.

— А если мы сейчас направим значительные средства в ЖКХ, то стоимость услуг станет ниже?

— Нет, конечно. Но в условиях инвестиционной активности компаний на рынке коммунальных услуг повышение тарифов станет разумным, оно не будет таким беспредельным и бесконечным. Подводя итог, могу сказать, что сегодня необходимо увеличить объем привлекаемых в ЖКХ средств и коренным образом изменить структуру этих вложений, подход к расходованию средств. Иначе эта небольшая передышка завершится дальнейшим падением. Кстати, реформа ЖКХ в том и заключается, что этот сектор должен перейти к частному бизнесу, который, в свою очередь, привлечет в него инвестиции.

— Вы произнесли очень странную фразу: «Концессионер или арендатор должен сам определять, куда вкладывать свои деньги». Вы не оговорились?

— Нет, сейчас существует практика, при которой орган местного самоуправления определяет или утверждает те объекты, в которые необходимо инвестировать средства. Это выглядит как городская инвестиционная программа или план ремонта системы ЖКХ. Теоретически же все должно быть по-другому. Орган местного самоуправления определяет позиции, направления, «болевые точки», если хотите, которые существуют в городской системе жилищно-коммунального хозяйства. То есть если высока аварийность на сетях, то ставится цель — снижение этой аварийности, а не замена такой-то трубы на таком-то километре. Если существуют проблемы качества тепло-, водо-, электроснабжения, организациям коммунального комплекса ставится задача — повысить это качество. А уж сами предприятия должны решать, как это указание городских властей выполнить.

К сожалению, сегодня в России такого подхода не существует, насколько я знаю. Хотя, согласитесь, для местных властей он намного бы упростил процесс управления коммунальным хозяйством. Частным компаниям было бы гораздо легче решать вопросы инвестирования в систему и ее развития, повышения качества предоставляемых услуг и работы самой компании.

Есть надежда, что в России скоро появятся такие прецеденты. В Калининграде сейчас проводится конкурс, который предполагает реализацию подобного подхода. Подождем, может быть, у них получится.

— А сегодня все-таки за чей счет ведется ремонт? Кто выступает в качестве основного инвестора?

— Подавляющее большинство работ ведется за счет бюджетных средств. Они идут на ремонт и восстановление, реконструкцию и замену объектов ЖКХ. Но, что очень приятно, уже сейчас в коммунальной сфере начинают появляться частные инвестиции. Пару лет назад мы говорили в основном о крупных частных инвесторах, таких, как «Российские коммунальные системы» (РКС), «Росводоканал», «КЭС-развитие», то есть о структурах, которые работают в больших, крупных городах. Сегодня появилось очень много небольших компаний, из числа малого и среднего бизнеса, которые занимаются эксплуатацией коммунального хозяйства во вторых городах, поселениях. Они берут в аренду или в концессию систему водоснабжения, теплоснабжения и достаточно успешно работают, развиваются.

— А если говорить о распределении долей в общем объеме инвестиций, то сколько приходится на частный сектор?

— Я думаю, около 10–15 процентов, не больше. Но сегодня идет только становление договорных отношений, инвестиционных обязательств. То есть мы находимся на стадии формирования подходов к инвестированию в этот сектор. Пришли частные организации, которые проводят экспертизу состояния сетей, объектов ЖКХ, определяют объем необходимых затрат. Потому что одно дело знать среднероссийский процент изношенности сетей — 58–60, и совершенно другое — взять их в концессию и проработать на них не один десяток лет. Это уже отношения совершенно иного уровня и рода. Они требуют скрупулезности и грамотного подхода с обеих сторон: бизнеса и властей. Ведь по завершению этой работы компаниями формируются вполне определенные инвестиционные обязательства в виде программ. Они утверждаются муниципалитетом и затем реализуются частником за счет привлеченных или собственных средств. То есть я предполагаю, что повышение инвестиционной активности в ЖКХ произойдет в ближайшие два-три года. За это время должна увеличиться доля вложений, привлекаемых в этот сектор.

— То есть вы хотите сказать, что наше жилищно-коммунальное хозяйство становится объектом пристального внимания со стороны бизнеса?

— Да, совершенно верно. В последнее время коммунальный сектор становится все более привлекательным для компаний. Во-первых, этому способствуют тарифы. Если бы их уровень по-прежнему не обеспечивал нормальной эксплуатации коммунальной инфраструктуры, не позволял бы поддерживать систему в рабочем состоянии, ни один бизнесмен не пошел бы туда. Сегодня тарифы достигли того уровня, когда частная компания может себе позволить эффективную работу в сегменте ЖКХ. И это, безусловно, привлекает на рынок все новых игроков, постепенно превращая его в конкурентный.

К тому же за последние три года в этом секторе были приняты законы, которые сформировали основы тарифной политики, взаимоотношений органов власти и операторов рынка. Они стали прозрачны и понятны. Организации коммунального комплекса теперь имеют представление о том, какие у них будут тарифы. А значит, могут прогнозировать собственное развитие на среднесрочный период. Это тоже сыграло существенную роль для частных компаний.

Еще один положительный момент — муниципалитеты все более активно ведут работу по регистрации муниципального имущества в коммунальном секторе. Отсутствие такой регистрации делало невозможным привлечение частного оператора на срок более одного года. Кроме этого, в наиболее прогрессивных городах разработаны и утверждены комплексные программы развития коммунальной инфраструктуры. Есть инвестиционные программы организаций коммунального комплекса. Все это позволяет компании оценить свои инвестиционные расходы, определить окупаемость вложений в среднесрочный период.

Сегодня формируются финансовые институты, которые инвестируют в коммунальный сектор. Например, при Министерстве экономического развития и торговли РФ создан специальный фонд, который уже выделил пять миллиардов рублей «Евразийскому водному партнерству». Эта компания работает в Ростове-на-Дону.

Во Внешэкономбанке появилась структура — Инвестиционный фонд России, которая занимается вложением средств в коммунальный сектор. Там уже определены резервы долгосрочного финансирования, определены суммы. Одно из направлений его деятельности — инвестирование средств в инфраструктуру на пять и более лет. Срок окупаемости проектов более двух лет, общая сумма должна превышать два миллиарда рублей, предоставляемые кредитные ресурсы от одного миллиарда. Этот фонд — коммерческий проект, но он очень удобен тем, что позволяет операторам рынка привлекать так называемые длинные деньги. Сегодня привлечь средства на большой период — самая серьезная проблема в коммунальном секторе. Внешэкономбанк взялся за решение этого вопроса, что, конечно же, самым положительным образом скажется на развитии коммунальной инфраструктуры и самого рынка. Наверное, и другие банки, если этот проект стартует удачно, последуют его примеру. То есть в ЖКХ за последнее время произошло достаточно много перемен, которые сегодня расширяют присутствие частных компаний в этом секторе.

— У нас есть прецеденты, когда на рынок управления жилым фондом приходили иностранные компании. В частности, немецкая «Петер Дуссман». Может быть, этот опыт был не совсем удачным, в Санкт-Петербурге она потерпела фиаско. Но в Новосибирске компания работает, и сегодня можно говорить о том, что этот рынок привлек иностранцев. Возможно ли присутствие зарубежных игроков на рынке услуг ЖКХ? Как вы считаете?

— Вероятность этого сейчас достаточно высока, если, конечно, кардинально не изменится политика в государстве. Сейчас иностранцы довольно пристально следят за событиями в этом секторе экономики, смотрят, насколько активны российские операторы, как меняется объем инвестиций, как развивается сама система. В основном интерес проявляют европейские компании — из Франции, Германии. Некоторые уже открыли представительства в европейской части России. Но пока они не работают, не принимают участия в конкурсах. Возможно, они заявят о себе в Калининграде, где, как я уже говорил, проводят конкурс среди частных операторов ЖКХ. Кстати, вероятность их появления там достаточно высока. Но, может быть, они еще подождут год-другой, здесь сложно сказать что-то определенное.

В любом случае, годом позже или раньше, их приход положительно скажется на развитии рынка. Они привезут к нам опыт своих стран управления коммунальной инфраструктурой, ее эксплуатации. В условиях становления любая дополнительная информация по поводу того, как работает рынок ЖКХ в других странах, как он решает те или иные задачи, нам пригодится. Что-то да возьмем себе на вооружение.

— Ну а все-таки, если подвести итог нашей беседе, когда, на ваш взгляд, завершится процесс реформирования ЖКХ?

— Вряд ли сегодня уже вообще уместно говорить о реформировании. Скорее, необходимо вести речь об элементарном наведении порядка в ЖКХ, о достижении устойчивой работы системы. Как только это случится, можно будет сказать — все, реформы завершены. Во временных рамках, мне представляется, что это может произойти лет через семь–десять, не раньше, когда мы уже забудем об авариях.

Владилен Прокофьев

Работал в администрации города Владимира, где отвечал за координацию строительной деятельности, включая жилые здания, объекты инженерной инфраструктуры и социальной сферы. Оказывал помощь строительным фирмам и застройщикам в организации работы в соответствии с требованиями главного архитектора и земельного комитета. В Институте экономики города работает с самого основания, с 1995 года. Сначала в качестве консультанта сотрудничал почти с 15 городами по широкому спектру вопросов реализации жилищных реформ. Затем стал руководителем сектора направления городского хозяйства в Фонде «Институт экономики города». В последнее время занимается вопросами договорных отношений в жилищно-коммунальном хозяйстве, формирования стоимости жилищно-коммунальных услуг в условиях перехода к рыночным отношениям, финансирования жилищно-коммунального хозяйства.

Фонд «Институт экономики города»

Негосударственная, некоммерческая организация. Создана в 1995 году в Москве. Учредители — физические лица. Его главная задача — анализ социальных и экономических проблем развития муниципальных образований, разработка практических предложений, рекомендаций по реформированию региональной и городской экономики, сопровождение реализации конкретных проектов.

Партнеры фонда: Государственный университет — Высшая школа экономики, Академия народного хозяйства при Правительстве РФ, межрегиональная общественная организация «Открытая Россия», «Росжилкоммунквалификация».