Теплосетевой коллапс

Преодоление изношенности тепловых сетей и недостатка инвестиций в их реконструкцию и модернизацию должно произойти путем ликвидации разобщенности в теплосетевом хозяйстве и повсеместного введения платы за подключение новых потребителей

На протяжении первой половины января население страны получало боевые сводки из разных регионов страны. Только речь шла не о театре военных действий, а о том, как в том или ином регионе коммунальные службы ликвидируют последствия аварий на тепловых сетях. Особенно многочисленны эти сообщения были из Якутии, где то и дело замерзал какой-нибудь поселок. Однако от них не отставали и крупные города. Новосибирск и Красноярск в новогодние праздники также пережили две крупные аварии. Больше всего пострадал Красноярск, где от теплоснабжения были отключены 150 многоэтажных домов правобережья, 115 домов поселка Березовка, крупнейшая на правобережье больница № 20 и медсанчасть № 7. В Новосибирске без тепла остались 43 дома, детский сад и вечерняя школа.

Причины, они же следствия

В Красноярске на территории ТЭЦ-1 на магистральном водоводе диаметром 900 мм, эксплуатирующемся с 1972 года, произошел порыв. По заключению Ростехнадзора, в процессе монтажа был допущен брак сварочного шва при заварке крышки технологического отверстия трубы, вследствие чего шов был ослаблен. Авария произошла во время сильного мороза, в момент, когда ТЭЦ начала переходить на следующий уровень температуры теплоносителя.

Само по себе изменение температурного режима — обычная процедура при похолодании или потеплении. В данном случае повышение температуры началось за 1,5 часа до порыва и при давлении 10 атм, она поднялась всего на 8°С (с +100°С до +108°С). В этот момент и произошел отрыв от трубы заваренного в те далекие времена люка, что привело к падению давления и гидравлическому удару по всей системе. Следствием стал разрыв трубы на другом городском выводе трубопровода из ТЭЦ-1.

В Новосибирске же причиной стал скачок напряжения в электросети, в результате которого произошла остановка насосов в ведомственной котельной ОАО «ГАЗТЕК». Переключение системы на резервный источник питания привело к гидроудару и прорыву теплотрассы. Отключения электроэнергии или перепады напряжения приводят к отключению насосов на центральных тепловых пунктах (ЦТП) и насосных станциях. Повторное их включение вызывает гидроудары в тепловых сетях. В частности, в Новосибирске 10 насосных станций и около 560 ЦТП. В случае с первыми последствия могут быть наиболее серьезными. Однако описываемые выше факты иначе как следствиями и не назовешь, потому что истинные причины несколько глубже.

Проблема в возможности?

Дело в том, что нормативным сроком службы трубы считается 25 лет. После чего ее требуется заменить. Некачественный шов в Красноярске выдержал этот период. Но существующая цикличность нагрузок в эксплуатации сетей — повышение и понижение давления, изменение температуры теплоносителя — приводит к усталости металла. Сети прошли гидравлические испытания на трубопроводах с заменой дефектных участков, которые проводятся дважды в году (после окончания отопительного сезона и после завершения ремонтного сезона). Но во время использования трубы происходит и процесс коррозии металла. Поэтому, несмотря на ремонт и испытания, порывы могут случаться в другие периоды.

В момент аварии температура окружающей среды в Красноярске составляла -30°С, что не является критическим значением, хотя и близко к нему. В Новосибирске таковой температурой считается -39°С, при ней все тепловые сети, станции и теплоносители должны работать пять дней. При этом температура на подаче со станции может доходить до +129°С. Сравните с исходными данными красноярской аварии.

По данным Енисейской ТГК, в Красноярске из 950 км трубопроводов, находящихся на балансе «Красноярских тепловых сетей», 270 км требуют ремонта или замены. В 1990-е годы из-за сильного недофинансирования замены не производилось, в результате чего и накоплен такой показатель. Теплоэнергетика была на государственном регулировании тарифов, в отличие от других отраслей. По словам главного инженера Енисейской ТГК Михаила Шукайлова, сейчас тарифная политика государства в лице региональной энергетической комиссии (РЭК) не позволяет сразу решить проблему. Необходимо заменять 50 км труб в год. При сегодняшних ценах на металл и оборудование только на это ежегодно требуется более 1 млрд рублей. По мнению красноярских энергетиков, для этого необходимо поднять плату за тепло для населения более чем на 30%. Что невозможно.

Поэтому ТГК-13 делает точечную замену труб, и, по данным мэрии Красноярска, в 2007 году заменено только 12 км труб магистральных сетей.

Не лучшим образом обстоят дела и других регионах. В Барнауле у ОАО «Алтайские коммунальные системы» (АКС) находятся на обслуживании 460 км арендуемых у города внутриквартальных тепловых сетей и 416 центральных тепловых пунктов. В 2007 году АКС переложили 1,3 км внутриквартальных тепловых сетей, произвели капитальный ремонт теплотехнического оборудования с заменой бойлеров отопления в 16 ЦТП (при плане в 13) и заменили насосное оборудование в девяти ЦТП (при плане в семь). Но по нормативам в Барнауле объемы перекладки внутриквартальных сетей для постепенного снижения аварийности должны составлять не менее 20 км ежегодно. В сложившейся ситуации о снижении аварийности говорить не приходится. Так, количество технологических отказов на тепловых сетях АКС по состоянию на 1 ноября 2007 года составило 1 387, в то время как за аналогичный период 2006 года произошло 1 392 технологических отказа. Показатель изношенности внутриквартальных тепловых сетей Барнаула составил 58–62%. Оптимальным же этот показатель должен быть 25–30%. Для того чтобы приблизиться к этому максимуму, также требуется увеличение финансирования отрасли ЖКХ с увеличением объемов капитальных ремонтов. По словам главного управляющего директора АКС Сергея Никитина, «сегодня у нас порядка 250 километров ветхих сетей. И к концу года этот показатель может достигнуть 300 километров. Но компания не является собственником внутриквартальных сетей, а всего лишь арендует их у городской администрации, поэтому может тратить на ремонты столько денег, сколько заложено в тарифе, устанавливаемом ежегодно краевой администрацией. Еще один источник финансирования — выполнение ремонтных работ в счет арендной платы, то есть фактически возврат денежных средств (арендной платы) городской администрацией для выполнения ремонтных работ».

В случае с ЧП в Новосибирске сроки эксплуатации трубы тоже были давно превышены. Как говорит заместитель главы администрации Советского района Новосибирска Иван Шмидт, «труба эксплуатировалась с момента основания конденсаторного завода — около 35 лет». Генеральный директор ОАО «Новосибирскгортеплоэнерго» (НГТЭ) Александр Кожин констатирует, что «основные аварии в тепловых сетях вызваны прежде всего отказами в системе электроснабжения, в частности, падением напряжения, как в последнем случае, либо связаны с ведомственными тепловыми сетями или ведомственными источниками тепла». Недофинансирование ремонтных работ в случае ведомственной принадлежности и является одной из причин современных аварий. Ведь она произошла не в сетях «Новосибирскгортеплоэнерго», которое контролирует 94–95% теплосетей города, а на ведомственном участке трассы на территории завода в непосредственной близости от ведомственной же котельной. Но в результате расхлебывать ее пришлось всему городу. Весьма вероятно, что в текущем сезоне рядом со старой котельной будет возведена новая газовая, что затронет реконструкцию сетей.

Общей проблемой для всех регионов является и наличие так называемых бесхозных сетей. Из-за нерешенного вопроса с собственником и как следствие — с финансированием ремонтных работ, их состояние удручающее. Так, на обслуживании АКС находится около 80 км подобных сетей.

Проблема в желании!

Но дело не только в финансировании и тарифных кознях различных комиссий и комитетов. Почти во всех крупных городах магистральные и внутриквартальные сети находятся в собственности и управлении разных организаций. Магистральные принадлежат выделившимся из местных АО-энерго генерирующим компаниям, вроде Енисейской ТГК (ТГК-13) в Красноярске, а внутриквартальные — множеству других предприятий и ведомств, от муниципалитетов до частных компаний. Одним из вариантов выхода из сложившейся ситуации может стать уход от разобщенности. Новосибирск и область, несмотря на произошедшую аварию, в этом вопросе стоят особняком. Здесь 3 декабря 2003 года на паритетных началах администрацией города и ОАО «Новосибирскэнерго» (НСЭ) было создано ОАО «Новосибирскгортеплоэнерго», основу которого составили МУП «Энергия» и тепловые сети НСЭ. До этого каждый из участников эксплуатировал свой участок сетей: НСЭ магистральные, а МУП — внутриквартальные и ЦТП. С созданием единого предприятия была ликвидирована ведомственная разобщенность, снижены издержки на эксплуатацию, удалось осуществить сдерживание роста тарифов на передачу тепловой энергии. По словам Александра Кожина, «их рост составил за последние четыре года не более пяти процентов, а в последний год — 0,3 процента». Снижение издержек — чем не источник дополнительного финансирования? С появлением единой компании начала меняться к лучшему и ситуация с ремонтными работами. По словам Александра Кожина, «сейчас «Новосибирскгортеплоэнерго» вышло на плановые 60 километров годовых ремонтов тепловых сетей в год, которые позволяют нормально проходить зимний период. Количество дефектов во время испытаний ежегодно уменьшается в пределах 10 процентов. Но самое главное — это серьезное снижение показателей аварийности. В текущем отопительном сезоне еще не было ни одной аварии на наших сетях, связанных с нашими отключениями». При том что организация объединяет 560 ЦТП, почти 100 индивидуальных тепловых пунктов, 320 км магистральных, почти 1 200 км внутриквартальных сетей Новосибирска (за исключением Академгородка, сети которого относятся к управлению энергетики и тепловых сетей СО РАН), Куйбышева и поселка Кудряши Новосибирской области.

Как же так складывается, что где-то источники финансирования находят, а где-то нет? Как утверждает вице-президент Сибирской энергетической ассоциации Валентин Шаталов, «в настоящее время существующее законодательство позволяет выстроить транспортный теплосетевой бизнес как высокорентабельный с использованием нескольких источников финансирования». По его мнению, одним из них является плата за подключения новых пользователей к существующей сети. «Необходимо сделать один простой шаг: на стадии планирования заручиться поддержкой законодателей конкретного муниципального образования, что позволит собирать дополнительные деньги с тех, кто желает подключиться. Принимается инвестиционная программа и дается право на стоимость одной гигакалории на это подключение. Таким образом, появляется дополнительный источник финансирования», — подчеркивает он. Это как раз то, что сделано сегодня в Новосибирске. Принятая инвестиционная программа здесь предполагает в течение четырех лет провести колоссальную реконструкцию и строительство 45 км новых тепловых сетей с общим объемом инвестирования в 7,5 млрд рублей. В НГТЭ и не скрывали, что основным источником финансирования станет плата за новые подключения. «Потребуется еще четыре года, чтобы полностью всей системе войти в норму», — заметил Александр Кожин. Характерно, но существующая разобщенность в теплосетевом хозяйстве регионов никоим образом не мешает осуществить подобные шаги. Хотя единая структура в этом случае более удобна.

В конце эпохи МУПов

Еще один вариант решения проблемы недофинансирования ЖКХ и старения фондов — это привлечение частного капитала в отрасль. Об этом очень много говорят эксперты, передача ЖКХ в руки частных компаний — один из главных тезисов проводимой государством коммунальной реформы.

«Эпоха МУПов и ГУПов — то есть прямого административного участия власти в управлении коммунальными предприятиями — миновала, — говорит Сергей Никитин. — Институт хозяйственного ведения в ЖКХ себя уже исчерпал. Сегодня широко распространена аренда коммунальных объектов, и следует делать следующие шаги в направлении концессионных соглашений».

Но начало нового периода пока буксует. «Алтайские коммунальные системы» работают, а вот другая «дочка» «Российских коммунальных систем», действовавшая в Сибири, потерпела неудачу. «Томские коммунальные системы» (ТКС), которые в Томске занимались управлением, в том числе и тепловыми сетями, начали работу в начале 2006 года. Противостояние с администрацией города началось уже осенью 2006-го и закончилось в марте прошлого года, когда договор об аренде муниципального имущества компанией был расторгнут. Администрация города и местные энергетики предъявили ТКС претензии по долгам более чем на 1 млрд рублей, ТКС утверждали, что администрация задолжала компании 600 млн рублей. Итог — ТКС в Томске больше не работают, эксперимент по передаче в аренду частной компании муниципального имущества в сфере ЖКХ, в том числе и тепловых сетей, провалился.

В Барнауле ситуация более благополучная. АКС работают в системе ЖКХ, арендуя тепловые сети. По мнению Сергея Никитина решить проблемы изношенности внутриквартальных сетей поможет только масштабная модернизация. На его взгляд, она возможна на условиях софинансирования. Свою долю расходов на эти цели должны нести бюджеты всех уровней, а также частные инвесторы и собственники коммунальных объектов. В перспективе, после совместного (власть + коммунальщики + потребители) приведения в порядок ЖКХ, должна выработаться система нормального воспроизводства фондов за счет основной деятельности предприятия. В частности, по АКС существует реальная перспектива участия компании в софинансировании проектов, что позволяет региону претендовать на получение средств из федерального бюджета.

Получается, что частные компании могут активно участвовать в модернизации коммунального хозяйства, и примеры этого есть. Столь разный опыт дочерних предприятий одной и той же организации в столь близких регионах — Томске и Барнауле — свидетельствует о том, что участию частного капитала в сфере ЖКХ мешает административный ресурс. Власти и бизнесу пора договориться в этом вопросе. Пока ветшание фондов идет быстрее инвестиций, отрасль будет находится в состоянии стагнации.