Мегамолл высоких технологий

Русский бизнес
Москва, 21.01.2008
«Эксперт Сибирь» №3 (192)
В Омской области создается площадка, которая на принципах государственно-частного партнерства позволит реанимировать предприятия оборонно-промышленного комплекса

ОАО «Акционерная компания «Омскагрегат» (АК «Омскагрегат») инвестирует 400 млн рублей в учебно-производственный центр «Высокие технологии машиностроения». Проект ориентирован на комплексное решение проблем предприятий оборонно-промышленного комплекса (ОПК). Участники убеждены в ликвидности созданной площадки и намерены в ближайшие пять лет вложиться в дальнейшее ее развитие.

Как сибиряки японцев брали

Стартовый инвестиционный транш в 100 млн рублей потратили на приобретение первой партии оборудования и ремонт помещения. 14 комплексов с системой ЧПУ (числового программного управления) разместили в одном из бывших корпусов Омского агрегатного завода. Монтировать производственную линейку металлообработки начали с электроэрозионных и фрезерных станков, многофункциональных центров Yamazaki MAZAK Corporation, Sodik (Япония), Siemens. Законтрактовано учебное и шлифовальное оборудование европейских брендов Studer, Elomatik.

Как пояснили в областном минпроме, одна из задач учебно-производственного центра — содействовать оборонным предприятиям в техническом переоснащении основных фондов, помочь сориентироваться на мировом рынке производителей станкостроения в выборе поставщика. В прайс-листе центра — 18 зарубежных станкостроительных компаний. Но генеральный директор ОАО «АК «Омск-агрегат» Сергей Морев считает формирование портфеля дилерских соглашений не самой актуальной составляющей проекта. «Самое ценное — это люди, подготовка специалистов для работы на сложном современном оборудовании. С точки зрения рентабельности проекта самое ликвидное направление — это программное обеспечение станков», — уточнил Сергей Морев. По мнению топ-менеджера, заниматься исключительно дилингом сегодня не выгодно. Размер бонуса определяет не посредник, а компания-изготовитель. Рискованно быть и афиллированным представителем одного производителя. Как заверил генеральный директор некоммерческого партнерства «УПЦ «Высокие технологии машиностроения» Юрий Куприянов, искусственно взвинчивать процентные ставки для получения сверхприбыли в омском центре не станут. Однако и совсем исключить дилерское звено, по словам Куприянова, нельзя — схемы прямых продаж экспортного оборудования в России не работают.

Однако с японской станкостроительной корпорацией MAZAK омичам удалось договориться напрямую. Правда, по словам участников проекта, японских станкостроителей пришлось брать измором. Неоднократные раунды переговоров в конечном итоге завершились для сибиряков выгодным дисконтом. По словам Сергея Морева, речь идет о прямых поставках японской продукции в Омскую область, создании совместного сервисного центра и стажировке сибиряков на MAZAK в Японии.

  Фото: Евгений Кармаев
Фото: Евгений Кармаев

Ориентация проекта на импорт имеет под собой причины. «В настоящее время отечественный ОПК находится в прямой зависимости от поставок зарубежного оборудования, в основном европейского производства. В ближайшее время тенденция сохранится. Отечественное станкостроение не может обеспечить необходимый технологический уровень», — поясняет аналитик ИК «Финам» Константин Романов. Но, как считает заместитель генерального директора ФГУП «Сибирские приборы и системы» (СПС) Владимир Тиунов, зависимость от импорта влечет определенные риски. «Сегодня России продают зарубежное оборудование дешевле, чтобы завтра сформировать здесь рынок сервисного обслуживания», — поясняет он.

До 2012 года «Омскагрегат» намерен инвестировать в проект еще порядка 300 млн рублей заемных средств. Учебный комплекс представит линейку по металлообработке из 47 единиц передовых марок мирового машиностроения. «Это что-то вроде мегамолла высоких технологий. Мы пытаемся собрать у себя всю линейку станков, чтобы у потребителя был выбор. Когда вы предпочитаете определенный коньяк, то идете в супермаркет и покупаете именно ту марку, которую хотите. Ценники разнятся от 60 до 300 тысяч евро. В зависимости от веса каждого бренда на мировом рынке», — пояснил Куприянов. Очевидно, заграничные обновы обойдутся российской «оборонке» недешево.

Так, японский обрабатывающий центр стоит 12 млн рублей, станок из Тайваня — в 2,4 раза меньше.

Эксклюзив на заем

Участники проекта намереваются устроить техническую революцию ОПК Зауралья. Заместитель исполкома межрегиональной ассоциации «Сибирское соглашение» (МАСС) Геннадий Гусельников на декабрьском заседании координационного совета по промышленной и научно-технической политике привел данные Росстата, стоимость основного капитала российского ОПК составляет около 3,6 трлн рублей. Износ основных фондов — 63% или 2 трлн рублей.

Однако одно дело наводнить рынок импортной техникой. Другое — обеспечить объем продаж. То есть, покупатель, собственно, кто?

По словам начальника управления оборонной и гражданской промышленности Омской области Валерия Лося, на приобретение нового оборудования омская «оборонка» в среднем тратит не более 600 млн рублей в год. Так, ФГУП «СПС» в 2007 году приобрело всего один станок за 2 млн рублей. По оценке генерального директора ОАО «Сибкриотехника» Александра Грезина, на техническое переоснащение в минувшем году предприятие потратило порядка 100 млн рублей. По Ассоциации промышленников Омской области, куда входит 30 предприятий, объем инвестиций приближается к миллиарду рублей. «Техническое перевооружение идет в экономичном режиме. Подход точечный, пристрастный. Перспективы увеличения численности работающих в ОПК нет, значит, необходимо повышать производительность. Ставка делается на многофункциональные центры», — пояснил лидер Ассоциации Александр Грезин.

По оценке ИК «Финам», темпы переоснащения ОПК значительно отстают от темпов технологического устаревания. «В целом обновляется не более одного процента техпарка в год при потребности не менее десяти процентов (одного миллиарда долларов)», — уточнил аналитик Константин Романов. По данным Межрегиональной ассоциации «Сибирское соглашение», темпы обновления «оборонки» не превышают 6% в год. «Понадобится не менее 13,5 лет, чтобы восстановить промышленность», — заметил Геннадий Гусельников. Как считает Владимир Тиунов, платежеспособность предприятия на этом рынке напрямую зависит от формы его собственности и величины портфеля заказов. «Сейчас техпереоснащение по силам только крупным игрокам с объемом производства свыше миллиарда рублей. Для средних, как СПС, и малых (менее 500 миллионов рублей) главной проблемой остается отсутствие средств», — констатировал Владимир Тиунов. По его мнению, список наиболее изношенных и ограниченных в финансах составляют ФГУПы.

  Фото: Евгений Кармаев
Фото: Евгений Кармаев

АК «Омскагрегат» за два прошедших года вложила в обновление техпарка порядка 200 млн рублей — заемные средства российских и иностранных банков. «Это три четверти общих затрат на предприятии. Позволить себе такие инвестиционные риски могут только устойчивые предприятия. Но по-другому нельзя, если хочешь обеспечить исполнение контрактов и остаться участником рынка», — заявил Сергей Морев.

Не выправит финансовый излом и растущий гособоронзаказ (в 2005 году — 183 млрд рублей, в 2006-м — 236,5 млрд рублей, в 2007-м — 300,5 млрд рублей). «Многие заводы работают с низкой рентабельностью — около трех процентов. Что вызвано, в том числе, моральным и техническим старением парка», — пояснил аналитик Константин Романов. «Оборонпромлизинг» также отмечает ежегодную динамику роста: в 2004 году было заключено контрактов на 40 млн долларов, в 2005 году — на 65 млн, в 2006 году — на 172 млн долларов. Несмотря на это, респонденты считают действующие финансовые схемы малоэффективными. По мнению Владимира Тиунова, переоборудование требует долгосрочных займов, а банки предлагают неприемлемые условия. «Нужны длинные льготные кредиты под пять-семь процентов годовых и не менее чем на три года. Такие никто не дает, предоставляют под 11–12 процентов годовых», — уточнил Тиунов. По сведениям Александра Грезина, ВТБ проявил лояльность в отношении Ассоциации промышленников Омской области. «Раньше кредит на 12 месяцев считался эксклюзивом. В новом договоре речь идет о кредитовании на пять лет», — пояснил Александр Грезин.

Вместе с тем, по его словам, проект получил положительную оценку всех членов ассоциации омских промышленников. Владимир Тиунов прогнозирует неизбежный рост спроса на услуги центра не только в Омской области, но и других регионах Сибири.

Прерванный сон

Как считают авторы проекта, сработает принцип интенсификации. «Покупая новое оборудование, предприятие автоматически решает проблему кадров и объемов производства. Сегодня один оператор станка с ЧПУ заменит десять станочников-универсалов», — пояснил Юрий Куприянов.

По данным правительства Омской области, износ основных фондов ОПК составляет 65–70 процентов. По словам Валерия Лося, есть предприятия, на которых станки работают третий амортизационный срок. Следствие — срыв гособоронзаказа. О том, что многие предприятия оборонного комплекса не справляются с заданием правительства, не раз заявлял первый вице-премьер Правительства РФ Сергей Иванов.

В минпроме Омской области полагают: причина в качестве работающего оборудования. «На первый взгляд, потенциала ОПК должно быть достаточно. Ведь многие предприятия так и не вышли на объемы советского периода. Но, учитывая новую номенклатуру изделий, технологический парк оказывается не готов к выполнению государственного заказа», — пояснил Валерий Лось. По мнению Сергея Морева, ни одно предприятие на старом техническом парке не выдаст годовой прирост в 100%.

Застарелая проблема привела не только к срыву государственного заказа, но и к закономерному отставанию на мировых технорынках. «В России не выполняется главное правило развитых индустриальных компаний. Несмотря на высокий технологический уровень, японские компании ежегодно направляют 10 процентов выручки на техническую модернизацию предприятий. Мы проснулись от долгого сна, потому что портфель заказов превысил производственные мощности, которыми располагают предприятия», — заметил Куприянов. Как заметил руководитель омского УПЦ, занимаются техническим перевооружением предприятия не ради моды, а для решения внутренних задач. В 2007 году рост объемов производства в Ассоциации промышленников Омской области составил 13%. Как считает Александр Грезин, положительную динамику обеспечили новые технологии и оборудование. «Новое оборудование работает 24 часа в сутки, две расширенные смены. Нагрузка на старые станки не превышает 30 процентов», — констатирует Сергей Морев. По оценке отраслевых экспертов, использование высокотехнологичных линий снижает трудоемкость производственного процесса в пять–
десять раз. И как следствие, падает себестоимость продукции. К примеру, срок изготовления корпуса авиационного насоса-регулятора на обычной агрегатной линейке — около восьми месяцев (2 014 часов). Современный обрабатывающий комплекс справляется с этой задачей за 40 минут. По мнению Сергея Морева, применение современных станков снижает многие риски. «Сокращается количество расходного материала, исключается лишняя передача изделия по конвейеру. Каждые руки — риск ошибки. Один дефект — восемь месяцев работы в убыток», — пояснил Сергей Морев. Как считает Валерий Лось, в первую очередь в технологическом переоснащении нуждаются заводы, выпускающие прецизионную (высокоточную) военную продукцию. Ремонт оборудования на таких предприятиях обходится дороже, чем приобретение нового станочного парка. То есть технологический уровень гарантирует государству безопасность как экономическую, так и стратегическую.

Кадровое истощение

По оценке экспертов, предлагаемый омичами продукт отличен от предложений, действующих сегодня на рынке. Так, в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге и Новосибирске проекты ориентированы на дилерские отношения, некоторые включают подготовку специалистов в факультативном режиме. Корпоративные центры занимаются в основном подбором технологического оборудования. Омский проект УПЦ «Высокие технологии машиностроения» представляет комплекс услуг, включающий аудит, поставку оборудования, подготовку квалифицированных кадров, инжиниринг, обеспечение инструментом. «Мы предлагаем технические и финансовые условия для технологического перевооружения предприятия, аккумулируя на своей базе все современные программы. УПЦ представляет такие продукты, как «Компас-3Д», «Вертикаль», «Лоцман», Tefleks, Pro-Ingener, Solitvours», — уточнил Юрий Куприянов.

К примеру, подготовка станочника в группе из 20 человек стоит 32 тыс. рублей за 480 часов. Обучение проводят кандидаты и доктора технических наук Омского государственного технического университета. Как считает Александр Грезин, услуги в центре «Высокие технологии машиностроения» не могут быть дешевыми. «Подготовка специалистов проводится в процессе действующего производства, в короткий срок, на самом современном уровне. И конечный товар — высококвалифицированные кадры — тоже стоит дорого. Поскольку кадровый дефицит сегодня очень высок», — пояснил Грезин.

По словам Валерия Лося, только по омской «оборонке» потребность в ИТР составляет более тысячи человек, в рабочих массовых профессий (токарь, фрезеровщик, литейщик) — более 5 тыс. Средний возраст работающих на заводах ОПК — 57 лет. «Чтобы изготавливать современную продукцию, необходима возрастная ротация», — пояснил Юрий Куприянов. Однако молодежи приходит в цехи «оборонки» не более 20% от требуемого количества. По мнению Сергея Морева, затраты на кадровое обеспечение в разы превышают допустимый предел. «Из двух тысяч работающих на предприятии 40 — гастарбайтеры с Украины, жители Новосибирска, Томска, Тюмени, Перми. Содержим общежитие. Нужны еще 400 человек. Платим всем кадровыми агентствам России. В структуре себестоимости продукции на зарплату приходится 38 процентов при норме 12 процентов. Это оправданные, но высокие риски», — комментирует ситуацию Сергей Морев. Как считает министр промышленной политики, транспорта и связи Омской области Александр Луппов, сейчас сибирская промышленность востребована столичными предприятиями прежде всего в силу кадрового истощения. «В Москве работать некому. По словам генерального директора ГКНПЦ имени Хруничева Владимира Нестерова, в столице не могут найти станочника за 9 тысяч долларов. Схожая ситуация и на заводе „Салют“», — утверждает он.

  Фото: Евгений Кармаев
Фото: Евгений Кармаев

По словам проректора по учебной работе Омского государственного технического университета Александра Мышлявцева, в течение ряда лет отмечалось резкое снижение конкурса по специальности станочник машиностроения. «Выпускники не были востребованы. Набор на кафедры «Технологии машиностроения», «Металлорежущие станки и инструменты» пришлось заморозить», — констатирует факт Александр Мышлявцев.

В связи с этим Александр Луппов оценивает проект «Высокие технологии машиностроения» как новую современную школу для ОПК. «Сложились объективные условия для формирования программы многоуровневого профессионально-технического образования. ПТУ переданы на баланс субъектов РФ. В омском регионе — это 60 училищ. Прежняя система обучения устарела. Поэтому мы предлагаем создать сеть высокотехнологичных научно-производственных центров», — пояснил Луппов. Первый НПЦ появился в Омске в 2006 году на базе Омского гидротехнического института и ориентирован на энергетику. Обсуждаются варианты образования аналогичных центров на ПО «Полет», заводе имени Баранова, при холдинге «Орион-РС» (формируется на базе Омского НИИ приборостроения). По словам Юрия Куприянова, в областном бюджете-2008 зарезервировано 20 млн рублей на создание Сибирского ресурсного центра (СРЦ) по металлообработке. СРЦ объединит учебно-производственную цепочку: лицей № 116, ПТУ № 58, УПЦ «Высокие технологии машиностроения», АК «Омскагрегат».

Бизнес создает, власть использует

По мнению Владимира Тиунова, проект «Высокие технологии машиностроения» актуален, но для его раскрутки потребуется время. Авторы рассчитывают вывести комплекс на рентабельность в течение года после полного его запуска в эксплуатацию. По отдельным станкам срок окупаемости оценивается в два–три года.

Отраслевые эксперты сходятся во мнении, что в ближайшие пять лет обновления промышленности не произойдет. «Нет единой государственной политики, направленной на поддержку технического и технологического перевооружения ОПК. Ни в областном, ни в федеральном бюджетах финансирования не предусмотрено. Бюджетный Кодекс РФ квалифицирует такое расходование средств как нецелевое. Предприятия пытаются решить проблему самостоятельно. На некоторых заводах реконструируют станки: механическую часть оставляют прежней, а электронику «пересаживают». Это дешевле, но временно», — пояснил Валерий Лось. По мнению Владимира Тиунова, необходимы государственные целевые программы, которые бы определили порядок и условия финансирования этого направления. «Для федеральных предприятий приемлема паритетная схема 70 на 30, где большую долю в обновление фондов вложил бы федеральный бюджет», — предлагает Владимир Тиунов.

Участники проекта полагают: заинтересованность не всегда измеряется деньгами. Важно создать условия для технологической революции. В частности, Сергей Морев считает возможным освободить предприятия, закупающие оборудование, от налога на добавленную стоимость, легатировать и выработать механизм возмещения затрат. «В действительности все получается наоборот. От заводов требуют выполнения госзаказа. На старом станке невозможно изготовить новую продукцию. Стоит установить новый станок — возникает необходимость платить налог на имущество. Почему не освободить от платежей, пока не окупятся затраты?» — поясняет Сергей Морев. Александр Грезин решающей считает позицию федерального правительства. «Нужны голые деньги или объемы и решение государственных задач? На наш взгляд, если мы хотим поднять «оборонку», необходимо создать высокотехнологичную базу. Мы не просим деньги, а предлагаем содействовать в создании условий — лизинговых, налоговых. Если с прибыли на новом оборудовании не снимать налог, предприятия получат 35 процентов прироста в доходах», — пояснил Грезин. Известно, что на федеральном уровне обсуждали вопрос предоставления налоговых преференций для стратегических предприятий. Но решение принято не было.

Юрий Куприянов в качестве инвестиций в проект оптимистично рассматривает административный ресурс власти. «Центр «Высокие технологии машиностроения» — пример государственно-частного партнерства на балансе интересов бизнеса и власти, — говорит он. — Бизнес создает площадку, которая зарабатывает деньги, а власть использует эту площадку для решения локальных задач. В частности, для техперевооружения индустрии и удовлетворения регионального заказа по подготовке кадров. Правительство Омской области в свою очередь поможет центру получить федеральную известность, приобрести клиентуру».

Соучредителями некоммерческого партнерства «УПЦ «Высокие технологии машиностроения» выступили «Омскагрегат» и правительство Омской области. Уставный капитал предполагается сформировать в акционерном обществе с одноименным названием. Держателем львиной доли (70%) выступит ОАО «АК «Омскагрегат». 30% пакета акций передадут в собственность областного правительства. В партнерство также вступили ОАО «Омское машиностроительное конструкторское бюро», Омский государственный технический университет, а также компании-поставщики — Unimatic (Санкт-Петербург), Sodick (Япония), MAZAK (Япония), омский филиал Группы компаний «Аскон» (Москва), «Делкам-Урал» (Екатеринбург). Формат некоммерческого партнерства позволяет объединить участников проекта по интересам и без передела собственности. Вовлечь предполагается промышленные предприятия, производителей оборудования, инструмента и программного обеспечения, а также учебные заведения начального, среднего и высшего профессионального образования.

Новости партнеров

«Эксперт Сибирь»
№3 (192) 21 января 2008
Коммунальное хозяйство
Содержание:
Теплосетевой коллапс

Преодоление изношенности тепловых сетей и недостатка инвестиций в их реконструкцию и модернизацию должно произойти путем ликвидации разобщенности в теплосетевом хозяйстве и повсеместного введения платы за подключение новых потребителей

Реклама