Меры не в меру

Ольга Шадрина
28 января 2008, 00:00
  Сибирь

Ужесточение санкций не решит проблемы. Борьба с правовым нигилизмом требует построения иной культуры отношений в обществе

Смешно сказать, но в правовом поле давно уже сложилась ситуация, которую, если перефразировать классиков, можно назвать революционной: верхи не хотят, низы не могут. Не могут следовать нормам и правилам, установленным законодательством. Логика проста: почему, спрашивается, только часть населения обязана быть законопослушной, в то время как перед Фемидой должны быть равны все. И, наверное, это самое непонимание или, скорее, отрицание сложившейся практики применения установленных законом норм и правил можно считать одной из причин правового нигилизма. Константин Малышев, адвокат, председатель коллегии адвокатов «Прометей» Новосибирской области, эту версию не отрицает, но предлагает на проблему взглянуть гораздо шире.

— Константин Валентинович, каково ваше отношение к введению столь жестких поправок в КоАП?

— Если говорить с юридической точки зрения, то введение новых санкций, в том числе арестов за нарушение правил дорожного движения, не является чем-то из ряда вон выходящим. Административные правонарушения, за которые введены санкции, относятся к числу общественно опасных. Другой вопрос, как это делается. Ведь само по себе наказание без введения дополнительных мер не приведет к результату, к которому стремятся законодатели. Вообще очень странно, с точки зрения государственного человека, ставить единственной целью законодательных изменений наказание соотечественников. Государство обязано стремиться к обеспечению прав и свобод граждан. Его задача — обеспечить нам комфортную, безопасную среду обитания. Наказание же может рассматриваться только как исключительная мера. Для снижения количества правонарушений должен предприниматься целый комплекс мер.

— Что вы имеете в виду?

— Почему человек совершает правонарушения, за которые предусмотрена административная ответственность в виде арестов? Наверное, не потому, что не боится санкций. А потому, что для многих людей это — образ жизни. Игнорирование юридических норм, правоохранительной системы — привычка, укоренившаяся, к сожалению, в некоторых слоях населения. Для целого ряда общественных групп это культура, устоявшаяся норма поведения.

Потому само по себе ужесточение санкций не может привести к желаемым результатам. Человек будет игнорировать правила в любом случае, он к этому привык и в этом ключе рассматривает арест как определенные временные неудобства, которые вдруг возникли в жизни. И что с того? Зато он ведет себя как нравится, как хочется. Он сделал выбор, и изменить это его решение теперь крайне сложно.

Проблема здесь комплексная, то есть не только юридическая. Но современные законодатели почему-то эксплуатируют только правовые способы регулирования.

— Как же, по-вашему, можно преодолеть правовой нигилизм?

— Если даже рассматривать ситуацию на примере проблемы соблюдения правил дорожного движения, то не сама по себе ответственность должна быть самоцелью, важно ее исполнение. Я сам водитель и вижу, как ведут себя сотрудники ГИБДД на дороге, как потом исполняются наказания, знаю, как и все наши граждане, какие есть способы избежать ареста или изъятия документов. И каждый из нас понимает, что в камере оказался тот, кто не смог договориться или не нашел требуемой суммы денег. То есть сейчас у ответственности нет основы как таковой, она словно колосс на глиняных ногах. Правовые механизмы начнут работать эффективно только тогда, когда станут исполняться в отношении всех граждан, когда не будет возможности уклониться от наказания. Когда мы начнем относиться к сотруднику ГИБДД как к представителю власти, а не как к некоему субъекту, который пытается заработать или причинить вред на дороге, как к помехе. Вот за рубежом ведь все без исключения привлекаются к административной ответственности. Редко кому удается избежать наказания за нарушение закона. Пэрис Хилтон, например, побывала на общественных работах за нарушение скоростного режима, это видели и знают все. Как бы это ни выглядело забавно или, может быть, вычурно, но такие прецеденты становятся для общества сигналами того, что в этом государстве перед законом равны все.

Я думаю, что мы находимся в самом начале пути к правовому обществу, на этапе становления собственной правовой культуры. Все-таки не могли пройти бесследно все экономические и социальные потрясения, которые наша страна пережила за последние годы. Они сказались на настроениях социума, на его самосознании. Многие ориентиры оказались потеряны.

Сейчас государство должно выдерживать единое направление: соблюдать правила, нормы закона — престижно. Для нарушителей должна существовать не только юридическая, но и социальная ответственность. То есть ограничение, осуждение нарушителя обществом, которое должно выражаться в потере репутации, отсутствии перспектив карьерного роста, осуждении поступка внутри корпорации, внутри профессиональных сообществ. Как показывает практика, такие способы влияния более эффективны, чем юридические. Хотя без юридических норм они работать, конечно, не будут.

— Но и у нас не каждому приятно оказаться в изоляторе временного содержания, не так ли?

— Да, для представителей так называемого среднего класса это будет действительно очень серьезным наказанием. Для тех, у кого неплохой уровень благосостояния, высшее образование и положение в обществе. То есть те, кому дорога репутация.

— Как можно привить привычку уважать закон?

— Стоит вспомнить национальные проекты. Они, кстати, выбраны очень верно, если говорить о таком направлении, как формирование правовой культуры. «Здоровье», «Образование», «Жилье» способны оказать огромное влияние на процесс.

Например, система здравоохранения. Она должна перестроить свое отношение к человеку и самого человека заставить относиться к себе по-иному. Не как к некому инструменту для поддержания экономической мощи государства, не как к единице, которая обязана работать, не как к трудовому ресурсу, который система должна поддерживать в добром здравии. Здоровье, жизнь гражданина и для него самого, и для государства должны стать главными ценностями. В этом случае он станет избегать ситуаций, при которых они могут подвергаться риску. В том числе и на дороге. Он станет уважать жизнь и здоровье других.

Жилье формирует определенный образ жизни. Западными криминологами проведено достаточно много исследовательских работ. Есть немало разработок в этом же направлении у социологов, дизайнеров, специалистов в области архитектуры и градостроительства. Все они говорят о том, что жилье влияет на общественное сознание. Существует позиция, что хрущевки, многоэтажная жилая застройка, которая у нас практиковалась долгие годы, приводят к маргинализации населения, повышению уровня преступности и росту административных правонарушений.

В сфере образовательных программ необходимо не просто рассказывать о том, что все отношения в государстве регулируются законами и подзаконными актами, а вводить предметы, которые бы позволяли изучать курсы права, основные законы, такие, как Гражданский кодекс, например. Предметы должны формировать уважительное отношение к праву, должны учить ориентироваться в правовом обществе и правовой системе.

— Что касается нынешней ситуации, на ваш взгляд, способна наша система переварить такой шквал дел по нарушению ПДД?

— Наша судебная и правоохранительная системы привыкли к авралу. Просто все дела будут рассматриваться формально. Теоретически суд обязан при рассмотрении любого административного дела учитывать множество обстоятельств: личность подсудимого, характер правонарушения, семейное положение, имущественное. Но когда идет поток, соответственно, и суды не справляются, никому нет дела до этих особых обстоятельств. Тем более что вышестоящие инстанции требуют прибавить скорости в рассмотрении, поскольку по делам, предусматривающим аресты, сама процедура должна быть быстрой, решение обязаны вынести в течение 48 часов с момента задержания. Так что будет очень много потерпевших от судебной системы.