Борьба с сурками

Бурятия стала очередным регионом, в котором энергетика дала «трещину». В результате аварии и взрыва на местной ТЭЦ-1 две трети столицы региона — города Улан-Удэ — на несколько суток остались без тепла и горячей воды

Пожар на ТЭЦ возник в субботу 9 февраля. Предварительно его причиной, о которой чиновники пока предпочитают официально не говорить, заявлено короткое замыкание. Огонь перекинулся на турбину, а вслед за этим произошел взрыв водорода, который охлаждает генератор. Дальше — больше: обрушилась кровля над турбинным цехом площадью 300 кв. м, вышли из строя силовые и контрольные кабели. Остальные шесть турбин автоматически отключились. Столбик термометра в этот момент в столице Бурятии застыл на отметке в 33 градуса мороза.

В квартирах заметно похолодало, люди стали звонить в управляющие компании и ЖЭУ. О том, что произошла крупная авария, стало известно сразу: слухи в небольшом городе распространяются моментально. Журналистов на станцию не пустили. Пресс-конференции давали многочисленные чиновники и руководители энергообъектов в здании правительства республики.

Впрочем, не пускали журналистов на объект, вероятно, не зря. Слишком уж много было неразберихи, которая возникла сразу же. К примеру, пожарные расчеты были на месте ЧП уже через 9 минут, но тушить пожар начали значительно позднее: некому было обесточить пылающий турбинный цех.

Этот факт, озвученный начальником Сибирского регионального центра МЧС России Александром Глазуновым чуть позднее, скорее, одна из страничек в возбужденном по факту аварии уголовном деле: виновного еще предстоит установить. Потушить же пожар удалось только на следующие сутки после возгорания.

В республике сразу же был создан штаб по ликвидации последствий аварии, в который вошли как представители правительства региона, так и РАО ЕЭС. Спустя трое суток в Бурятию прибыл глава РАО Анатолий Чубайс: он решил лично возглавить восстановительные работы, так как на тот момент все принимаемые меры желаемого результата не дали: теплоснабжение полностью восстановить не удалось, из семи котлоагрегатов работали лишь два, растапливались еще два, а температура в домах двух районов города — Советского и Железнодорожного — не превышала 12 градусов тепла. Закрылись школы, детские сады.

Члены штаба успокаивали журналистов и горожан: ситуация нормализуется. 12 февраля президент Бурятии Вячеслав Наговицын сообщил, что режим ЧС будет снят после того, когда будет включено резервное оборудование. Но режим не сняли. Ситуация на момент сдачи номера не нормализовалась, восстанавливать город предстояло еще не один день. Причем в авральном режиме.

Виновного искать в этой ситуации, пожалуй, неблагодарное дело. Об этом говорили сами члены штаба. Предполагается, что этот вопрос решит спецкомиссия РАО ЕЭС, результаты работы которой будут известны не менее чем через 10 дней. Но, как кажется, он очевиден: давно всем известно, что многие энергетические активы достались генерирующим компаниям (та же ТЭЦ-1 входит в ТГК-14) в плачевном состоянии. Правда, сами энергетики умудряются даже в таких условиях шутить: к примеру, член правления РАО ЕЭС Виктор Паули на вопрос журналистов, насколько изношенным было оборудование на ТЭЦ -1, сказал: «Ну что значит изношенное, я вот тоже изношенный, но работаю».

Но всему Забайкалью на самом деле не до шуток. Еще в марте прошлого года ТГК-14 в рамках запуска своей инвестпрограммы поручила Всероссийскому теплотехническому научно-исследовательскому институту разработать основные параметры и конфигурацию двух новых энергоблоков на ТЭЦ-1 в расчете на будущий энергодефицит. Затраты на строительство дополнительных энергомощностей на ТЭЦ-1 оцениваются в 3 млрд рублей, и это самая затратная статья инвестпрограммы ТГК-14. Но и введение в эксплуатацию новых энергоблоков позволит лишь частично решить проблему дефицита электроэнергии в Забайкалье: по мнению аналитика ИК «Финам» Константина Рейли, он ожидается на уровне 400 МВт.

А прогнозируемый дефицит вполне объясним: основным потребителем дополнительной электроэнергии станет «Норникель», который приступил к освоению пяти полиметаллических месторождений и строительству четырех горно-обогатительных комбинатов в Забайкалье. Естественно, именно «Норникель» как держатель 27,8% акций ТГК-14 и станет главным инвестором реконструкции. Однако из-за того, что между основными акционерами «Норникеля» сейчас ведется борьба за контроль над холдингом, в ходе которой вопрос о выделении энергоактивов является разменной монетой, проект может застопориться. А ТЭЦ-1 — старейшая в регионе — так и будет работать на старом оборудовании, выжимая из него последнее. Теперь только на восстановление последствий аварии ТГК-14 затратит примерно 250 млн рублей.

Правда, все эти полумеры — восстановление оборудования и латание дыр — больше похожи на попытки председателя колхоза бороться с сурком, который ежегодно уничтожает пшеницу. Мол, в будущем году посадим в три раза больше — пусть сурок подавится. Энергоактивам нужен не ремонт, а качественное обновление.

Но надежды на то, что акционеры ТГК-14 все же придут к единому мнению по поводу энергобезопасности Забайкалья, остаются. По словам генерального директора ОАО «ТГК-14» Владимира Алферова летом 2008 года на сгоревшей ТЭЦ-1 начнется строительство четырех новых редукционно-охладительных установок по 100 МВт, а также новой конденсационной турбины. Источником средств руководитель назвал допэмиссию акций компании, которая будет проведена в марте 2008 года. В целом на развитие тепловых сетей Улан-Удэ представитель ТГК-14 предполагает привлечь более 2 млрд рублей, которые будут направлены на консервацию и демонтаж старого оборудования. По крайней мере, это — конкретные планы.