Политически важное дело

3 февраля 2008, 00:00
  Сибирь

Похоже, даже действующий Президент России не всегда может гарантировать хеппи-энд. История, произошедшая в Бердске с обманутыми инвесторами, без сомнения, достанется по наследству преемнику Владимира Путина

«Кандидату в президенты России Медведеву Д. А. от инвесторов дома № 25 по ул. Красная Сибирь города Бердска Новосибирской области. Мы, жители г. Бердска, в свое время продали свои квартиры, взяли в долг или кредит в банке и вложили эти деньги в строящийся дом, где заказчиком-застройщиком является ОАО «Бердский электромеханический завод» (ОАО БЭМЗ) в лице генерального директора Осина Виктора Константиновича…» Инвесторы, которых уже не первый год в местной прессе называют обманутыми, в дни приезда первого вице-премьера Дмитрия Медведева в Новосибирск решили еще раз попытать счастья. Обратились за помощью к человеку, который с очень высокой долей вероятности вскоре возглавит государство. И как знать, может, тогда удастся достроить дом в далеком от Москвы городе Бердске?

Вера

Строительство этого дома началось в 2001 году. На завершение всех работ в общей сложности отводилось всего два года. Уже в 2003-м его рассчитывали сдать в эксплуатацию. Понятно, что на тот момент историй с обманутыми инвесторами в России произошло уже немало, и практически каждый успел оценить, насколько рискованно вкладывать деньги в строящиеся объекты. Успел сделать соответствующие выводы и определиться с собственной линией поведения, дабы не оказаться среди тех, кто кормит мошенников. Люди осторожничали, выбирали, размышляли — кто обманет, а кто нет. Кто оставит без квартиры, а кто выполнит свои обещания. «Каждый из нас тогда рассуждал довольно просто, но как казалось на тот момент, верно. БЭМЗ — работающее предприятие, для многих родное, отслужили в его цехах не один год, а иные и не один десяток лет, — говорит председатель ЖСК «Красная Сибирь, 25» Валентин Гурин. — Виктор Осин, генеральный директор этого предприятия, на тот момент возглавлял его уже шесть лет. Знаем мы Виктора Константиновича давно: уважаемый человек, к тому же депутат областного Совета».

В общем, поводов для сомнений практически не было. Власть есть власть, доверять ей, несмотря ни на что, мы привыкли, это у нас в крови. И в этом, кстати, нет ничего плохого или предосудительного, особенно если мы претендуем на статус демократического государства. В противном случае недоверие к властным структурам равносильно недоверию к самому себе. Ведь именно мы приходим на избирательные участки, делаем выбор и решаем, кто будет управлять нами: муниципалитетом, регионом, государством. Виктор Осин по сей день остается доверенным лицом своих избирателей в Новосибирском областном Совете, с той лишь разницей, что теперь он является еще и членом партии «Единая Россия».

«С самого начала на этом объекте работали другие инвестор и подрядчик. Но когда в 2003 году стало ясно, что они не смогут сдать дом в срок, мы приняли решение прекратить с ними сотрудничество. Тогда-то и появился Андрей Бедарев с предложением достроить этот дом, — вспоминает историю пятилетней давности Виктор Осин. — Мы заключили договор, по которому его Сибирская дорожная строительно-ремонтная компания (СДСРК) взяла на себя роль инвестора недостроенного жилого дома и получила от нашего предприятия еще несколько площадок под строительство аналогичных объектов. И теперь уже в 2006 году по адресу Красная Сибирь, 25 должны были справлять новоселье».

 pic_text1 Фото: Борис Барышников
Фото: Борис Барышников

Но этого не случилось и по сей день ни в доме под номером 25, ни на других площадках, где СДСРК начала строительство и продала будущие квартиры. В общей сложности среди долгостроя оказались пять многоэтажных домов (№ 17 и № 25 на улице Красная Сибирь, № 2 и № 8 на улице Гагарина и № 13 на улице Комсомольская). Попытка избежать нынешней неприятной ситуации, увы, оказалась неудачной. Но, кажется, кто мог знать тогда, что СДСРК подведет застройщика-
заказчика, лично Виктора Осина и крупнейшее в регионе предприятие — БЭМЗ. Наверное, никто. С другой стороны, очень сложно поверить, что опытный руководитель, человек, не понаслышке знающий местные деловые круги, не навел справок о компании, о ее руководителе и вслепую заключил этот договор. А Андрей Бедарев, в свою очередь, вдруг сорвался на бердских домах и решил начать двойные-тройные продажи квартир (это доказано судом, и об этом, со ссылкой на документы, говорит Виктор Осин) и плодить незавершенные объекты. Странно все это.

Инвесторы 25-го дома подытоживают: «Оказывается, БЭМЗ все дома сдавал со скрипом. Например, 126-й дом, тоже по улице Красная Сибирь, он ввел в эксплуатацию на три или четыре года позже обещанного, а 130-й — и вовсе на девять лет!»

«А зачем же вы тогда связывались, если заказчик-застройщик уже тогда зарекомендовал себя не самым лучшим образом?» — спрашиваю их.

«Не знали, не интересовались. Дома все равно худо-бедно, а сдавались. А авторитет руководителя предприятия казался настолько весомым аргументом в пользу заключения сделки, что просто и не возникало вопросов, как он выполнял свои обязательства», — звучит в ответ.

«Те дома — совсем другая история. Не будем о них», — в свою очередь поясняет Виктор Осин.

Но, разумеется, на этом взаимоотношения «власть и народ» не заканчиваются. Напротив, только начинаются или, вернее сказать, развиваются.

Надежда

В 2006 году Нина Дмитриевна Коротицкая, один из пострадавших инвесторов СДСРК, воспользовалась случаем и во время прямой телефонной линии с Президентом РФ обратилась к Владимиру Путину: «Обманутых дольщиков все больше. Люди теряют свои кровные и остаются ни с чем. А мошенники процветают. Почему власть не разрушит эти строительные пирамиды? Будут ли наказаны чиновники, которые дали мошенникам зеленый свет? И главный вопрос: получат ли люди свои квартиры? Спасибо».

Ответ от Владимира Путина прозвучал следующим образом (приводится с сокращениями): «Нина Дмитриевна, ситуация острая (…) У нас примерно по стране 300 объектов подобного рода, 300 точек особого внимания. То, что это количество растет, не совсем так. Оно давно стабилизировалось, потому что принят уже новый закон («О долевом участии в строительстве» №214-ФЗ — Ред.), который отрегулировал эту сферу.

Нам сейчас нужно подумать, что делать с ситуацией, которая возникла в предыдущие годы, как помочь людям, которые оказались в этом трудном положении. (…) Государство обязано было заранее подумать над тем, чтобы такие ситуации не создавались.

По каким направлениям нужно действовать? Конечно, тех, кто действительно злоупотреблял, нарушал закон, обманывал людей, нужно привлекать к уголовной ответственности. И такие дела есть, они возбуждены, ведутся и будут доведены до конца. Но самое главное заключается в том, чтобы помочь людям получить квартиру, жилье либо хотя бы не потерять свои деньги. (…) Должен сказать, что в этом направлении правительство действует, созданы соответствующая структура и соответствующие программы. Будем следить за тем, чтобы они исполнялись».

После этого обращения у инвесторов СДСРК появилась надежда. Заказчик-застройщик начал активно предлагать графики сдачи дома в эксплуатацию. В последнем значился сентябрь 2007 года. Люди стали говорить, что завершение строительства долгостроя в Бердске, в частности 25-го дома, взято под личный контроль Президента РФ (хотя никто подобного документа не видел), что администрации города Бердска и Новосибирской области дано прямое указание в кратчайший срок решить проблему и отдать инвесторам обещанное жилье. А потом и того больше: президенту доложили, что дом сдан (правда, Виктор Осин всю эту информацию опроверг и назвал местными легендами).

2

А дом не сдан. С августа 2006 года на строительной площадке рабочих больше не видели. Зато действовали группы мародеров, которые воровали оконные блоки, кабель (унесли 8 км!) и вместе с природной стихией (здание постоянно подтапливало, из-за отсутствия окон и недостроенной кровли квартиры регулярно заливало дождем) довели объект до аварийного состояния. Об этом говорилось еще в акте от 17 мая 2007 года. В нем же утверждалось, что на завершение строительства дома требуется 32 млн рублей. А работы, по оценке инвесторов, на два месяца. По мнению Виктора Осина — на полгода.

Застройщик-заказчик тем временем обратился к другому уровню власти — в арбитражный суд. Последний решил дело в пользу БЭМЗа. Согласно его постановлению СДСРК должна была выплатить заводу 65 млн рублей за невыполненные работы. На достройку 25-го дома этого было бы вполне достаточно.

«В конце 2005 года у нас с инвестором возникли проблемы. Бедарев вдруг заявил, что денег на продолжение строительства у него нет. Они просто взяли и куда-то делись. Около 150 миллионов рублей, представляете? Официальная формулировка — нецелевое использование средств, — говорит Виктор Осин. — А состава преступления, опять же по суду, вроде нет. Я предполагаю, что просто была выстроена строительная пирамида, заложниками которой мы все и оказались».

Деньги БЭМЗу так и не отданы. СДСРК официально признана банкротом, и сейчас формируется список кредиторов, у которых есть претензии к компании. Все объекты заморожены и в скором времени будут выставлены на продажу. Хотя сам Андрей Бедарев в местной прессе по-прежнему сорит обещаниями каким-то фантастическим образом завершить строительство домов.

В администрации области — инвесторы обращались за помощью к губернатору Виктору Толоконскому — и в мэрии Бердска ежемесячно проходят совещания о судьбах домов СДСРК. Что решают, к каким выводам и умозаключениям приходят? Виктор Осин по этому поводу лишь таинственно улыбается. Инвесторы откровенно говорят: «Водят нас за нос, только и всего!»

Верят ли они власти теперь? Думаете, нет? Верят! И еще как.

Любовь?

У инвесторов 25-го дома иного выхода нет. Сегодня через суд они оформляют права собственности на недостроенные квартиры, чтобы тоже оказаться среди кредиторов компании. Но деньги им не нужны. Ведь с ними рассчитаются по той же цене, что они платили за квартиры несколько лет назад. А это 6–7 тыс. рублей за квадратный метр. Сегодня в Бердске стоимость одного квадратного метра доходит до 40 тыс. рублей. Многие из тех, кто в свое время продал жилье и вложил все средства в строительство нового, теперь мыкаются летом по гаражам и дачам, а зимой по съемным квартирам. Аренда однокомнатной квартиры обходится в 7 тыс. рублей в месяц. Иные пенсионеры при таком раскладе рискуют в конечном итоге оказаться среди бомжей.

Другой вариант — вместо получения денег заключить после продажи дома договор с новым инвестором и внести доплату на завершение строительства. По разным оценкам, общая сумма колеблется в пределах 60–65 млн рублей (это очень приблизительные расчеты, поскольку пока объект заморожен, на составление точной сметы расходов никто не тратится), то есть около 280 тыс. рублей на каждого (в доме 231 квартира). Для тех же стариков это просто фантастическая сумма, которой они уже никогда не смогут найти.

Апелляция к властям — единственный способ разрешения ситуации. Отсюда и страсть к обращениям и жалобам, непреклонная вера в обещания и пристальное, болезненное внимание к словам, совещаниям, заявлениям на самых разных уровнях. Ведь на кону судьба, жизнь, будущее каждого из участников этой истории.

Но вот что реально способны сделать президент, губернатор и мэр? Дать денег, обязать завершить строительство, поругать плохих инвесторов и застройщиков? Оказать влияние, давление?

«Всем сторонам-участникам конфликта необходимо достичь взаимопонимания. Проявить гражданскую позицию, мужество и совесть, — предлагает рецепт счастья обманутых инвесторов Виктор Осин. — Ведь на самом деле не такая уж это проблема — достроить дом».

Эпилог

Совершенно согласна и не стану спорить с теми, кто будет утверждать, что строительство какого-то там дома где-то в одном из городов, причем небольших, не относится к компетенции действующего президента и вряд ли окажется одной из должностных обязанностей будущего главы государства. Строительством, так же, как и его завершением, должны заниматься профильные организации. За их действие или бездействие обязан нести ответственность генеральный инвестор. В случае возникновения конфликта вердикт выносит суд. Стороны, участвующие в разбирательстве, имеют право оспаривать это решение или выполнять его согласно букве закона. Так должно быть. И в подобных ситуациях нет нужды обращаться к главе города, губернатору или президенту. Писать открытые обращения или письма. Но нет нужды только в том случае, если система работает безотказно и четко.

Увы, история, случившаяся в Бердске, убеждает нас в обратном. Она демонстрирует сбои во всей системе, в том числе и во властных структурах. Получается, что Владимиру Путину так и не удалось укрепить вертикаль власти, создать государство, где жизнь общества регламентируется законом, где сама власть имеет реальную силу.

Ощущение такое, что подавляющее большинство, не причастное напрямую к эшелонам власти, продолжает жить где-то в параллельном официальным речам, действиям, законам мире. И шансы когда-либо пересечься у них минимальны.

Из письма Виктору Толоконскому, губернатору Новосибирской области (отдано в общественную приемную 15.12. 2007)

«По оценке специалистов, дом готов на 70–80 процентов, но с нас представители БЭМЗа требуют вложить в строительство еще не менее 60 миллионов рублей, которые основной массе инвесторов взять негде, потому что пенсионеры-ИДИОТЫ захотели под старость пожить как ЛЮДИ в квартире с кухней не четыре–пять квадратных метров, а хотя бы восемь–девять. А молодые семьи, которые продали свои «комнатенки» или «однушки-хрущевки», залезли в долги или взяли кредит под 15–20 процентов годовых, а сами живут на съемных квартирах или в убогих дачках и даже гаражах, РАЗМЕЧТАЛИСЬ, что их дети могут жить в отдельной комнате, а не в одной комнате с родителями. Во многих семьях дети, которые на момент покупки квартиры только-только родились, уже пошли в школу, а шесть человек уже никогда не поживут в новых квартирах — они умерли, так и не добившись справедливости».