Корни лесных проблем

Экономика и финансы
Москва, 31.03.2008
«Эксперт Сибирь» №13 (202)
Болевые точки лесопромышленного комплекса хорошо известны и уже много лет обсуждаются и в правительстве, и в деловых кругах. Однако изменения к лучшему в отрасли идут крайне медленно

Лесная промышленность всегда будет местом пересечения интересов государства как владельца прав на все природные ресурсы в нашей стране и частных компаний как субъектов предпринимательства. В этом и есть истоки непонимания, часто возникающего между властями и частными структурами в лесной отрасли. Просто государство и бизнес преследуют разные цели и никак не могут привести свои усилия к какому-то общему знаменателю.

Разность взгляда

Еще в 2002 году Правительством РФ принята концепция развития лесной промышленности до 2015 года. Особое внимание в документе уделяется совершенствованию нормативно-правовой базы в области лесного законодательства, стимулированию роста доли продукции глубокой переработки. Эти задачи остаются основными и сегодня — стоит лишь вспомнить недавние заявления первых лиц государства. Их смысл сводится к мысли о необходимости приведения лесопереработки в соответствие с высокими экологическими и технологическими стандартами, ведь «страна должна стремиться к тому, чтобы добавленную стоимость оставлять у себя дома». То есть вновь речь идет о необходимости глубокой переработки древесины.

Задача государства понятна. С развитием лесопромышленного комплекса (ЛПК) оно стремится как к укреплению позиций России на экспортных рынках полуфабрикатов и готовой продукции с низкой добавленной стоимостью, так и, в большей степени, к самообеспечению внутреннего рынка продукцией глубокой переработки древесины и выходу ее на внешние рынки.

Это становится ясно, если рассмотреть долю России в мировом лесобумажном бизнесе — она не превышает 3%, а ее удельный вес в производстве продукции с наиболее глубокой степенью переработки и того меньше: около 2%. При этом Россия обладает почти четвертью мировых запасов древесного сырья.

Как повысить долю глубокой переработки древесины? С точки зрения государственных структур, наиболее острой была и остается проблема контроля за незаконной вырубкой древесины. Неучтенный экспорт кругляка в конечном итоге мешает создавать перерабатывающие производства, потому что ведет к недополучению сырья деревообрабатывающими предприятиями. И если крупные холдинги могут решать эту проблему за счет развития лесозаготовок, то малый деревообрабатывающий бизнес, не имеющий звена заготовки сырья, вынужден скупать лес по ценам, близким к мировым. Понятно, что добавленная стоимость продукции лесопереработки достаточно высока, но велики и затраты, и в целом малому бизнесу в отрасли становится гораздо тяжелее конкурировать, чем если бы сырье приобреталось по реальным ценам, включающим расходы на заготовку и нормальную рентабельность. Не решив проблему рубок, государство никогда не добьется прихода в отрасль малого бизнеса.

С точки зрения лесопромышленников, основная проблема — недостаточность использования лесных богатств. «Я убежден, что главное — не контроль за незаконными вырубками (пусть этим занимаются уполномоченные госорганы), а то, что лес перестаивает, мы его не рубим и не используем, — отмечает председатель Союза промышленников и предпринимателей Красноярского края, депутат Законодательного собрания края Михаил Васильев. — Неразвитость инфраструктуры — более важная стратегическая проблема, чем незаконная рубка. Сегодня нужно говорить об упрощении доступа в лес, упрощении процедурных вопросов. Это мы, предприниматели, должны требовать от законодателей (себя как депутата Заксобрания не исключаю). Сегодня мощными инвестиционными программами обладают единичные крупные корпорации, которые это и делают. Но нельзя считать, что только они способны рубить лес у нас в крае. Без малого и среднего бизнеса они этого не сделают. А малые компании как пользовались, утрирую, бензопилой «Дружба», так и продолжают. Как ездили по бездорожью, так и ездят. Строительство лесных дорог должно выдвигаться на первый план».

Лесных дорог недостаточно

Действительно, сегодня большая часть леса, пригодного для заготовки, сосредоточена в отдаленных районах, в которых отсутствуют лесные дороги, необходимые для освоения новых делянок. В результате объемы лесозаготовок составляют, по разным оценкам, лишь четверть от возможных, причем сконцентрированы они в тех регионах, где уже имеется достаточно эффективная инфраструктура. Объем недоиспользованной расчетной лесосеки в доступных лесах ежегодно составляет 140 млн куб. м, в том числе в Красноярском крае — около 44 млн куб. м, в Иркутской области — около 28 млн куб. м.

  Фото: Вячеслав Пенеров
Фото: Вячеслав Пенеров

Сегодня в себестоимости круглого леса затраты на транспортировку занимают больше половины. Поэтому компаниям выгодно разрабатывать только те районы, где есть лесные дороги. В советское время в бюджете страны была соответствующая строка, которая обеспечивала финансирование развития инфраструктуры и формирование дорожной сети для лесопромышленного комплекса. В настоящее время строительство лесовозных дорог практически прекращено.

Как производная вышеуказанного фактора — положение дел в лесозаготовительной промышленности, в том числе и проблема незаконных рубок: если бы леса были легально освоены, в них нашлось бы место для многих компаний, ЛПК развивался более высокими темпами, и даже пресловутые незаконные рубщики тогда либо были бы из леса вытеснены, либо вынуждены легализовать бизнес. Пока же протяженность лесных дорог на 1 тыс. га в России составляет лишь 1,2 км, что более чем в 30 раз меньше, чем в Финляндии, почти в 10 раз меньше, чем в Швеции, и в 8 раз — чем в США.

Одним из путей решения проблемы могло бы стать обустройство лесной инфраструктуры на условиях государственно-частного партнерства. Участки леса государство могло бы сдавать в аренду на более выгодных условиях, если лесозаготовитель готов развивать инфраструктуру.

Ясно, что в лучшем случае этим могут заниматься только крупные компании (либо только при финансировании из бюджета). В соответствии с новым Лесным кодексом только крупные игроки могут себе позволить решать большие задачи, потому что до того, как «войти в лес» и начинать лесодобычу, требуются значительные финансовые вложения для создания и утверждения проектов лесоразработки (даже при уведомительной системе декларирования).

Если говорить о взаимодействии лесопереработчиков и лесозаготовителей, то опять же — крупные лесоперерабатывающие компании всегда будут заготавливать часть древесины самостоятельно. Ведь для них очень важно наладить получение качественного сырья в жесткие сроки для обеспечения бесперебойной переработки. Но, как показывает мировая практика, после этапа становления и первоначального развития таким компаниям становится выгодно передавать рубку в подряд небольшим и средним лесозаготовительным организациям. Это также даст импульс к оживлению погибающих таежных поселков, так как их население живет только лесодобычей. В этом отношении Россия может повторить опыт развитых стран Европы — Финляндии и Швеции. Там 20–30 лет назад крупные перерабатывающие компании уже передали лесные фонды небольшим добывающим фирмам, создав одновременно конгломераты с организациями лесопромышленников.

Пошлины помогают?

«Почему компании вывозят древесину в массовом порядке? — задается вопросом начальник управления по лесообеспечению Енисейского ЦБК Александр Забелин. — Потому что в районах края переработка не налажена. Было бы здорово, если бы в каждом районе лесозаготовители могли везти древесину на свои родные предприятия. В этом случае проблем было бы меньше у переработчиков любого уровня».

Еще одним способом стимулирования глубокой переработки леса государство сегодня избрало повышение экспортных пошлин на кругляк. С 1 апреля 2008 года государство увеличивает их на 25% от таможенной стоимости леса, а к 2011 году ставки экспортных пошлин на необработанную древесину вырастут до 80% от таможенной стоимости.

Как считает начальник отдела лесной промышленности Агентства природопользования и лесной отрасли Красноярского края Ольга Рухуллаева, именно увеличение пошлин становится стимулом для повышения доли глубокой переработки древесины в лесной отрасли. «Первый этап повышения пошлин дал хороший толчок развитию лесопереработки не только на крупных, но и на малых и средних производствах. Сегодня реализуются порядка десяти таких проектов. В Нижнем Приангарье создаются четыре завода по производству погонажа, запланированы четыре новых пеллетных завода, завод по склейке древесины в Березовском районе Красноярского края. И многие другие», — перечисляет она.

  Фото: Вячеслав Пенеров
Фото: Вячеслав Пенеров

За последние три года в Красноярском крае заявлены более 20 крупных инвестпроектов в лесной отрасли. Из них уже реализованы семь. Это первый в Сибири завод МДФ, крупнейший за Уралом пеллетный завод, новый завод ДСП, современный деревообрабатывающий завод в Лесосибирске. Кроме этого запущено производство погонажа на ДОК «Енисей», установлены и работают линия сушки пиломатериалов и цех погонажа на ЗАО «КрасноярскЛесоМатериалы». В стадии реализации находятся еще несколько проектов. Всего за ближайшие пять лет в лесную отрасль региона будет инвестировано более 100 млрд рублей.

Основным проектом здесь заявлено строительство лесоперерабатывающего комплекса в Богучанском районе, в рамках реализации инвестиционного проекта «Комплексное развитие Нижнего Приангарья». В настоящий момент он проходит стадию инвестиционного проектирования. Потребность в финансировании по проекту составляет 960 млн долларов в течение 2009–2012 годов. Общая сумма по проекту — 2,2 млрд долларов, он на 100% реализуется за счет средств инвесторов. Сроки его реализации — 2007–2012 годы.

Малые вне игры

Такой уровень инвестиций недоступен малому и среднему бизнесу. Поэтому в последнее время серьезной проблемой, значительно ограничивающей лесодобычу, становится малая механооснащенность небольших и средних лесодобывающих компаний. Они укомплектованы в основном устаревшей техникой, требующей частой замены запчастей (а значит, дорогой и ненадежной в эксплуатации). А средств на модернизацию у небольших компаний нет.

По мнению президента Союза лесопромышленников Красноярского края Олега Дзидзоева, причиной большинства проблем на лесозаготовках является отсутствие поддержки малого лесного бизнеса со стороны государства. Причем задачу государства лесопромышленники видят не в финансировании заготовок, а в организации системы рыночного кредитования небольших компаний, занимающихся лесозаготовкой и переработкой.

Действительно, до настоящего момента банки в подавляющем большинстве отказывают лесодобытчикам в кредитовании сезонной деятельности, даже при полном документальном подтверждении находящихся у них лесных участков с реальными запасами деловой древесины.

Другой проблемой остается разобщенность лесозаготовителей в самых лесных районах края. Лишь при объединении усилий они смогут не только защищать свои интересы, но и привлекать инвестиции, обеспечивать ритмичные поставки деловой древесины в больших объемах на существующие и создаваемые лесоперебатывающие предприятия. Более того, объединенные небольшие компании даже смогут организовывать собственные центры первичной переработки древесины в лесных районах, что резко повысит рентабельность их работы, так как даже при первичной обработке стоимость древесины резко вырастает.

Конечно, создание таких центров — еще только далекая перспектива, и будут ли реализованы такие планы — неизвестно. Пока же лесозаготовители вынуждены решать возникающие проблемы, как говорится, по мере их поступления — буквально с колес.

Например, в середине февраля на магистральных шоссейных дорогах (в частности, на шоссе в Лесосибирск) были установлены весы и началось взвешивание каждого лесовоза со взиманием штрафов за перегруз. А в марте сокращено число таможенных постов в пунктах железнодорожной погрузки древесины, что повлекло удлинение сроков таможенного оформления и, соответственно, увеличение оплаты простоя вагонов. В результате подобных действий различных государственных структур с начала 2008 года, отмечают участники рынка, рост затрат лесозаготовителей уже составляет от 300 до 500 рублей на каждый кубометр древесины.

По словам Ольги Рухуллаевой, «контроль на дорогах за происхождением вывозимого леса помог уменьшить нелегальные рубки». Она также сообщает, что краевые органы, откликаясь на призывы лесозаготовителей, уже направили в Минсельхоз, Минтранс и Федеральную таможенную службу предложения по возвращению в оборот временных деклараций и снижению штрафов за простой вагонов в период их оформления.

Обновление своими силами

Директор ООО «Энергокомплект» (Красноярск) Михаил Прохоров предлагает «использовать существующие в Красноярске проектные и технологические разработки для модернизации фондов лесозаготовительных предприятий, чтобы не закупать дорогостоящую импортную технику». Ведь, несмотря на то что позиции отечественных производителей по различным видам лесопромышленного оборудования уступают зарубежным поставщикам, ЛПК Сибири оснащен в основном отечественными машинами. Следовательно, его модернизацию гораздо экономичнее проводить за счет отечественного оборудования.

В принципе, в Красноярском крае к этому готовы. Еще в 2007 году на красноярском заводе «Краслесмаш» запущен двухгодичный инвестиционный проект по созданию Центра лесного машиностроения на базе ОАО «Краслесмаш» для создания новых типов лесозаготовительных машин. По итогам 2007 года объем производства продукции составил 188 машин, что является двукратным увеличением относительно 2006 года. В 2008 году рост планируется на уровне 20%.

В рамках проекта на предприятии планируют изготовить опытный образец «харвейстера» — многооперационной лесосечной машины. Она будет производиться при кооперации двух заводов — «Краслесмаша» и Красноярского завода комбайнов. Харвейстер работает в паре с машиной-форвардером, последний производится на производственной площадке концерна «Тракторные заводы» — в компании «Сильватек» (Дания).

За подобными многооперационными машинами — будущее развития лесной отрасли. «И важнейшей задачей становится подготовка квалифицированных кадров для лесной отрасли, — уверен исполнительный директор Енисейского фанерного комбината Владимир Фаст. — Компании не могут рисковать, доверяя их управление неквалифицированным людям, ведь импортный харвейстер стоит порядка 360 тысяч евро». Поэтому, по его мнению, подготовка специалистов лесной индустрии, проводимая совместно краевым Агентством лесного хозяйства и Сибирским федеральным университетом, реально содействует развитию ЛПК Сибири.

Если говорить о дальнейших перспективах развития отрасли, то они заключаются не только в наращивании объемов добычи и повышении доли глубокой переработки древесины. Одним из ключевых и в перспективе очень прибыльных направлений может стать лесовосстановление.

Раньше этой деятельностью занимались лесхозы, но с введением нового Лесного кодекса восстановление лесов обязаны осуществлять арендаторы лесных земель, которые, в свою очередь, имеют право передавать эту функцию на субподряд. Поэтому лесовосстановление может стать хорошим бизнесом для небольших локальных компаний.

В целом же тенденции в развитии сектора почти совпадают с общими в экономике регионов. Всюду тон задают приходящие на рынок крупные игроки из федерального центра, но этого не стоит опасаться небольшим компаниям. Опыт лесодобычи в регионах российского северо-запада показывает, что, во-первых, как упоминалось выше, крупные лесоперерабатывающие компании начинают приглашать на субподряд малый и средний лесной бизнес, и, во-вторых, при запуске относительно небольших лесоперерабатывающих производств в лесных регионах быстро оживляется лесозаготовка.

По материалам круглого стола «Лесопромышленный комплекс: путь инновационного развития», проведенного журналом «Эксперт-Сибирь» в Красноярске.

У партнеров

    «Эксперт Сибирь»
    №13 (202) 31 марта 2008
    Геологоразведка
    Содержание:
    Иссякающий источник

    Главная проблема нефтегазового комплекса — недостаток новых месторождений, вводимых в эксплуатацию. Для ее решения необходимо увеличить объем геолого-разведочных работ, но препятствием на этом пути являются сами нефтяные компании. Стимулировать процесс может только государство

    Реклама