Нефтегазовая провинция

Власти Красноярского края ставят перед собой амбициозную задачу построения новой — нефтегазовой — отрасли региональной экономики. Первые результаты проекта станут видны уже в конце этого года

Традиционно Красноярский край считается регионом угольным. Поэтому прозвучавшие несколько лет назад амбициозные заявления краевых властей о том, что край станет новой нефтегазовой провинцией России, у многих вызвали недоверие.

И для него были основания. По сути, речь идет о создании целой новой отрасли экономики в регионе. Но опираться ей не на что. Да, на территории края есть месторождения нефти и газа, но промышленное их освоение упирается прежде всего в неразвитость инфраструктуры. Непонятно, как транспортировать и где перерабатывать добытые нефть и газ.

В обход препятствий

Сегодня таких вопросов власть предержащим региона больше не задают. За достаточно короткий срок сюда пришли крупнейшие добывающие компании, они заинтересованы в своей работе на территории и готовы сами вкладывать средства в развитие ресурсной базы и инфраструктуры. Секретами взаимодействия с ними в администрации делятся охотно.

Заместитель губернатора Краснояр­ского края Андрей Гнездилов курирует вопросы природо- и недропользования и видит причину успехов сотрудничества администрации региона и крупных федеральных игроков нефтегазового сектора в комплексном подходе, учитывающем интересы всех сторон.

 «Основное отличие работы нашей администрации — в отношении к использованию природных ресурсов. Несмотря на то что региональные власти наделены полномочиями только по распределению лицензий на право разработки месторождений общераспространенных полезных ископаемых и участков недр местного значения, мы занимаем активную позицию и в отношении месторождений углеводородного сырья, — говорит он. — Мы взаимодействуем с территориальным управлением агентства по недропользованию и непосредственно с самим федеральным агентством».

По словам заместителя губернатора, центр прислушивается к мнению властей края, которые совместно с территориальным управлением агентства по недропользованию формируют программу объектов (участков месторождений) для лицензирования. Фактически это перечень для будущих аукционов. Далее этот список поступает в федеральное агентство по недропользованию. Часть объектов власти включают в него самостоятельно, часть просят исключить по тем или иным причинам. И за последние пять лет не было ни одного случая, когда бы они не нашли взаимопонимания с центром.

На видном месте в кабинете Андрея Гнездилова — фото, которое он любит показывать посетителям. Слева — руководитель Роснедр Анатолий Ледовских, справа — сам хозяин кабинета. Они хорошие друзья, но не это причина внимания федерального центра к пожеланиям Красноярского региона. «Все дело в позиции. Надо активно лоббировать свои интересы, что наш губернатор умеет. Другие регионы это делают не всегда, — говорит Андрей Гнездилов. — По линии недропользователей взаимодействие — это дорога в обе стороны. Нефтяным компаниям что-то нужно от властей на территории, они свои пожелания адресуют нам, мы со своей стороны передаем им свои, прописываем их в договоре еще на начальной стадии. Среди наших требований к недродобытчикам — экология, социальные обязательства, регистрация не только дочерних компаний, но и подрядчиков на территории края».

Целевая, краевая, углеводородная

В 2007 году в Красноярском крае было запланировано по согласованному с территориальным агентством списку 11 участков недр на аукционы, все они нашли своих владельцев. До 2010 года планируется выставить еще 52 участка.

Но наивно, впрочем, думать, что все счастье региона — в удачной продаже участков недр с согласия федерального центра. В принципе, легко при таком подходе прийти к ситуации, когда продавать будет уже нечего — новые ресурсы не берутся сами собой, их надо восполнять, переводя в активные запасы, обеспечивая на наиболее интересных объектах необходимый объем геолого-разведочных работ (ГРР). По данным геологоразведки еще на 2000 год, в крае сосредоточено около 10% углеводородного сырья России, что ставит его на второе место (после Тюмени) по значимости в развитии нефтегазодобычи. Тогда же выделились и объекты, на которых можно было начинать добычу нефти и газа. Это в первую очередь Большехетский и Юрубчено-Тохомский нефтегазоносные районы и бассейн реки Ангара, где установлен ряд площадей с региональной газоносностью. Дело упиралось в то, что нефте- и газодобывающая промышленность в крае находились в начальной стадии развития, и практически все месторождения требовали дополнительного проведения геолого-разведочных работ. «В администрации края уже давно принята и действует концепция развития угледобычи, а что касается углеводородного сырья, у нас в прошлом году была принята соответствующая ведомственная целевая программа (ВЦП)», — говорит Андрей Гнездилов.

Постановлением Совета администрации Красноярского края два с небольшим года назад, в апреле 2006-го, одобрена стратегия создания нефтегазового комплекса для ускорения социально-экономического развития Красноярского края, Таймырского (Долгано-Ненецкого) и Эвенкийского автономных округов. Напомним, их вхождение в объединенный Красноярский край произошло спустя девять месяцев, в январе 2007-го.

В документе представлены сценарии возможных объемов добычи нефти и газа, определены необходимые приросты их запасов для устранения рисков неполного обеспечения предусмотренных объемов добычи и переработки полученной продукции, а также рассмотрены оптимальные схемы развития трубопроводных транспортных систем нефти и газа и обоснована целесообразность создания нефтеперерабатывающих производств.

Стратегию эту можно считать ничем иным, как концепцией, определяющей основные направления формирования нефтегазовой отрасли в Красноярском крае. Претворение в жизнь этой стратегии, в свою очередь, регламентирует принятая распоряжением Совета администрации края в июле 2007-го ведомственная целевая программа «Развитие добычи сырой нефти и природного газа на территории Красноярского края на период 2007–2010 годы». Это целостный документ, который подразумевает комплекс мер как со стороны краевой администрации, так и рекомендации для исполнения на федеральном уровне и недропользователями региона с точки зрения геологоразведки, добычи и транспортировки нефти. В ВЦП, помимо мероприятий по увеличению промышленной добычи нефти и газа, предусмотрены также мероприятия по созданию благоприятных условий для развития инфраструктуры, переработки полученного сырья — то есть строительство перерабатывающих производств, обеспечение предприятий нефтегазовой отрасли квалифицированными кадрами.

Принятие официальных документов регламентации действий в нефтегазовой сфере региона показывает серьезность отношения власти к поставленной задаче — обеспечить рост промышленных объемов сырой нефти и природного газа в Красноярском крае. Такие программы — первый шаг к взаимодействию с компаниями, которым выданы лицензии на разработку и геологоразведку недр на территории Красноярья. Потому что являются основанием для того, чтобы донести до крупных компаний позицию администрации. Она такова: развитие новой отрасли должно идти не в ущерб, а на пользу экономике края. То есть соответствовать определенным экологическим, социальным критериям и общему направлению развития территории — недропользователи не должны действовать разрозненно, перетягивая, образно говоря, на себя одеяло в виде преференций от местных властей.

 «Реализация программных мероприятий, — говорится в ведомственной целевой программе, — позволит увеличить показатели по промышленной добыче нефти с 0,098 миллиона тонн в 2006 году до 20,773 миллиона тонн в 2010 году, а промышленной добычи газа — с 0,963 миллиарда кубических метров в 2006 году до 3,6 миллиарда кубических метров в 2010 году. Всего прирост прогнозных ресурсов категории Д1 + Д2 при этом к 2010 году прогнозируется в объеме 3,8 миллиарда тонн условных углеводородов».

Программа адаптирована к строительству трубопровода Восточная Сибирь – Тихий океан (ВСТО). Иными словами, приоритетными для лицензирования признаются участки недр, прилегающие к маршруту прохождения трубопровода.

Без прироста нет роста

«Многие игроки нам признавались, что повременили бы с выходом на геологоразведку, если бы мы их постоянно не подталкивали, — делится наблюдением заместитель губернатора Красноярского края по вопросам недропользования. — Но в договорах с компанией-добытчиком мы каждой выставляем необходимость прироста запасов. Так становится проще убедить руководство выделять все больше средств на геологическое изучение недр, вложение средств в территорию». Андрей Гнездилов приводит в пример компанию «Славнефть», которая работает на Куюмбинском участке Юрубчено-Тохом­ской зоны. Сегодня из всех региональных дочерних подразделений «Слав­нефти» наибольшее количество средств выделяется на ГРР в Красноярском крае. Как говорит президент «Славнефти» Юрий Суханов, компания намерена серьезно расширить собственное присутствие в крае. «На ближайшие три года мы запланировали вложить в геологоразведку и подготовку месторождений к промышленной добыче нефти три миллиарда долларов на территории Красноярского края. Тем самым «Славнефть» становится одним из крупнейших нефтяных игроков на красноярских месторождениях. В 2010–2011 годах мы планируем довести добычу нефти на месторождениях «Славнефти» в Красноярском крае до 1 миллиона 200 тысяч тонн». Все это говорит о перспективности участков недр, которую сейчас адекватно оценивают сами добытчики.

Также опережающий прирост запасов за последние несколько лет произошел на Ванкоре — все начиналось с цифры примерно 20 млн тонн, затем 50 млн, сегодня объем запасов этого месторождения составляет около 400 млн тонн. На определенном этапе стало понятно, что от Ванкора необходимо срочно строить нефтепровод. Вполне ясен вывод: прирост запасов — это основа всего, от него зависит развитие территории.

Еще одной целью ведомственной программы по углеводородам ставится эффективное недропользование, то есть использование передовых технологий. Такой пункт обязательно прописывается в договорах с добывающими компаниями. Несмотря на то что местная власть не имеет полномочий стимулировать это финансово, — все, на что могут рассчитывать добытчики, это льготы по НДПИ (налогу на добычу природных ископаемых) при освоении Восточной Сибири, принятые на федеральном уровне. Но все компании, которые выходят на ОПР (опытно-промышленная разработка) месторождений в 2008–2009 годах («Слав­нефть», ТНК, «Роснефть») используют новые технологии и оборудование.

«Мы, как и вся страна, и мир, не стоим на месте. В настоящее время существует очень много модификаций старых методов, основанных на физических законах — сейсморазведки, электроразведки, гравики, аэрометодов. Они с появлением новых технологий совершенствуются, поэтому мы к ним возвращаемся на новом уровне, — рассказывает о применении новых технологий заместитель генерального директора по геологии компании «Ванкорнефть» (дочерняя структура «Роснефти») Вла­димир Кринин. — Сейчас все модификации старых методов в основном направлены на прямой прогноз месторождений. Например, сейсморазведка получила современнейшую аппаратуру, новые технологии, ее возможности существенно расширились. Это выражается в большей глубинности, разрешающей способности. С помощью аэроразведки возможно теперь находить участки месторождений с борта самолета или вертолета, что ускоряет процесс получения информации и принятия решений».

ЗАО «Ванкорнефть» в основном является заказчиком, оператором работ. Сфера деятельности компании очень большая — от геологоразведки до разработки месторождений, поэтому она ориентируется на сотрудничество с многими специализированными организациями, подрядчиками работ, которых сотни. «Система настроена таким образом, что в сферу нашего внимания попадают лишь те предприятия, которые имеют соответствующую экономическую базу, хорошую организацию труда, технологии и техоснащенность, — говорит Владимир Кринин. — Насколько лучше они используют достижения науки и техники, настолько вероятнее, что мы с ними будем сотрудничать. Кроме того, мы взаимодействуем с нашими корпоративными институтами «Рос­нефти», используем их наработки».

Инфраструктура и переработка

Несколько лет назад, еще только на стадии разработки проекта по транспортировке нефти с Ванкора, рассматривались разные варианты прохождения трубы — в Усть-Кут, Диксон и Пурпе. Затем остановились уже на двух вариантах и начали подсчет экономической эффективности. До Диксона нужно было проложить 800 км трубопровода, и в этом случае был бы обеспечен 100-процентный экспорт нефти. Вариант до Пурпе предполагал прокладку всего 544 км, но накладывал ограничения по экспорту. После проведенной экономической оценки транспортировка нефти с Ванкора до Пурпе оказалась более выгодной, чем через Диксон.

Нефтепровод Ванкор–Пурпе начали возводить в июне 2006 года. Он пройдет по территориям Красноярского края и Ямало-Ненецкого автономного округа и в Пурпе Пуровского района Ямала свяжет Ванкорскую группу месторождений «Роснефти» с магистралью «Транснефти».

Сегодня строительство нефтепровода Ванкор–Пурпе входит в десятку крупнейших нефтяных проектов мира. Нефть с Ванкорской группы будет обеспечивать 30% наполняемости ВСТО. К тому времени, как первая очередь ВСТО будет введена в строй (конец 2008 года), планируется уже начать промышленную добычу на месторождении. Предполагаемые ее объемы составят 2,5–3 млн тонн в 2008 году, 8–9 млн — в 2009-м, а к 2011 году добыча выйдет на проектные объемы 14–15 млн тонн нефти в год. Пик придется на 2014 год — 30 млн тонн.

Группа компаний ТНК-ВР, владеющая лицензиями на геологическое изучение и разработку нефтегазовых месторождений Тагульское и Сузунское, в ближайшее время строительство нефтепроводов не планирует. Вероятнее всего, работы эти начнутся к моменту начала промышленной добычи нефти на этих месторождениях.

Строительство нефтепровода от месторождений Юрубчено-Куюмбинского центра нефтедобычи до ВСТО силами совместного предприятия будут осуществлять ОАО «НК «Роснефть» и ОАО «НГК «Славнефть». Строительство будет осуществляться в два этапа.

Первый — до станции Карабула (Богучанский район) и второй — до поселка Нижняя Пойма с врезкой в магистральный нефтепровод ОАО «Транс­нефть».

«В настоящее время общая инфраструктура трубопроводного транспорта в крае определилась достаточно четко, — говорит Андрей Гнездилов. — Этому предшествовала большая работа. Мы заранее обговорили с нефтяными компаниями необходимость координации действий всех нефтяников по вопросу строительства нефтепровода — ведь бессмысленно, скажем, тянуть две нитки силами двух компаний. А поначалу такая рассогласованность в действиях нефтедобытчиков присутствовала. Это не отвечает никаким показателям эффективности работы. Нам удалось эту тенденцию переломить, вывести компании, которые работают на Юрубчено-Тохомской зоне и имеют лицензии на разные участки, на переговоры между собой об объединении усилий по строительству нефтепровода. И по Больше­хетской зоне, я думаю, точно так же будет один нефтепровод, строительство которого выгодно сразу нескольким участникам. А ситуация противостояния компаний нас не устраивает, потому что только тормозит освоение ресурсной базы».

Газовые горизонты

Отдельно стоит вопрос газодобычи. В крае, как в основном и во всей стране, газодобытчиком является территориальное дочернее подразделение «Газпрома». Более 15 участков находятся в ведении компании «Красноярскгазодобыча». Подписаны соответствующие протоколы и соглашения с «Газпромом», сейчас на стадии разработки программа газификации Красноярского края. К ней нужен особенно осторожный подход — Красноярский край в основном угольный, необходимо соблюсти интересы и угольщиков и газовиков.

Что касается транспортировки и переработки газа с нефтегазоконденсатных месторождений юга Эвенкии и Приангарья, здесь, по мнению специалистов, необходима координирующая роль Минпромэнерго по объединению усилий всех недропользователей, работающих в этом районе. В строительстве газопровода очевиден интерес как газовиков, так и нефтяников, особенно в свете последних решений Президента России и правительства по вопросам использования попутного нефтяного газа. Решение необходимо принимать не только по газопроводу, но и по строительству Богучанского газоперерабатывающего завода, без которого эксплуатация месторождений этой зоны просто невозможна.

Первые результаты

В апреле подведены итоги начального года работы по целевой ведомственной нефтегазовой программе. Объем добычи нефти в 2007 году составил 74 тыс. тонн (75,5% от плана 2007 года). Невыполне­ние плановых объемов добычи нефти специалисты объяснили неравномерностью использования нефти жилищно-коммунальными хозяйствами Северо-Енисейского и Эвенкийского муниципальных районов, которые являются единственными ее потребителями. Это связано с колебаниями температурного режима окружающей среды. По добыче газа плановые показатели перевыполнены — добыто 1,159 млрд куб. м, что составило 114,1% от предусмотренного в 2007 году.

В основном все предприятия кластера убыточны (убыток по отрасли составил 369 млн 229 тыс. рублей), так как в настоящее время работают в режиме геолого-разведочных работ, кроме ОАО «Норильск­газпром». По запросу департамента природных ресурсов и лесного комплекса администрации края в сентябре 2007 года были получены обоснования предприятий, работающих с убытком. Согласно пояснениям, предприятия в настоящее время несут затраты в виде инвестиций, что не формирует доходы, позволяющие получать прибыль.

Одним из важных итогов реализации программы в департаменте природных ресурсов считают то, что за 2007 год весь прирост запасов углеводородов по РФ составил 475 млн тонн, из них в Красноярском крае — 233 млн тонн, примерно половина российского прироста запасов. Практическим следствием этого можно считать то, что каждый год территория получает больше денег на геологоразведку. В цифрах это выглядит следующим образом: в 2006 году федеральный центр выделил на эти цели 1,5 млрд рублей, в 2007-м — 1,6 млрд, в этом году — уже 1,9 млрд, и все это не считая средств, которые тратят на геолого­разведку сами добытчики.

Следующий важный итог многолетней работы — уже в этом году начинает функционировать Ванкорское месторождение, оно выходит на промышленную эксплуатацию.

Все говорит о том, что время разрозненных проектов по освоению недр прошло. Сегодня задача региональных властей — уметь координировать действия недропользователей на благо общего развития территории. Пусть даже у регионов пока нет полномочий распределять средства, например, на геологоразведку.

На последних парламентских слушаниях, которые проводились в Совете федерации по вопросу геологического изучения недр, часто звучала тема необходимости эти полномочия предоставить регионам, потому что по инфраструктуре, перспективам региональным властям лучше видно, куда направить средства, и они делали бы это эффективнее. Тем не менее, пример Красноярского края показывает, насколько результативным может быть взаимодействие без явных рычагов воздействия на компании.

Компании нефтегазового кластера

В качестве основных субъектов, участвующих в развитии добычи сырой нефти и природного газа на территории края, выступают: ОАО «НК «Роснефть»; ЗАО «Ванкорнефть»; группа компаний «ТНК-ВР Менеджмент»; ОАО «Газпром»; ООО «Красноярскгаздобыча»; ООО «Славнефть — Красноярскнефтегаз»; ОАО «Норильскгазпром»; ОАО «Таймыргаз».

Предприятия отрасли ведут работы на территориях двух основных зон нефтегазонакопления. На северо-западе края — Большехетская зона. К ней относятся Ванкорское месторождение (ввод в эксплуатацию в этом году), Сузунское месторождение (начало опытно-промышленной разработки в этом году), Тагульское месторождение (ОПР с 2009 года).

На юго-востоке — Юрубчено-Тохомская зона, в которую входят Юрубчено-Тохомское месторождение (ОПР с 2009 года), Куюмбинское месторождение (ОПР с 2010 года), Собинское месторождение (ОПР с 2010 года).