Прощай, рост населения!

Москва, 26.05.2008
«Эксперт Сибирь» №21 (209)
Демографическое будущее Германии: год 2020-й

По количеству населения Германия опережает все страны Европейского союза. С момента окончания Второй мировой войны численность ее населения выросла с 68 млн до 82 млн человек. Сейчас эта цифра несколько уменьшилась. Должно ли это вызывать озабоченность?

Конечно, численность населения страны не детерминируется и не описывается каким-то одним «законом». Демографическая динамика определяется не абсолютным числом жителей на данный момент, она разворачивается на втором уровне статистики — в самой динамике развития и в ее последствиях для регионов.

Сегодняшним трансформационным процессам не находится исторических аналогов. Поэтому нет и примеров воздействия на них, нет надежных концепций стратегического поведения в таких ситуациях. Вместо роста населения за счет новорожденных, как было прежде, нужно рассчитывать на увеличение числа пожилых людей и… быстрое сокращение численности населения. Оба феномена неизбежны для Германии, так как страна долго еще не сможет достичь показателя 2,1/1 — среднего числа детей на одну женщину, которое необходимо для поддержания стабильности демографической ситуации. Последние три десятилетия это число составляет примерно 1,4, и, как следствие, поколение детей оказывается в три раза меньше поколения их родителей. Тогда, с точки зрения статистики, двое родителей могут ожидать появления только одного внука, 0,7 правнука и всего лишь 0,5 праправнука. Вывод закономерен: нации поэтов и мыслителей в обозримом будущем может прийти конец.

То, что в Германии долгое время всерьез не воспринимали фактор дефицита рождаемости, объясняется двумя причинами. Во-первых, средняя «ожидаемая» продолжительность жизни увеличилась с 1970 года примерно на 10 лет. Во-вторых, сегодня в Германии проживают примерно 14 млн мигрантов: переселенцев, иностранцев, иммигрантов, получивших права гражданства. Эти люди и пожилые немцы заполнили демографическую нишу, которая образовалась вследствие уменьшения уровня рождаемости. Но это на время.

Уже с 2015 года на пенсию будут уходить люди, рожденные во время «бэби-бума», то есть между 1955-м и 1967 годом. Это было как раз то время, когда на каждую женщину приходилось по два ребенка. Со старением этих людей увеличится и число смертей, которое с 1972 года и так превышает число новорожденных, и его не сможет компенсировать число вновь прибывших. По предварительным подсчетам Федеральной службы статистики, при уровне миграции 200 тыс. человек в год численность населения Германии сократится к 2050 году до 75 млн человек. Если же в страну будут въезжать 100 тыс. человек в год, то это число составит 68 млн человек. При постоянно растущем уровне безработицы последняя цифра вполне реальна: в 2004 году, например, было зарегистрировано менее 90 тыс. мигрантов.

Упадок после бума

Фактически численность населения Германии начала сокращаться уже в 2003 году. Однако тогда еще строились прогнозы, по которым она останется в 2050 году на нынешнем уровне. С нашей точки зрения, эти прогнозы исходили из чрезмерно завышенной «ожидаемой» продолжительности жизни. Однако если бы продолжительность жизни действительно стала больше, тогда возникли бы проблемы социального обеспечения. Следовательно, все уменьшающееся число работающих должно было бы финансировать растущее число людей преклонного возраста. Уже сейчас сильно изменилась пропорция молодых и пожилых людей, а в перспективе число граждан работоспособного возраста (от 20 до 60 лет) сократится к 2050 году на четверть, а юношей и девушек младше 20 лет — на 30%. В то же время количество людей старше 60, составляющее сейчас 25%, увеличится до 37%. Но почему нас должно беспокоить изменение соотношения возрастных групп? Действительно ли на нас сказалось негативно уменьшение числа новорожденных за последние 30 лет?

Многим кажется, что от этого мы только выиграли. С 1975 года в стране появилось примерно на 10 млн детей меньше, если за точку отсчета воспроизводства брать показатель 2,1 ребенка на женщину. Мы сэкономили на вложениях в образование, воспитание, одежду, игрушки. Когда в 1980-х и 1990-х люди, родившиеся во время «бэби-бума», начинали трудовую деятельность, они должны были финансировать сравнительно малое количество детей и тогда еще небольшое число пожилых людей. Эта экономия подарила людям среднего и старшего поколения огромное благосостояние, но у страны отобрала жизнеспособность в будущем, так как сэкономленные миллиарды расходовались не на страхование жизни или старости, а на потребительские нужды. И именно этих средств не будет хватать социальной системе завтрашнего дня. Такой «благоприятной», как в последние 20 лет, демографической ситуации в Германии в обозримом будущем не предвидится.

  Фото: Николай Самсонов
Фото: Николай Самсонов

Естественно, каждому важно прожить долгую жизнь и оставаться при этом здоровым, но наше общество не располагает нужными для этого финансовыми ресурсами. Уже сегодня распределительная пенсионная система, когда работающие обеспечивают своими взносами пенсии пожилых людей, крайне перенапряжена, так как испытывает недостаток в «донорах». 80 млрд евро ежегодно доплачиваются из налоговых сборов — это самая большая статья расходов государственного бюджета Германии. Виновата в этом не только демографическая ситуация, но и состояние рынка труда в стране. А собственно с демографическими аспектами пенсионной системы мы столкнемся немного позднее, когда, начиная с 2015 года, на пенсию будет уходить поколение, рожденное во время «бэби-бума». Ситуация с соотношением «доноров» к пенсионерам, составляющее сегодня 2:1, изменится на 1:1. Поэтому придется или работающему платить больше налогов, или пенсионеру получать меньшую пенсию.

В результате изменения соотношения числа пенсионеров и плательщиков пенсионных взносов наступил период стагнационных, инфляционно зависимых и, соответственно, сокращающихся пенсий. То же касается и медицинских страховок — при растущих отчислениях мы получаем все меньше услуг, так как объем медицинского обслуживания быстро растет с повышением среднего по стране возраста. Быстро увеличивается и число людей преклонного возраста, нуждающихся в профессиональной и дорогостоящей медицинской помощи. Эти потребности в уходе удовлетворялись в прошлом дочерьми или снохами. Однако данный классический вид помощи становится проблемой просто по причине отсутствия дочерей и уходящих в прошлое устойчивых, долговременных браков.

Сокращение числа работающих имеет негативные последствия не только для системы социального страхования. Такая тенденция может оказать отрицательное влияние на экономический рост и инновационные способности социума. Экономическое развитие общества опирается в основном на три источника: производственный капитал, число работающих и технический прогресс. До начала 1990-х годов число работающих в Германии постоянно росло. Этого не происходит с 1995 года, поэтому при той же величине производственного капитала, который должен поддерживаться новыми инвестициями, экономический рост может быть достигнут только с помощью технического прогресса. Смогут ли стареющие труженики Германии не отставать от более молодых французов и американцев и значительно более молодых и энергичных индийцев и китайцев, найдется ли в быстро стареющей стране достаточное количество средств, чтобы компенсировать уменьшающееся число работающих? В этом сейчас никто не уверен.

Пути улучшений

В целом возможные последствия описанного выше развития демографической ситуации известны ученым уже на протяжении последних десятилетий. Однако того же нельзя сказать о политиках, которые в течение длительного времени игнорируют эту проблему. Впервые эта тема всплыла на поверхность общественного сознания именно из-за кризиса в системе пенсионного обеспечения и низкого уровня удовлетворения потребностей здравоохранения. Однако в действительности масштаб и серьезность происходящих демографических сдвигов не могут быть сведены только к этим проблемам. Колоссальные демографические изменения, которые претерпевает не только Германия, но и другие индустриальные страны, в ближайшие десятилетия коренным образом поменяют образ и стиль жизни этих государств.

Трансформация затронет практически все сферы жизни: экономику, школы и высшие учебные заведения, региональное и городское планирование, торговлю и сферу недвижимости, инвестиционные проекты — в конечном итоге то, что мы называем нашей культурой.

Конечно, одной из основных остается проблема старшего поколения. Хотя старение населения Германии и сокращение его численности — процессы неизбежные, все же негативное влияние этих процессов на экономику и общество может быть уменьшено. Но это требует понимания со стороны всего общества, совершенно новых концепций действий, а также иногда даже отказа от традиций. В этом варианте, при лучшем раскладе, удастся мобилизовать глубоко скрытые ресурсы немецкого общества.

Речь идет прежде всего о том, чтобы увеличить продолжительность трудо­способного возраста. В последние десятилетия немцы все позже приступали к работе и все раньше уходили на пенсию. По причине роста продолжительности жизни срок, в течение которого человек получал пенсионное пособие, увеличился с 10,5 до 16,8 года. Между тем сейчас в Германии работают только 46% мужчин и около 30% женщин в возрасте от 55 до 65 лет. В то же время, как уже было отмечено, немцы начинают профессиональную деятельность довольно поздно. Высшее образование получают в среднем к 28 годам. Очевидно, что сокращение периода получения образования и увеличение периода трудовой деятельности, а также более поздний возраст ухода на пенсию смогли бы смягчить последствия сегодняшних демографических трендов.

Требуется удержать на определенном уровне число работающих за счет привлечения к трудовой деятельности женщин. В то время как доля работающих женщин в возрасте от 25 до 59 лет составляет в Великобритании 72%, в Дании — 77%, в Швеции — 80% (при этом во всех этих странах число детей на одну женщину значительно больше), в Германии работают только 69% женщин. Причиной является отсутствие альтернативы присмотра за ребенком, отсутствие школ продленного дня, а также устаревшая налоговая система, которая «поощряет» неработающих женщин и, наоборот, сильно перегружает семьи, где оба родителя работают.

Важно пересмотреть и систему организации образования, так как она также оказывает влияние на число детей в семьях. Школы продленного дня, которые являются нормой во Франции и Швейцарии, могли бы дать возможность обоим родителям заниматься профессиональной деятельностью. Плюс такие учреждения позволяют оказывать более персонифицированную поддержку одаренным ученикам. В этой системе должен быть сделан акцент на роли базовых школ (Hauptschule) с целью поднятия шансов выпускников на рынке труда и на уменьшении числа подростков и юношей, которые сейчас не могут закончить школу. Для демографии это имеет большое значение, так как сегодня молодые мужчины без достаточного образования и надежной профессии не могут найти партнершу для создания семьи.

Конечно, требуется инвестировать и в образование непривилегированных групп населения (среди которых много иммигрантов и их детей). Как показывает исследование, ни в одной высокоразвитой индустриальной стране школьное образование так сильно не зависит от социального статуса родителей, как в Германии. Это ведет к тому, что растрачиваются человеческие ресурсы и слишком много молодых людей вступают в трудовую жизнь с недостаточным уровнем образования. Доля молодежи без общего школьного образования составляет сейчас в Германии почти 10%, а этого современное общество просто не может себе позволить. Государственная политика в области образования должна делать все возможное для того, чтобы по максимуму использовать креативные, инновационные возможности молодых людей и вовлекать их в полноценную социальную жизнь.

Важно улучшить ситуацию с интеграцией иностранцев. Демографическое развитие ясно показывает, что в будущем Германия не сможет обойтись без иммигрантов. По этой причине они нуждаются в большей, чем до сих пор, интеграции в общество. Решение этой задачи нужно начинать с детей. Они должны как можно раньше, лучше всего в детском саду, в естественной среде немецкоговорящих усвоить немецкий язык. Сейчас очень мало инвестируется в образование детей-иммигрантов. При этом нужно учитывать, что многие иммигранты-взрослые не имеют никакого образования. Необходимо систематически изучать опыт регионов с хорошим уровнем интеграции иностранцев, чтобы находить позитивные примеры натурализации вновь прибывших и затем распространять их как образцы в других регионах.

Следует сконцентрировать внимание на новой форме иммиграции. Германия уже 30 лет является страной с высоким уровнем иммиграции. Однако не всегда вновь прибывшие имеют квалификацию, соответствующую требованиям современного рынка труда. Страна должна разработать целенаправленную политику по привлечению квалифицированной рабочей силы, которая сможет компенсировать нехватку специалистов в будущем. Такая миграционная политика может быть основана на системе баллов, как это практикуется в Канаде и Новой Зеландии. Необходимо создать условия для длительного пребывания квалифицированных специалистов и их семей в Германии. Все индустриально развитые страны в большей или меньшей степени будут стареть и поэтому постараются привлечь квалифицированную рабочую силу. За «лучшие умы» придется бороться. Решающую роль будут играть условия, созданные для квалифицированных работников в той или иной стране. До сегодняшнего дня прежде всего из-за языка Германия не являлась государством, привлекательным для образованных иммигрантов. Но дело не только в этом. Высококвалифицированные немцы не всегда получают возможность реализоваться на родине — 70 тыс. из них живут и работают сейчас в США. Это третья по величине — после индийцев и китайцев — группа иностранцев с высшим образованием, которые трудятся в США.

Конечно, требуется современная политика в отношении семьи, так как страна без детей — это страна без будущего. Сравнение с другими западноевропейскими государствами показывает, что к увеличению числа детей в семьях приводят не высокие пособия на детей, а инвестиции в семейное благоустройство, которые делают возможным скоррелировать жизнеспособность семьи и осуществление профессиональной деятельности для обоих родителей. К таким мерам следует отнести вложения в детские ясли, детские сады, школы продленного дня. Всего этого не хватает в Германии. Сейчас женщины там намного чаще, чем во Франции, Швеции или Англии, делают выбор в пользу реализации карьерных устремлений, а не создания и сохранения семьи. Одной из причин этого является негибкая система организации детских учреждений.

Отцы традиционно выполняют функцию кормильцев семьи. Если же сломать эту модель, ничего не предложив взамен, то путь в бедность предрешен: родители-одиночки в Германии составляют самую большую долю из числа «сидящих на пособиях». Неправильная политика в отношении семьи не способствует решению вышеупомянутых проблем и не стимулирует молодых людей к ее созданию.

Регион региону рознь

В своем проекте «Германия 2020 — демографическое будущее нации» аналитическая группа Берлинского института мирового народонаселения и глобального развития попыталась рассмотреть перспективы 440 германских городов. Она пришла к выводу, что позитивное будущее имеют те регионы, в которых в течение ближайших 20 лет будет проживать достаточное количество людей, чтобы использовать хотя бы уже имеющуюся инфраструктуру.

Как показали исследования, уровень рождаемости, доля пожилых людей в населении и направление миграционных потоков — то есть основные демографические показатели — позволяют сделать прогноз в отношении развития демографической ситуации. Но она также зависит и от привлекательности самих регионов, например, от наличия возможностей для проведения свободного времени или действенной политики в отношении семьи. Понятно, что региональный потенциал определяется квалификацией рабочей силы и конкурентоспособностью промышленных предприятий. Но не следует упускать из виду и такие факторы, как возможности получения образования и устройства на работу для молодых людей, а также степень адаптивности иммигрантов к немецкой культуре и уровень их интеграции в германское общество.

Берлинский Институт мирового народонаселения и глобального развития определил 22 показателя, которые можно считать характеристиками развития демографической ситуации, привлекательности и перспектив развития регионов. На основе анализа удалось получить модель для каждого из 440 городов, а также общую сводную модель, дающую представление о будущем страны в целом. Этот тип обладает большей предсказательной силой, чем чисто демографическая модель, где учитываются только факторы рождаемости и смертности, заболеваемости и продолжительности жизни.

С моей точки зрения, исключительно важно, что исследование имеет региональный параметр и применяет дифференцированный подход. Ведь за последнее десятилетие около трети всех регионов столкнулись с сокращением численности населения, тогда как население Германии в целом увеличилось. По подсчетам Федеральной статистической службы, проведенным в целях планирования в области строительства и использования территорий, к 2020 году количество регионов с уменьшающимся населением почти удвоится.

Могут ли решить проблемы регионов инвестиции сами по себе? Вряд ли. Эффективность общественных и частных инвестиций существенно зависит от демографической жизнеспособности соответствующего региона. Поддержка регионов по принципу лейки — это растрата ресурсов. Инвестировать нужно в регионы с будущим. Ведь можно вбухать миллионы в строительство панельного жилья, а потом его сносить из-за отсутствия спроса — это бездумная и бессмысленная трата денег. И федеральные инвестиции должны распределяться с учетом демографических изменений.

Как раз в тех областях, где долгое время неконкурентоспособная индустрия (например, добыча угля или судостроение) поддерживалась искусственно, сегодня демографические проблемы наиболее остры. Эти регионы упустили шанс вписаться в современную экономическую культуру и больше остальных страдают от переселения и старения. Поэтому нужно исключить дотации там, где они расходуются на непродуктивное производство. деньги нужно вкладывать в инновационные отрасли.

Важным представляется привлечение внимания к демографической политике не только властей и деловых людей, но и общества в целом. По данным опроса, проведенного в 2003 году, 52% немцев (граждан Германии) никогда не слышали о понятии «демографические изменения». Это показывает, насколько неудовлетворительно население информировано о процессе, который уже давно оказывает существенное влияние на жизнь людей: смысл этого понятия до сих пор не проник в общественное сознание. Между тем демографические изменения, безусловно, должны стать предметом обсуждения в социуме. Так, например, в решении проблемы снижения уровня рождаемости огромную роль могла бы сыграть общественная дискуссия о ценности детей и существующем стиле жизни.

Согласно опросам, немцы не хотят быть нацией с уменьшающейся численностью. Однако выявление социально-культурных факторов, которые влияют на количество детей, а также опыт других индустриальных стран с высоким уровнем рождаемости требуют тщательного исследования. К сожалению, роль демографии как науки в Германии весьма невелика — всего четыре университетских кафедры, что намного меньше, чем в других промышленно развитых странах.

При этом важность демографических исследований как никогда велика. Ведь наступила пора прощаться с иллюзиями. «Дольше жить, меньше работать и становиться при этом богаче» — с фантазиями 1970-х, 1980-х и 1990-х годов пора расстаться. Германия должна подготовиться к тяжелым временам, когда под вопросом будут стоять уверенность в благосостоянии и разного рода социальные гарантии. Этот вызов будет брошен всем общественным структурам: политике, экономике, профсоюзам, а также каждому жителю Германии в отдельности.

Предоставлено Фондом социо-прогностических исследований «Тренды». Полностью статья будет опубликована в международной монографии «Динамика демографических процессов. Сибирь-Германия».

Новости партнеров

    Реклама