Обратный культурный шок

Постскриптум
Москва, 26.05.2008
«Эксперт Сибирь» №21 (209)

Япатриот своей страны и, пожалуй, даже своего города, хотя и при одном «но» — если окружающая городская среда, в которой мне приходится жить, работать и проводить досуг, соответствует моим представлениям о настоящем качестве жизни. Том, которое доступно многим европейским жителям: от предпринимателя, спокойно, без снобизма и высокомерия пользующегося общественным транспортом, потому что это настолько удобно и комфортно, что напрочь стирает рамки социальных границ, до седого пенсионера, сидящего за рулем новенькой Audi и выруливающего с примыкающей к главной дороге на проезжую часть по уличным зеркалам безопасного движения.

Состояние обратного культурного шока известно каждому, кто возвращается в Новосибирск, например, после деловой поездки по европейским городам. Угнетение, а точнее, недоумение, испытываешь уже в первые минуты пребывания в уже не таком родном и любимом городе. Недоумение кратно усиливается при проезде из аэропорта по трассе мимо покосившихся грязно-серых деревянных домов, которые впору прикрывать рекламными баннерами, чтобы их не было видно с дороги, как делается в Сочи при приезде комиссий МОК. Приятные впечатления от европейского уровня жизни людей улетучиваются мгновенно. Недоумение достигает предела в момент осознания степени запущенности городского пространства и ландшафта в Новосибирске. Сглатываешь, понимаешь, что тут надолго — и стараешься поскорее забыть все увиденное здесь и там.

К счастью, я не живу в состоянии незнания об отсталости методов муниципального хозяйствования в Новосибирске в сфере городского благоустройства, не говоря уже об уровне технического оснащения этого самого хозяйства. И все бы хорошо, если ничего не замечать, не сравнивать и просто смириться с тем, как бессмысленно, медленно и безалаберно ведется благоустройство города. Порой подумываешь о том, что новосибирские чиновники наверняка многократно бывали, в том числе в командировках по долгу службы, в европейских городах. Неужели же они ходили по улицам Берлина, Амстердама или какого-нибудь Хельсинки с завязанными плотной тканью глазами? Где они видели, чтобы на очистку городских улиц выгоняли разваливающиеся на ходу машины с допотопными круговыми щетками-устройствами, сконструированными еще при царе Горохе, разметающими дорожный мусор и грязь на три квартала вокруг? В Новосибирске — пожалуйста. Но почему жители окрестных домов вынуждены по утрам вытирать очередной слой пыли со шкафов и телевизоров после таких уличных уборок? Только потому, что не знают или не хотят знать чиновники мэрии о существовании во всем цивилизо­ванном мире специализированных машин, накопительные бункера которых работают по принципу пылемусоросборника. Но куда там — их ЗИЛ на ходу, да и ладно, менять не будем.

Дороги, бордюры, ограждения, мосты, столбы освещения, дорожные знаки, светофоры — у них есть нормативный срок службы. Правда, у большой части таких объектов в Новосибирске он давно истек. Встретите ли вы в Берлине, Ганновере, Нюрнберге, Штутгарте или еще где-то поребрики, поравняв­шиеся  с дорожным полотном, покосившиеся ламповые светофоры, разваленные ограждения и раскуро­ченные перила лестниц, разбитые до аварийного состояния дороги? Вряд ли — немецкие муниципалитеты не работают, а служат обществу, предусмотрительно обращая внимание на все, что не в порядке. И это заметно по идеальному ландшафту и благоустройству каждого квадратного метра земли любого немецкого города. В новосибирской мэрии — лишь бахвальство, благодарственные слова, награждения, да конкурсы на самое-самое лучшее.

А чего стоит муниципальный парк автобусов, трамваев и троллейбусов в Новосибирске? Выпускаемому на линию подвижному составу место под прессом вторчермета, а у нас по маршрутам продолжают «бодро» бегать оранжевые ЛИАЗы и бело-синие «Львiв», периодически прицепляемые к машине технической помощи. Угловатые красно-буро-белые трамваи 1980-х годов выпуска, а то и ранее, — настоящая проблема не только для городского автомобильного дорожного движения, но и имиджа города бесконечного застоя. Хотя, с другой стороны, дает понимание того, в каком омуте тотального консерватизма существует и работает местная муниципальная власть. Например, не проще ли ликвидировать трамвайное хозяйство (что многократно обсуждалось на городских интернет-форумах) и субсидировать соответствующие коммерческие маршруты на перевозку льготников. Почему бы не взять в лизинг парк новых автобусов, предоставить сервис на всей транспортной сети (например, на станциях всех немецких метро-трамваев на электронном табло фиксируется время подхода следующего состава, а билеты покупаются на остановочных стойках-терминалах) и сказать самим себе: мы хоть что-то сделали для города. Известно, что эксплуатация нового парка автотранспорта с правильной постановкой дела — экономически более целесообразное занятие, чем бесконечное латание подгнивших автобусов с давно просроченной амортизацией. Но спасает восхитительное, как успокоительная микстура, райисполкомовское мышление, дающее «обобщенному» чиновнику такие желанные покой и равнодушие.

Если муниципальным властям ровным счетом наплевать на кардинальное улучшение видимого, а не виртуально описываемого в конкурсных бумажках имиджа города, в частности, через благоустройство — то зачем такие власти жителям вообще нужны? И проблема не в горожанах, которые, в общем-то, могут спокойно жить по закону внутренней миграции, а в управлении городом, в том числе планировании пространства (сколько планов всяких!), в его качестве, а также адекватности и честности исполнителей. Проблема и в смене поколений муниципальных чиновников — менталитет, заставляющий не думать и не работать, будет давать о себе знать до момента появления в социуме новых лидеров, с менеджерским и общественно-ответственным, а не инертно-чиновничьим мышлением.

У партнеров

    Реклама