Фантастическая схватка

Аукцион по небольшому угольному участку Урегольский Новый в Кузбассе обернулся большим скандалом

Аукцион по угольному участку Урегольский  Новый в Кемеровской области, начавшийся еще в конце апреля, переносился уже дважды. В последний раз — на конец июня. Стартовая цена с 50 млн рублей взлетела до 13,5 млрд, а к делу подключились силовые органы и администрация региона. В результате торги превратились в долгоиграющий триллер, и можно только предполагать, как разрешится данная ситуация.

Предвестники бури

Урегольский Новый — небольшой участок Урегольского каменноугольного месторождения, расположенный на территории Новокузнецкого района Кузбасса в 14 км к югу от города Мыски и в 23 км к юго-западу от Междуреченска. Запасы угля на нем составляют 37 млн тонн, марок ТС, Т и КС, в основном энергетических. По сути, участок является продолжением участка Сибиргинский, который разрабатывается одноименным разрезом, принадлежащим угольной компании «Южный Кузбасс» (входит в стальную группу «Мечел» Игоря Зюзина). Вблизи расположены действующие и строящиеся угольные предприятия: ООО «Шахтоучасток Урегольский» (также принадлежит «Южному Кузбассу») и ЗАО «Шахта Казанковская» (на паритетных условиях ей владеют Магнитогорский меткомбинат и угольная компания «Южкузбас­суголь»). В «Южном Кузбассе» заранее утверждали, что никто другой разрабатывать Урегольский Новый не сможет, поскольку в этом районе нет дорог, ЛЭП, зданий и даже места для строительства необходимой инфраструктуры. Да и практически вся окрестная земля находится в собственности разреза Сибиргинский.

Поэтому именно компания Игоря Зюзина изначально считалась основным претендентом на победу в аукционе по этому участку. Впервые он должен был состояться еще в декабре прошлого года, причем тогда, помимо «Южного Кузбасса», в нем планировала участвовать компания «Тулаинком». Однако в документах, поданных этой компанией, были найдены ошибки, и аукцион был отменен.

Зато новые торги, намеченные на конец апреля, вызвали настоящий ажиотаж среди игроков рынка. Заявки на участие, кроме «Южного Кузбасса», подали «Сахалинуголь» Олега Мисевры, Ачинский глиноземный комбинат (входит в объединенную компанию «Русал») и разрез Сереульский, аффилированный с «Новосибирскэнерго». Также в торгах решила принять участие все та же малоизвестная «Тулаинком». Это дало повод заранее предполагать, что торги по Урегольскому Новому не станут рядовым событием.

Поначалу основными претендентами на победу считались «Южный Кузбасс» и «Русал». При этом алюминиевый гигант в случае успеха впервые стал бы собственником угольного актива на территории России. В компании отмечали, что уголь им нужен для Ачинского глиноземного комбината (особенно марки Т) и возможного обеспечения ТЭЦ при Новокузнецком алюминиевом заводе, проект строительства которой еще разрабатывается. Буквально накануне аукциона гендиректор «Русала» Александр Булыгин на совещании в южной столице Кузбасса заявил, что объединенная компания после 2012 года может построить в регионе горно-металлургический комплекс, основой которого станет угольный разрез, работающая на нем ТЭЦ и новый алюминиевый завод. Пойти на такой шаг «Русал» готов, если экологическая программа на Новокузнецком алюминиевом заводе, объем которой до 2010 года составит более 2 млрд рублей, не принесет положительных результатов. На фоне этого заявления участие алюминиевой компании в аукционе по Урегольскому Новому приобрело дополнительный смысл.

Ход губернатором

Но все сложилось иначе, впрочем, вполне традиционно для Кузбасса. В процесс вмешалась администрация Кемеровской области. За несколько дней до проведения торгов с требованием отменить их в Федеральное агентство по недропользованию обратился губернатор Аман Тулеев. Причем вместе с ним официальное обращение в Роснедра подписали прокурор Кемеровской области Александр Халезин, несколько депутатов Госдумы РФ, а также руководители разреза Сереульский, «Сахалинугля» и Ачинского глино­земного комбината.

Причиной резкого напора со стороны властей, по информации областных чиновников, стали выявленные ими факты нарушений закона «О недрах». Администрация Кузбасса ссылалась на то, что на участке, выставляемом на аукцион, ведется незаконная добыча одним из претендентов на победу — «Южным Кузбассом». Был озвучен и объем угля, который, по данным региональных властей, уже добыла эта компания — более 1,2 млн тонн. Сообщалось, что созданную для выяснения обстоятельств комиссию руководство Сибиргинского не пустило к забоям на разрезе. Все это чиновники объяснили так: предпринимателям есть что скрывать. А в таких условиях, по их мнению, аукцион проводить нельзя. Остальные претенденты на выставленный участок были введены в заблуждение, поскольку, когда подавали заявки на участие, не знали, что месторождение уже разрабатывается. А также из-за того, что балансовые запасы угля там, по логике, уже изменились в связи с незаконной добычей.

Одновременно губернатор Кузбасса обратился в Генеральную прокуратуру России, Следственный комитет при ней и другие федеральные структуры с просьбой провести соответствующее разбирательство. Особенно в отношении Ростехнадзора, который вроде выдал угольщикам некое временное разрешение на разработку участка.

Но, вопреки сложившимся в Кузбассе традициям, управление Роснедр не послушалось чиновников и решило проводить аукцион. После этого и начался цирк.
В первый день торги продолжались восемь часов, их участники сделали 2,3 тыс. шагов, в результате стартовая цена участка (50 млн рублей) взлетела до рекордных 11 млрд 550 млн. После этого Роснедра решили остановить аукцион и перенести его на 29 апреля «в связи с физической усталостью членов комиссии и особенно аукциониста». В «финал» вышли две компании: «Тулаинком» и разрез Сереульский. При этом главный претендент на победу — «Южный Кузбасс» — сошел после достижения стоимости участка в 4 млрд рублей. «Сахалин­уголь» перестал бороться еще раньше, а Ачинский глиноземный комбинат отозвал заявку заранее и вообще не участвовал в торгах.

На этом фоне Аман Тулеев решил привлечь тяжелую артиллерию и обратился за поддержкой к главе Минприроды Юрию Трутневу. Последний на призыв кемеровского губернатора не отреагировал, но дал поручение главе Роснедр Валерию Ледовских изучить ситуацию с аукционом в Кузбассе. Усилия главы Кузбасса оказались тщетны: второй тур прошел 29 апреля, правда, в закрытом режиме. Борьбу продолжали Сереульский и «Тулаинком», которые сделали еще 400 шагов и довели стоимость лота до нового рекорда — 13,5 млрд рублей. После этого торги вновь были остановлены и перенесены на 21 мая. Вице-губернатор Кемеровской области по экологии и природным ресурсам, член аукционной комиссии Владимир Ковалев пояснил, что перерыв был сделан для того, чтобы участники представили документы, подтверждающие возможность в случае успеха уплатить фантастическую сумму. Правда, председатель аукционной комиссии, представитель Роснедр Александр Андреев заявил журналистам, что его подобные вещи не интересуют, а длительный перерыв между вторым и третьим туром связан с майскими праздниками.

Но в течение мая позиция управления Роснедр радикально изменилась. И 21 мая аукцион был вновь приостановлен и перенесен уже на 26 июня. Как сообщил журналистам член совета директоров ОАО «Новосибирскэнерго» Данил Никитин, аукционная комиссия обязала финалистов до 18 июня предоставить в Роснедра документы, подтверждающие их финансовые возможности по выплате уже заявленных на последнем шаге сумм (13,5 млрд рублей). Это может быть договор займа, кредитный договор либо выписка со счета. После рассмотрения этих документов аукционная комиссия примет решение или о продолжении торгов, или о признании их несостоявшимися. Таким образом, организатор аукциона все-таки принял сторону администрации Кемеровской области.

Борьба нервов

Скандальное развитие событий вокруг Урегольского Нового было предопределено. Резкий тон администрации Кузбасса вызван давним конфликтом между губернатором Тулеевым и собственником стальной группы «Мечел» Игорем Зюзиным. С января текущего года в адрес «Южного Кузбасса» со стороны областных чиновников последовательно звучали гневные обвинения в выплате низких зарплат работникам, нанесении ущерба окружающей среде, подкупе депутатов Мысковского городского совета и многих других прегрешениях. Поэтому прямое вмешательство властей в проведение аукциона на участок, который непосредственно примыкает к разрезам компании Зюзина, выглядело как очередной эпизод противостояния властей и строптивого предпринимателя, осмелившегося чем-то не угодить кемеровскому губернатору.

При этом отказ «Южного Кузбасса» от участия в торгах чиновников не успокоил. В администрации региона открыто заявили, что малоизвестная компания «Тулаинком» представляет интересы «Мечела». И потому с таким упорством бьется за лот, желая, получив право на его освоение, скрыть факт нарушения закона о недрах. «На этом участке уже добыто от 1,2 до 2 миллионов тонн угля. Поэтому «Южный Кузбасс» так упорствует в аукционе. Победа позволит ему «прикрыть» грубые нарушения федерального законодательства. А в случае поражения не исключены уголовные дела и привлечение виновных к ответственности за незаконную добычу угля без государственной лицензии», — официально сообщала пресс-служба кузбасского губернатора.

И хотя с первой частью этих «обвинений» можно легко согласиться (по данным системы «СПАРК», у тульской компании общие акционеры с Углеметбанком, который является основным расчетным банком «Мечела»), вторая не выдерживает критики. Поскольку стальная группа Игоря Зюзина и другие участники торгов ситуацию предпочитают не комментировать, можно рассуждать логически и предложить несколько версий.

Прежде всего, вряд ли «Южный Кузбасс» стремится одержать победу в аукционе только из-за боязни обнаружить незаконные факты угледобычи. В таком случае неясным оставался бы выход в финал разреза Сереульский, который продолжает активную борьбу на свой страх и риск. Скорее всего, игроки действуют по рыночной логике. По мнению аналитика компании «БрокерКредитСервис» Олега Петропавловского, ажиотаж, возникший на последних аукционах по угольным участкам, легко объясним. Цены на сырье в последние месяцы растут фантастическими темпами. Например, коксующийся уголь (используемый в металлургии), тонна которого еще в четвертом квартале прошлого года стоила 90 долларов, сегодня продается уже за 300. Поэтому производители спешат на этом заработать. «Компании рассчитывают, что цены в ближайшие год–два как минимум будут держаться на нынешнем уровне и уж точно не будут снижаться. Поэтому они не боятся купить выставляемые участки по столь высоким ценам, будучи уверенными, что все эти затраты смогут быстро окупить», — говорит Петропавловский.

Учитывая, что «Южный Кузбасс» в случае победы в состоянии оперативно наладить добычу на Урегольском Новом, поскольку имеет на этой территории всю необходимую инфраструктуру, он сможет и быстро оправдать высокую стоимость лота. В этой ситуации потребители энергетического угля (к которым относится и «Новосибирскэнерго»), стоимость которого также повышается, хоть и не такими быстрыми темпами, стремятся хеджировать собственные риски, обезопасив себя от срыва поставок топлива на теплоэлектростанции. Отсюда понятен и интерес к участку разреза Сереульский.

Но, скорее всего, логика этого фантастического аукциона более проста: участники просто стремятся сорвать торги. Ведь если победитель не сможет выплатить предложенную сумму, участок вернется в государственный фонд недр. А заинтересованные компании будут искать другой способ его приобретения. Подобный сценарий сработал на торгах по участку «Разрез Глуховский» в 2005 году, лицензию на который с рекордным тогда платежом выиграла небольшая компания «Энергоуголь», опередившая ОАО «Распадская». Но затем «Энергоуголь» не смог заплатить 599 млн рублей за участок с запасами 20 млн тонн угля, и через полгода «Распадская» купила его всего за 84 млн. В пользу этой версии и тот факт, что занять на рынке столь крупную сумму для получения права на Урегольский Новый сейчас любому финалисту будет достаточно проблематично.

Примечательно, что и сами участники аукциона, и кемеровские власти уже почти открыто говорят, что торги нужно отменить. Поскольку другой выход из патовой ситуации найти вряд ли удастся. Но мотивация для отмены у всех разная. Так, в самом «Южном Кузбассе» явно были бы не против такого расклада, о чем представители компании уже заявили ряду местных изданий. А администрация Кузбасса желает отменить аукцион, чтобы провести переоценку запасов участка и выставить его на новые торги. А чтобы строптивая угольная компания была сговорчивее, чиновники привлекли силовой ресурс. 21 мая стало известно, что следственное управление при СКП РФ по Кемеровской области возбудило уголовное дело по ст. 255 УК РФ («Нарушение правил охраны и использования недр при эксплуатации горнодобывающих предприятий, если эти деяния повлекли причинение значительного ущерба»). Такое развитие событий явно не на пользу «Мечелу», уже выбравшему организаторов IPO своего горнодобывающего дивизиона, которое запланировано на осень текущего года (руководство холдинга рассчитывает привлечь порядка 4 млрд долларов). Кроме того, в компании заявили, что сроки предоставления документов, обозначенные Роснедрами, недостаточны. Финалисты аукциона могут просто не успеть собрать все необходимые бумаги. А это значит, что пока основные козыри в битве за Урегольский Новый оказались в руках у администрации Кузбасса.

В момент сдачи номера стало известно о том, что Игорь Зюзин 29 мая посетил Кемерово. В ходе визита состоялась встреча с Аманом Тулеевым. Как пишет газета «Коммерсант-Западная Сибирь», итогом стало решение о возвращении к двустороннему сотрудничеству.