Технопарк как идеология

Наука, образование, наукоемкие технологии — основа всех сфер жизнедеятельности Новосибирска и Новосибирской области. Поэтому технопарк не может стать одним, локальным объектом. Технопарковой должна быть идеология развития региона

Одна из главных стратегических целей развития Новосибирской области — стать инновационным центром России. Ключевую роль в ее реализации должны сыграть технопарки. Губернатор Новосибирской области Виктор Толоконский — главный идеолог технопаркового движения. У него собственный взгляд на то, как построить инновационную экономику в возглавляемом им субъекте федерации.

Нам удалось встретиться с Виктором Александровичем на неделе, когда готовился к выпуску этот номер, поэтому интервью получилось актуальным и интересным. Он ответил на вопросы, касающиеся последних тенденций и событий — по поводу создания федеральных университетов, стремления сибирских городов объединяться в агломерации, новой идеологии технопарков и даже прокомментировал итоги выборов председателя СО РАН.

—  Виктор Александрович, в Сибири резко активизировался процесс создания агломераций. Он начался в Иркутске, потом в Красноярске. Теперь об агломерациях заговорили в Томске и Барнауле. В Новосибирске об этом пока не слышно, хотя это самый крупный город Сибири, который может стать и самой большой агломерацией. Почему?

—  Мне кажется, когда об этом говорят в других городах, имеют в виду какие-то административные преобразования. Я же убежден, что административные меры являются не главными и не определяющими в этом процессе. Неоспоримо то, что развитие большого города и прилегающих к нему территорий должно идти согласованно, по единому плану. Важно и то, что у субъекта федерации есть целый ряд функций в плане согласования интересов отдельных муниципальных образований, в него входящих. Эту деятельность мы осуществляем постоянно. И когда разрабатываем территориальные планы, и в процессе создания генеральных схем размещения производительных сил. Мы формируем отдельные объекты территорий — технопарки, промышленно-логисти­­чес­кие центры, транспортные узлы. Все это соответствует интересам Новосибирска, городов, прилегающих к нему, Новосибирского сельского и других районов.

В плане социального развития жизнь большой семьей в индивидуальном доме с собственным участком, интеграцией в природную среду лучше во многих отношениях

Есть и программы, реализующиеся только с позиции межмуниципальных связей. Одна из них — сбор, переработка и утилизация бытовых отходов. Это нельзя проводить отдельно в Новосибирске, отдельно в соседних городах, отдельно в районах. Эта задача должна решаться комплексно, когда каждый район или муниципалитет организует сбор отходов, их сортировку и транспортировку, а субъект федерации должен отработать программу полигонов захоронения, которые находятся на территории неких муниципалитетов, но эксплуатируются в общих интересах. Есть другие совместные проекты, например, транспортное обслуживание пригородной зоны. В решении этих вопросов я не вижу необходимости менять административное устройство.

Часто, когда говорят об агломерации, подразумевают механическое соединение. Но мне кажется, что от этого качество не улучшится. Я убежден: в случае объединения в один большой город решение проблем каждого отдельного маленького образования только осложнится. Я могу привести пример, когда перед выборами губернатора в 1999 году я приехал в Кольцово (Новосибирский сельский район Новосибирской области) для встречи с населением. У всех была одна установка — у нас нет никаких вопросов, мы готовы за вас проголосовать, только пообещайте, что вы Кольцово включите в Новосибирск. Больше нам ничего не надо, все остальное случится само собой.

Я был тогда мэром Новосибирска, и мне должно было льстить, что жители соседних районов так ратуют за то, чтобы их поселение вошло в город. Но я пытался объяснить: я хочу, чтобы они за меня проголосовали, но поостерегся бы давать такое обещание, потому что не убежден, что это будет хорошо для Кольцова. Я начал перечислять, как много есть в огромном Новосибирске районов, которые требуют кардинального развития. Есть Пашино, Затон, Балластный карьер и еще территории, где недостаточно инженерной инфраструктуры, они требуют обустройства, там недостаточен уровень транспортного обслуживания. А Кольцово — это новый микрорайон с новыми домами, хорошими школами и детскими садами. Неужели, спрашивал я, если вы войдете в город, то именно вам будет уделено первоочередное внимание? В большом городе всегда масса масштабных нерешенных проблем. Тогда пришедшие на встречу не очень мне поверили, а вот сейчас они, думаю, убедились в моей правоте. Поселок Кольцово так и не вошел в территорию города, зато получил очень мощное развитие, стал наукоградом. Там строится жилье, работают школы, восстановлена работа «Вектора», там размещаются новые наукоемкие производства. Сейчас строится новая дорога, включающая в себя скоростной тоннель, которая соединит Кольцово с Академгородком и другими районами города. Все это за счет областного бюджета. В черте Новосибирска нам было бы сложнее делать это, потому что у города много транспортных проблем, а для всей области развитие технопарковых зон, развитие наукограда — это принципиальный приоритет, на который выделяются большие средства.

—  Недавно вы заявили, что технопарк в Академгородке не станет единственным в Новосибирске. Где еще в области могут появиться технопарки?

—  Технопарк — не локальный объект, привязанный к определенной территории. Технопарковой должна быть идеология развития Новосибирска и области. Потому что для нас наука, образование, наукоемкие технологии — это основа всех сфер жизнедеятельности. В этом мы отличаемся от многих других территорий Сибири и даже России в целом. Поэтому нам хочется, чтобы инновационная идеология находила воплощение в создании новых научно-исследовательских комплексов, образовательных учреждений, наукоемкого производства, чтобы она соединяла и интегрировала производство с наукой.

Первый опыт — технопарк в Академгородке. Он уже строится, это большой проект, который предполагает капиталовложения в размере 20–25 миллиардов
рублей. Это только на то, что уже сейчас спроектировано. Второй центр — Кольцово, где уже построен бизнес-инкубатор и идет отвод территорий для размещения новых наукоемких производственных компаний, там строится жилье и укрепляется инфраструктура. Третий проект — аграрный технопарк. В нем предполагаются современный выставочный комплекс, офисные помещения, как я говорю, для «заказчиков на науку» — крупных компаний, которым важно открыть у нас представительства и постоянно взаимодействовать с научными учреждениями. Также мы хотим создать там и консалтинговый центр, потому что специфика аграрной отрасли в том, что там быстрее, чем в других сферах, нужно создавать технологии под ключ, для чего и требуется такой центр. Также будет построен и поселок, укрепляющий социальную инфраструктуру.

Я надеюсь, что технопарковые объекты будут размещены в ряде университетов. В Новосибирском государственном техническом университете (НГТУ) уже такой заработал, сейчас идет закладка второго корпуса. Говоря о технопарковых объектах в университетах, я имею в виду центр постдипломного образования, позволяющий после окончания вуза провести уникальную специализацию. Также должен быть предусмотрен бизнес-инкубатор, где лучшие выпускники, обладающие инновационной идеей, могут получить на льготных условиях помещения, компьютерную технику и доступ к информации с тем, чтобы довести идею до стадии внедрения. Кроме НГТУ такой техно­парк спроектирован в Сибирском государственном университете телекоммуникаций и информатики. Думаю, такой же можно создать и в Сибирском государственном университете путей сообщения.

Специалисты называют это технопарком распределенного типа, но я говорю проще — технопарковая идеология. Мне кажется, промышленные площадки тоже будут ее применять. Сейчас настолько быстро идет технологический процесс, что традиционных форм в виде конструкторских бюро уже мало. Нужно постоянно привлекать научные институты, малый инновационный бизнес, который способен производить множество комплектующих. Необходимо объединять науку, инженерию и производство на одной площадке. Думаю, такие мощности появятся в Бердске на территории завода биопрепаратов, Бердского электромеханического завода. По технопарковому принципу будут созданы и специальные производственные или промышленные кластеры. Некоторые проекты имеют очень конкретные очертания. Так, у нас уже много лет реализуется программа «Силовая электроника», в которой участвуют и производства, и научные институты, лаборатории — а это уже кластерный принцип. Есть идея создать фармакологический кластер, целую группу предприятий по производству совершенно новых препаратов, разработке новых биотехнологий.

В социальную сферу мы также пытаемся привнести инновационность. Сейчас разрабатывается программа «Новосибирск — культурная столица». Мы понимаем, что культурный потенциал очень важен для решения других задач. Очень много инновационных программ в образовании. Например, пробуем создать тип политехнической школы, когда средняя общеобразовательная школа объединяется с учреждением профессионального образования на одной материальной базе. Для нас технопарковая идеология всеобъемлюща и охватывает все сферы жизнедеятельности.

—  Один из первых указов Дмитрия Медведева касался создания сети федеральных университетов. На ваш взгляд, какие вузы в Новосибирске могут претендовать на этот статус?

—  Конкретные задачи этого проекта не сформулированы. Я бы не стал акцентировать внимание на слове «федеральные», потому что сегодня все университеты федеральные по принадлежности и управлению. Речь идет о создании мирового уровня университетских центров. Для этого в самом прямом смысле подходит Новосибирский государственный университет. Я докладывал об этом и президенту, и с Владимиром Владимировичем Путиным мы не раз беседовали на эту тему, и с министром науки и образования Андреем Александровичем Фурсенко. Таких уникальных научно-университетских центров, как НГУ, в России почти нет. Занятия здесь проводятся не просто в аудиториях, а в реальных условиях научного поиска. Рядом с университетом располагаются 35 суперсовременных институтов, обладающих уникальной научно-лаборатор­ной базой. Все их можно рассматривать как факультеты университета, потому что там учатся студенты! Такого не может себе позволить ни один вуз в России. При любом внимании государства создать такое сейчас почти невозможно. 

Не требуя бюджетных ассигнований, мы строим технопарк. А это новое жилье для молодых специалистов, новая гостиница, конгресс-центр, лабораторные модули, офисные помещения. Наконец, это известная во всем мире марка — новосибирский Академгородок. Поэтому именно здесь при минимальном вложении государственных средств можно быстро получить уникальный эффект.

Думаю, что и у других новосибирских университетов есть потенциал для того, чтобы войти в эту программу.

Хочу подчеркнуть один очень важный момент: в науке и образовании должны быть многолетние традиции, научные школы, нельзя просто вложить большие деньги и сразу получить эффект.

—  В одном из своих выступлений Дмитрий Медведев сформулировал фактически техническое задание на решение проблемы доступного и комфортного жилья — себестоимость в 20 тысяч рублей за квадратный метр для дома в 70–120 квадратных метров. Существует ли в Новосибирской области понимание того, как достичь таких показателей и что для этого нужно делать?

—  У меня не вызывает сомнения то, что в плане социального развития жизнь большой семьей в индивидуальном доме с собственным участком, интеграцией в природную среду лучше во многих отношениях. С точки зрения стоимости квадратный метр можно удешевлять, особенно если регион возьмет на себя затраты по подготовке инженерной инфраструктуры, и тогда можно рассчитывать, что реальная цена будет как раз в названных пределах. Но ровно такую же стоимость можно обеспечить и в многоэтажном доме, если сделать все правильно. При этом индивидуальный дом предусматривает при прочих равных условиях большую площадь. Ведь предполагается земельный участок: сам дом должен быть вписан в окружающую среду. Его невозможно построить размером 50 квадратных метров — это будет уже не дом, а что-то другое. А если в хорошем месте построить многоэтажный дом, то я могу найти проект с комфортабельными квартирами-студиями в 50 метров. Поскольку мы продаем все-таки не метры, а квартиры и дома, то при одинаковой себестоимости разница в 50 метров квартиры и 120 — дома дает нам разницу в цене почти в два с половиной раза. Основная проблема с жильем в России сейчас связана с низкими доходами населения. Поэтому, говоря о недвижимости, мы должны фактор доступности ставить во главу угла, чтобы как можно большему количеству семей она была по карману. В этом смысле часто жилье в многоквартирном доме более доступно за счет меньшей площади. Поэтому мы стараемся не впадать в крайности и развивать строительство комплексно.

Есть одно преимущество у индивидуального домостроения, и в этом президент абсолютно прав. Нам очень сложно в большом городе построить многоэтажный дом и не наткнуться на рентное удорожание. Себестоимость может быть и 20 тысяч, а продажная цена будет все 50–60. И эти процессы сложно контролировать. Даже если мы начнем массово удешевлять строительство за счет вложений бюджета в инфраструктуру, то не решим проблему, а только добавим рентабельности застройщику. Потому что рынок есть рынок. Для индивидуального дома есть инструменты, позволяющие рентный, спекулятивный доход исключить. Там есть механизмы выделения земель кооперативу. Это предполагает, что граждане объединяются и вместе, самостоятельно занимаются освоением выделенного земельного участка. В этом случае бюджет берет на себя функции подготовки всех коммуникаций.

Мы применяем дифференцированный подход и предполагаем, что индивидуальные дома будут строиться для больших семей. Например, в которых вместе живут два поколения или для многодетных семей. Я вручал знак за материнскую доблесть и видел, что есть ведь и совсем молодые семьи, имеющие нескольких детей. Существует и такое решение, как сблокированные индивидуальные дома, таунхаусы. Мы рассматриваем многие варианты. Сегодня вокруг Новосибирска предполагается много микрорайонов индивидуального домостроения. В большинстве малых городов администрации выделяют под это участки и дают заявки на финансирование инженерии. В этом году мы рассчитываем примерно 1 000–1 500 индивидуальных домов построить по организованным проектам. Сейчас вводим больше индивидуальных домов — по 250–300 тысяч квадратных метров в год. Но тут есть эффект дачного строительства, загородных домов, используемых в качестве второго жилья. И эффект оформления — возведненные давно дома наконец оформляются и идут в статистику как только что построенные. Со временем количество индивидуального жилья будет расти.

—  В начале июня состоялись выборы нового председателя СО РАН. Им стал Александр Асеев. Как вы можете прокомментировать итоги голосования?

—  Это естественное обновление и мне кажется, оно будет благоприятно воспринято научным сообществом. Ничего принципиально не должно измениться, потому что избран действующий директор института, член Президиума СО РАН, ученый, который вырос в Академгородке. Это не человек со стороны. Я давно знаю Асеева и убежден в преемственности и понимании проблем научного центра. При этом добавится еще и новое видение. Как бы мы хорошо не владели ситуацией, все равно, если работать много лет, то есть фактор повтора, есть стереотип в разрешении проблем. Любой новый взгляд дает новые решения, новые возможности. Думаю, весь состав руководства Президиума будет состоять из действующих директоров, людей с опытом административной работы. Я убежден, что все, что мы разрабатывали с Николаем Леонтьевичем Добрецовым, к которому я отношусь с огромным уважением, будет продолжено. Это естественное развитие пойдет только на пользу Сибирскому отделению.