Автономная медицина

Москва, 16.06.2008
«Эксперт Сибирь» №24 (212)
Создать большой и современный медицинский центр — только половина дела. Дальше его нужно содержать и находить средства на постоянную замену оборудования

Национальный медицинский центр Республики Саха (Якутия) — огромное сооружение, равных которому нет на Дальнем Востоке. Более 10 многоэтажных корпусов образуют комплекс, который оснащен собственными системами коммуникаций и поэтому может работать даже при отключении от источников тепла и электричества. Построенный для оказания современной медицинской помощи жителям Якутии и всего Дальнего Востока, центр требует постоянного финансирования и инвестиций. О сложностях, с которыми приходится сталкиваться, рассказывает его генеральный директор, заслуженный врач РФ Валерий Петров.

— Национальный медицинский центр был построен в самый разгар тяжелых с точки зрения экономики 1990-х годов. Расскажите, как это стало возможным.

— В 1988 году к нам приехали тогдашний министр здравоохранения СССР Чазов и министр здраво­охранения РСФСР Потапов. В обкоме партии перед ними был поставлен вопрос о необходимости строительства хорошего медицинского центра. На что они сказали: «Якутия богатая, ископаемых много, мы вам поможем».

Было создано совместное британско-советское предприятие, которое занималось подготовкой к строительству. В 1991-м возвели первый девяти­этажный корпус, а в июне 1992 года начался прием больных в поликлинике. Строительством занимались австрийцы. Это было первое медицинское учреждение на всем Дальнем Востоке, сооруженное полностью по европейским стандартам. Ничего отечественного, кроме фундамента.

Еще в 1992 году, к концу строительства первого корпуса, возник вопрос: это больница для взрослых, а где будут лечиться дети, беременные женщины? Тут же было принято решение о создании Центра охраны материнства и детства. В 1997 году он был введен в строй, а 1998-м все было объединено и стало Национальным центром медицины. Площадь всех зданий больше 96 тысяч квадратных метров, коечный фонд на 727 мест, поликлиника на 830 посещений в сутки.

— Медицинский центр создан до запуска национального проекта «Здоровье». Проиграла республика или выиграла? Ведь все это могло быть построено на федеральные средства.

— С этой точки зрения мы, может быть, и проиграли: сейчас такие комплексы создаются по линии нацпроекта, но зато выиграли с другой. Ведь медицинский центр привел к революции и прорыву в здравоохранении республики и всего Дальнего Востока. С момента начала работы Центра охраны материнства и детства детская смертность снизилась почти в два раза. И это только один из показателей.

Когда он строился, наверное, и в Москве таких учреждений не было. Но сейчас прошло уже 15 лет, и перед нами стоит проблема замены оборудования.

— А сейчас по линии национального проекта вам идет какое-то финансирование?

— Надо отметить, что нацпроект «Здоровье» в основном направлен на первичное звено медпомощи, и нас он не должен касаться, поскольку мы являемся специализированным звеном в системе здравоохранения. Но у нас есть так называемая медико-генетическая консультация. Есть банк данных людей с генетическими заболеваниями, мы занимаемся их выявлением и профилактикой. Наша лаборатория проводит анализ проб крови, поступающих со всей республики. По линии нацпроекта для лаборатории мы получили специальное оборудование. Также в рамках нацпроекта мы работаем по родовспоможению. Самые тяжелые роженицы со всей республики поступают к нам, новорожденных с патологиями тоже привозят сюда.

Делается федеральный заказ, и на эти цели выделяются федеральные средства. В прошлом году мы выполнили 210 квот и получили 21 миллион рублей. Речь идет о сердечно-сосудистой хирургии — это очень дорогое направление медицины. Одна операция в среднем стоит около 120 тысяч рублей. По сердечно-сосудистой и нейрохирургии мы на уровне России выглядим неплохо.

В кардиохирургии есть такое понятие — «операция под искусственным кровообращением». Если все регионы Дальнего Востока делают где-то около 100 таких операций в год, то мы в прошлом году сделали более 250. Также проводим операции по пересадке почек  и заместительную диализную терапию. В нашем регионе очень много больных с заболеванием почек и хронической почечной недостаточностью.

— Это связано с географическим положением и суровыми условиями?

— Да, в связи с холодным климатом и суровыми зимами многие застужают почки, а их если сразу хорошо не вылечить, то это приводит к хроническим заболеваниям. Так как таких больных очень много, диализный центр работает с большой перегрузкой: вместо двух смен — в четыре.

— Какими темпами идет замена оборудования в центре?

— Обычное медицинское оборудование может нормально функционировать пять лет, после этого должно меняться — идет износ. Наша техника работает уже 15 лет. На замену нужны огромные средства. Три года назад мы обновили примерно 30 процентов оборудования с помощью товарного кредита. На полное переоснащение нужно 1,5–2 миллиарда рублей.

Плюс к этому есть проблема и с самими зданиями. Корпус, в котором мы сейчас с вами находимся, служит 15 лет — необходима замена коммуникаций. Мы ее проводим, но этого недостаточно. Уникальность нашего комплекса еще и в его автономности. На случай техногенной аварии у нас есть котельные, которые могут давать тепло, собственные источники электричества, водоснабжения. Но все это нуждается в ежегодном обновлении. Также в центре есть столовая, прачечная, аптека. Это дает определенные преимущества, но в то же время требует затрат. Правда, в последнее время идет тенденция к выведению всех побочных направлений на аутсорсинг. Но это будет означать, что мы станем полностью зависимы от центральных коммуникаций, а комплекс изначально задумывался как автономный. Считается, что передача части функций на аутсорсинг снизит эксплуатационные расходы, но, по нашим подсчетам, они увеличатся в два раза. И опять же мы станем зависимы от сторонних поставщиков услуг, которые смогут диктовать свои цены.

— Каким вы видите дальнейшее развитие центра?

— Будущее — это высокие технологии, например, малоинвазивные. Это и эндовоскулярная хирургия — новая и самая перспективная технология, но с дорогими расходными материалами. Есть еще эндоскопическая хирургия: через маленькие проколы делается операция полости живота, грудной клетки. В этих направлениях мы должны работать, но для этого нужны солидные вложения. Мы надеемся на удвоение финансирования, которое пообещал новый председатель правительства республики.

— Все отрасли сейчас испытывают нехватку кадров. Существует ли эта проблема в медцентре?

— У нас достаточно врачей, проблема только с младшим персоналом. Это связано с тем, что зарплата у них низкая. Средняя заработная плата врачей 19 тысяч рублей, медсестер — 15 тысяч, а вот прочий персонал получает в среднем 13–14. Если работать только на ставку, без совмещений, то врач получает 10 тысяч, медсестра — 7. Но текучести кадров врачей и медсестер у нас нет. По сравнению с другими больницами у нас хорошие условия работы.

Сейчас мы ориентированы в основном на сельское население, потому что в Якутске свои хорошо укомплектованные поликлиники и больницы. Жители Якутска у нас занимают 25–30 процентов.

В настоящее время медцентр работает с перегрузкой, в особенности стационарные отделения. Поэтому я считаю, что городу и республике нужен еще один подобный комплекс.

Новости партнеров

Реклама