Лукавая экология

В День охраны окружающей среды, 5 июня, Международный социально-экологический союз и Независимое экологическое рейтинговое агентство провели в 11 городах страны пресс-конференции «Объективные экологические рейтинги регионов России»

ВСибири встреча независимых экологов с представителями СМИ прошла в красноярском Доме журналиста. Как со стороны массмедиа, так и среди защитников природы активности и массовости не наблюдалось. От экологов выступил лишь представитель Красноярского краевого экологического союза Владимир Крюков.

Главная мысль организаторов встречи — экологическое благополучие каждого отдельно взятого региона зависит не только от количества вредных выбросов в атмосферу или бюджета, выделенного на природоохранные мероприятия, но и от целого комплекса нематериальных факторов. Сюда входят и поддержка властей, и общественные программы по повышению экологической грамотности, и позиция региональных СМИ. Экологи не скрывают: они надеются на то, что позиции их «независимого экологического рейтинга» будут использованы в качестве критериев оценки деятельности глав регионов России. Дело в том, что сейчас среди 43 пунктов, по которым президент и правительство оценивают работу губернаторов и региональных властей, экологических нет. Независимые экологи решили восполнить этот пробел и предложили «объективные и количественно измеримые показатели, по которым можно ставить оценки губернаторам».

Тундра тундре рознь

При знакомстве с рейтингом становится ясно: на первые места попадают регионы с низкими уровнями загрязнений и воздействий на окружающую среду. Поэтому неудивительно, что в числе лидеров малонаселенные неиндустриальные регионы, такие, как Камчатка или Тыва. Зато в конце списка — территории с интенсивным воздействием на природу, трансформированными экосистемами и растущим объемом загрязнений. Некоторые промышленные, но обширные регионы Сибири (например, Иркутскую область) разработчики рейтинга отнесли к лидерам благодаря относительно низкой степени трансформации экосистем и большому богатству природных ресурсов. В то же время Красноярский край не смог подняться выше 24-го места. Пять тонн атмосферных загрязнений на каждый гектар используемой площади городов и предпоследнее место в рейтинге по загрязнению атмосферы предопределили его невысокую позицию — и это несмотря на безбрежную тайгу, ценную фауну и большое число заповедников. Впрочем, столица России, Московская область или Санкт-Петербург вообще в самом хвосте, что заставляет задуматься — корректно ли сравнение крупных мегаполисов с таежно-тундровыми областями по таким показателям, как процент нарушенных экосистем или количество видов животных, занесенных в Красную книгу?

 Поэтому трудно понять, зачем вообще сравнивать в рамках одного рейтинга териитории с развитой энергетикой, тяжелой и горнодобывающей промышленностью и, например, затерянные в горах дотационные субъекты федерации? Понятно, что экологическая обстановка в Кузбассе всегда будет хуже, чем в Горном Алтае, а предприятия Красноярского края гораздо больше загрязняют воду и воздух, чем тяжелая промышленность Тывы — хотя бы потому, что последняя в целом загублена. Обращает на себя внимание и то, что в основном разработчики рейтинга учитывают промышленные источники загрязнений. То есть, по мнению Владимира Крюкова, главный объект критики — металлургические, химические предприятия и ТЭЦ. Хотя известно, что в крупных российских городах свыше 50% выбросов вредных веществ в воздух производит автотранспорт — что особенно заметно в том же Красноярске в силу особенностей рельефа долины Енисея. Да и рядовые обыватели о чистоте окружающей среды заботятся мало — способность сибиряков организовывать свалки мусора там, где заблагорассудится, тому пример. Увы, эти и десятки других не менее объективных показателей в рейтинге не учитываются.

На пике борьбы

Впрочем, по утверждению организаторов встречи из Международного социально-экологического союза (МСоЭС) и Независимого экологического рейтингового агентства (АНО НЭРА»), при составлении рейтинга принимались во внимание как традиционные данные (состояние окружающей среды, загрязнение воздуха и воды, потери экосистем), так и уровень общественного внимания к экологическим проблемам и активность мер по охране окружающей среды. Поэтому ряд регионов на высокие места вытягивает как раз активность СМИ и «зеленой общественности», и в каждом случае — свои уникальные причины. Камчатская область лидирует за счет «рейтинговой» информации о прошлогодней беде при сходе селя в Долину гейзеров и постоянного внимания к защите рыбных запасов и задержанию браконьеров. Иркутская область традиционно в центре внимания в связи с проблемами Байкальского ЦБК, не затихло здесь еще и эхо противостояния за изменение маршрута нефтепровода ВСТО. На Сахалине продолжается борьба экологов с опасными для окружающей среды нефтегазовыми проектами.

В разработках АНО «НЭРА» дается оценка и прозрачности экологической отчетности бизнеса. Здесь, на наш взгляд, есть еще одно спорное утверждение — о том, что данные рейтинга реально будут учитываться инвесторами при покупке и продаже на бирже акций этих компаний и при выборе размещения инвестиционных проектов. В заявлении экологов об этом сказано: «Теперь инвесторы смогут оценить экологические преимущества или недостатки не только отдельных компаний, но и целых регионов, что должно отразиться на их инвестиционной привлекательности и рисках вложения в региональное развитие. Прежде чем давать деньги на новые производства в регионах с напряженной экологической ситуацией, необходимо добиться от местной власти кардинального улучшения природоохранной инфраструктуры». Налицо наивность подобных суждений — в Сибири инвесторы, мягко говоря, мало внимания обращают на экологическую ситуацию. Даже для западных корпораций отсутствие общественного экологического контроля скорее притягательный фактор и возможность сэкономить.

Что интересно, совсем недавно похожий экологический рейтинг российских регионов предлагала другая общественная организация — «Зеленый патруль». По заявлению разработчиков, в нем оценивались все регионы страны по 15 критериям с выводом общих показателей по трем основным сферам — экосфере, техносфере и социуму. После его публикации 21 апреля разразился небольшой скандал — в частности, пресс-служба московской мэрии заявила, что никакого отношения к действительности результаты подобных рейтингов не имеют. «И дело не только в том, что информация не подтверждена никакими научными данными — критерии оценки абсолютно необъективны», — отмечалось в заявлении. И со столичной пресс-службой трудно не согласиться.

В мировой практике есть более корректные рейтинги, позволяющие воздействовать на экологическую политику. Например, список самых загрязненных городов планеты, ежегодно составляемый американским некоммерческим научно-исследовательским институтом Блэксмита. Согласно данному списку, среди 35 самых грязных городов мира Российскую Федерацию представляют Дзержинск (центр химической промышленности), Магнитогорск (центр черной металлургии), Норильск и Ангарск, а вот Новосибирск и Москва туда не попали. Что вполне объяснимо — если сравнивать выбросы загрязняющих веществ в Москве и Норильске на одного жителя, то показатели различаются в 1 тыс. раз — около 9 килограммов в Москве и около 9 тонн в Норильске. Уральский город Карабаш, возглавлявший этот рейтинг лет двадцать назад, «опустился» далеко вниз — стоило модернизировать местный медеплавильный завод. Говорят, инвесторы раскошелились на эти мероприятия без слов — так их впечатлила Книга рекордов Гинесса, в которой Карабаш был назван самым грязным городом мира. А это тоже своего рода экологический рейтинг. Во всяком случае, нужный эффект он произвел.

Надеемся, что свежая разработка российских независимых экологов тоже станет кому-нибудь полезной.