Досрочно избранный

На фоне городов России, руководители которых были арестованы и попали под суд, старинный сибирский город Томск сумел сильно выделиться. Здесь сложилась по-своему уникальная система управления

Отстраненный от власти, но при этом не лишенный мандата мэр Александр Макаров с декабря 2006 года пребывает в городском СИЗО. Недавно прокурор Томской области Василий Войкин утвердил обвинительное заключение по его уголовному делу. Судить Макарова будут по обвинениям в 14 эпизодах преступной деятельности, в том числе в злоупотреблении должностными полномочиями, получении взяток в крупном размере, незаконном предпринимательстве, мошенничестве, вымогательстве и даже в приобретении и хранении наркотиков. По всей видимости, судебный процесс начнется уже скоро.

Властный передел

Но пока Макаров находится в СИЗО, откуда постоянно опровергает предъявленные ему обвинения, городом уже год управляет другая команда, пришедшая в мэрию вместе с бывшим главой гордумы Томска Николаем Николайчуком. Для окончательной легитимации новой власти осталось провести выборы мэра. В случае успеха на них Николайчук сможет убрать из названия своей должности приставку «исполняющий обязанности» и стать полноправным руководителем города. Полномочия Макарова истекают 14 марта 2009-го, поэтому, в соответствии с законодательством, выборы нового главы исполнительной власти в Сибирских Афинах назначены на 2 марта. Нынешний исполняющий обязанности мэра однозначно дал понять, что примет в них участие. «Но окончательное решение останется за горожанами», — аккуратно отметил он, добавив, что рассчитывает доказать свои притязания на кресло градоначальника текущей работой на благо жителей Томска.

Но почему же в Томске сложилась столь интересная ситуация? Причина в следующем. Александр Макаров, который руководил Томском более 10 лет, был удален от рычагов управления (назовем это так) довольно спонтанно. По некоторым данным, инициатива по его аресту и отстранению от власти исходила не от местных элит, а извне. Есть, конечно, и другая версия — мол, политические амбиции томского мэра, открыто заявившего о намерении занять должность спикера Госдумы Томской области, сильно не устраивали действующего председателя регионального парламента Бориса Мальцева. Последний, говорят, незадолго до ареста мэра напомнил в одном из интервью, что столь же амбициозный человек за свои амбиции попал в итоге в колонию в Краснокаменске. Впрочем, достоверно сказать, кто или что стояло за «делом Макарова», невозможно. Поэтому оставим гадание на кофейной гуще любителям политической конспирологии.

Как бы то ни было, после ареста Макарова полумиллионный город, старейший форпост высшего образования в Сибири, на некоторое время оказался обезглавлен. Поначалу кресло исполняющего обязанности мэра занял заместитель Макарова Игорь Шатурный. В регионе его считают человеком из команды Оксаны Козловской — первого вице-губернатора Томской области и крайне влиятельного местного политика. Она отвечает теперь за доходную часть бюджета региона и курирует создание технико-внедренческой зоны. Но Шатурный руководил Томском недолго. Прошлым летом он переехал из старинного особняка в центре Сибирских Афин, где расположена администрация города, в Белый дом, заняв пост вице-губернатора по строительству и ЖКХ. А на его место в мэрию по предложению томского губернатора Виктора Кресса был назначен Николай Николайчук, до этого много лет возглавлявший законодательную власть областного центра. Он стал первым вице-мэром и автоматически получил статус исполняющего обязанности градоначальника.

Тогда уже было ясно, что именно Николайчук должен стать полноправным руководителем Томска. Оставался лишь вопрос: когда в городе будут объявлены выборы, на которых бывший глава гордумы сможет выставить свою кандидатуру и победить?

Окончательный анализ

Как известно, в России есть две возможности для проведения досрочных выборов мэра. В первом случае действующий градоначальник добровольно отказывается от мандата путем написания заявления об отставке. Именно так недавно сделал глава столицы Ненецкого округа Нарьян-Мара Леонид Саблин. Во втором случае мэр признается судом виновным в совершении уголовно наказуемого преступления и лишается статуса по закону — судимый возглавлять орган власти не имеет права. Этими двумя способами за последние несколько лет были проведены локальные переделы власти в некоторых городах страны. Обычная практика, отработанная до автоматизма, выглядит так: арест — заключение под стражу — суд — приговор. А самое распространенное обвинение — превышение или злоупотребление служебными полномочиями. Бывали, конечно, вариации — например, мэра Усть-Илимска в Иркутской области Виктора Дорошка обвинили в организации заказного убий­ства, причем 11-летней давности. Поистине бесценный опыт в копилку антимэрских методов совсем недавно внес Тамбов, где была разыграна слезоточивая любовная драма с гомосексуальными нотами. Но если вытереть слезы, то станет очевидно, что и там мэр лишился кресла из-за уголовного обвинения, пусть и с таким пикантным подтекстом.

Часть градоначальников, попавших в такой передел, предпочитала заранее сбросить с себя властные путы. По такому пути пошли глава Волгограда Евгений Ищенко и мэр Архангельска Александр Донской. Правда, это не спасло их от участия в судебном процессе и вынесения обвинительного приговора (условного). Может быть, поэтому другая часть наиболее упертых стояла до последнего, но и они в результате записывали в свое резюме уголовную статью. Из последних таким образом должности лишился мэр Владивостока Владимир Николаев. В любом случае, лишение градоначальника статуса позволяло местным властям инициировать процесс выборов нового руководителя города.

Но Томск пошел своим путем. Трудно сказать, с чем это связано на самом деле, но выборы нового мэра здесь состоятся, по всей видимости, только после того, как закончатся полномочия действующего. Пусть даже он ими уже давно и не пользуется. Александр Макаров добровольно в отставку уходить не станет — такой вывод можно сделать на основе его многочисленных заявлений и долгого следствия. Даже если вскоре в Томске начнется суд над отстраненным от власти мэром, приговора — оправдательного или обвинительного — придется ждать долго. К тому времени срок полномочий Макарова уже точно истечет.

Один и другой

Некоторые считают, что мэр Томска демонстрирует уникальную упертость в силу своей неадекватности — не зря же Макарова обвиняют в хранении наркотиков. Да и судебная экспертиза еще в прошлом году признала его практикующим наркоманом. Но, скорее всего, столь долгое расследование «дела Макарова», о котором почти уже все забыли, связано и с другими причинами. Букет обвинений, предъявленных мэру, вряд ли стоит ворошить, коли до новых выборов осталось меньше года. Совершенно точно, что судебный процесс будет громким и долгим. И еще неизвестно, кто заработает в таком случае больше очков. Поэтому, по всей вероятности, эту «кучу» в Томске пока решили сильно не перетряхивать, спустив все на тормозах и переведя в стадию вялотекущего судебного процесса.

Тем более что город обрел нового руководителя, который не только вполне успешно справляется со своими обязанностями, но и работает на перспективу. Так, в конце прошлого года принят основополагающий для градостроительной политики любого муниципалитета документ — Генеральный план развития Томска, утверждены новые правила землепользования и аренды земельных участков (в махинациях с землей как раз обвинялась прошлая команда), развернулось строительство нового и реконструкция ветхого жилья (город получил 200 млн рублей из федерального фонда ЖКХ на ремонт местной «коммуналки»). Началось обсуждение вопросов развития Томской агломерации, о которой раньше даже не заикались.

Да и сам Николай Николайчук демонстрирует уникальную политическую форму и в качестве руководителя города, основу которого составляет образовательный комплекс, а значит — молодежь, выглядит достаточно современно. Он легко и непринужденно пользуется компьютером и смартфоном, предпочитая всегда оставаться на связи и быть в курсе событий. А в мэрии еще в прошлом году были установлены камеры, благодаря которым мэр, сидя в своем кабинете и нажав всего пару кнопок на клавиатуре, может в реальном времени наблюдать за работой подчиненных. И даже следить за ходом заседаний гордумы, которая расположена в другом здании.

Остановившийся на полпути

В общем, изобретенная томичами схема — не досрочно покинувший, а досрочно занявший свой пост мэр — доказала свою эффективность. И если в течение предстоящего года не случится ничего экстраординарного (например, не уйдет с поста губернатор Кресс), то выборы нового мэра лишь узаконят сложившуюся в Томске практику. Поэтому, не дожидаясь официального начала избирательной кампании, мы решили поговорить с Николаем Николайчуком о настоящем и будущем Сибирских Афин.

—  Николай Алексеевич, в послании Госдуме Томской области губернатор еще зимой заявил, что Томск после празднования 400-летия «остановился в полете». Вы разделяете эту точку зрения?

—  Да, с этим трудно не согласиться. Томск действительно остановился в развитии. Но это не кризис, а закономерность. Дело в том, что подготовка и празднование 400-летия города отняли много сил и стали очень серьезным этапом в жизни Томска. Вспомните, это был не местный праздник — еще по решению президента Бориса Ельцина была создана госкомиссия по подготовке юбилея. Была освоена огромная в финансовом отношении программа развития Томска — как со стороны федерального центра, так и со стороны регионального и местного бюджетов, не говоря уже о вложениях городских предприятий. К празднику все организации, компании, вузы готовили какие-то изюминки, анализировали свои достижения, старались вступить в юбилей, серьезно продвинув решение своих вопросов. По сути, это была «томская идея», объединившая многих горожан. И город сильно преобразился, появились новые предприятия, новые производства. Словом, те годы были временем бурного развития Томска.

Следующий этап — проведение саммита «Россия-Германия». Тогда Томск вновь появился на первых полосах журналов и газет. Это было наше общее дело, когда все сплотились, чтобы принять высоких гостей на должном уровне. Но саммит прошел, а подобных ему глобальных планов в городе не появилось.

Большой этап развития завершился. И сейчас мы активно ищем новую идею. Возможно, ей станет открытие технико-внедренческой зоны, развитие инновационных производств и научно-образовательного комплекса. Мы ведь единственный в России город, в уставе которого прямо обозначено, что градообразующим комплексом являются наука и образование. Эти строки из устава мы должны превратить в идею, которая и объединит томичей.

—  Вы имеете в виду идею о превращении Томска в Сибирский Хьюстон — образовательный центр для нефтяников и газовиков, о чем Виктор Кресс также упоминал в послании?

—  Эта идея жизнеспособна и перспективна, потому что базируется на текущем состоянии дел: шесть государственных университетов работают в Томске, причем среди них — самый старый, первый за Уралом университет. Мы ни в коем случае не умаляем заслуг новосибирского Академгородка и красноярской науки, но существует исторический факт — основоположником образовательной и научной школы за Уралом был Томск. По концентрации занятых в образовательном комплексе горожан мы находимся на первом месте в России. Из 500 тысяч жителей Томска более 100 тысяч — студенты. То есть каждый пятый томич. Такой пропорции нет нигде в стране. И все это сконцентрировано на небольшой территории, ведь наш город — не мегаполис. Это остров интеллекта в океане ресурсов. Все это является базой для превращения в Сибирский Хьюстон — центр науки и образования, центр инновационного развития. Город, где студенты обретут реальные перспективы найти свое будущее на площадках технико-внедренческой зоны. И останутся там работать.

Для этого мы делаем все необходимое. Строим жилье и дороги, развиваем инфраструктуру, обеспечиваем комфорт и безопасность. Понятно, что мы не отказываемся от развития традиционных промышленных предприятий, расположенных в Томске. Но рассчитываем, что этот сектор будет сильнее ориентироваться на внедрение инновационных разработок. Многие национальные и транснациональные компании — например, «Транснефть» и «Майкрософт» — уже работают с томскими университетами и колледжами, организуют классы для обучения, занимаются целевой подготовкой специалистов. Так что перспектива есть.

 pic_text1 Фото: администрация Томской области
Фото: администрация Томской области

—  В Томске недавно был принят Генеральный план развития города. Что, согласно ему, предполагается сделать?

—  Предусмотрено серьезное развитие территории технико-внедренческой зоны, причем на двух площадках. Планируется освоение набережной Томи — там будет располагаться межвузовский городок с новыми университетскими корпусами, студенческими кампусами, домами профессуры. Север Томска станет промышленной зоной. Там уже созданы все условия, подведены коммуникации. Эту территорию мы будем освобождать от налогов на землю на пять лет, чтобы туда «переезжали» предприятия из центральных районов города. На севере, рядом с городом-спутником Северском, будет размещена площадка строящейся атомной станции. Левый берег Томи мы оставляем под рекреационную зону, коттеджные поселки.

До 2015 года мы планируем возведение пяти миллионов квадратных метров жилья. Сейчас в Томске проживают 516 тысяч человек, у нас положительный баланс рождаемости. Мы рассчитываем увеличить население до 600 тысяч человек, а за счет присоединения территорий агломерации, в том числе ЗАТО Северск и поселков Томского и Шегарского районов области, оно сможет составить около 800 тысяч человек.

Кроме Генплана Томска мы разрабатываем проект улично-дорожной сети города. Это будет не просто картинка, а документ, который даст возможность более эффективно решать вопросы землеотведения и строительства — будет понятно, где лучше всего строить с учетом транспортных магистралей. Планируем и возведение нового моста через Томь, объездной кольцевой дороги с выходом на Северск. Томск похож на подкову, поэтому эта «полость» в середине будет активно строиться и развиваться. Предполагается также создать более шести многоуровневых развязок в самом городе. Автомобилизация выросла в два раза, на тысячу населения приходится более 500 машин. И сейчас мы применяем все возможные способы по организации одностороннего движения, как и все исторические города Европы.

—  Проект Томской агломерации уже оформился в нечто конкретное?

—  Нет, мы только в начале пути. Готовим нормативно-правовую базу, которая позволила бы нам сохранить муниципальную структуру присоединенных территорий. Ведь, к сожалению, закон о местном самоуправлении не содержит механизмов сотрудничества муниципалитетов.

—  А ветхое и аварийное жилье?

—  Действительно, у нас много ветхого жилья — городу 404 года. Создание федерального фонда для решения этих вопросов — очень позитивный шаг. Дело в том, что аварийный фонд руководство многих городов зачастую скрывало. Ведь признать дом аварийным себе дороже: он должен быть расселен за месяц либо по суду за пять дней. Все сдерживали этот процесс. Раньше в Томске было зарегистрировано всего 64 аварийных дома, но это только верхушка айсберга. В этом году мы получили из Фонда содействия реформированию ЖКХ 200 миллионов рублей. Готова программа по сносу аварийного жилья, причем на это из городской казны выделяется еще 100 миллионов. Всего на снос таких домов нужно 650 миллионов рублей. Но мы не планируем сложа руки ждать помощи Москвы. Принят такой порядок: мы строим дом, куда переселяем жителей аварийных домов, не пуская их на вторичный рынок. Потом сносим дом, освобождаем место и выставляем его на торги. Получаем за участок средства, добавляем из бюджета и пускаем на другие такие же дома. Таким способом за пять лет сможем ликвидировать все аварийное жилье.

Для окончательной легитимации новой власти осталось провести выборы мэра

На следующий год на ремонт ветхих домов хотим получить 600 миллионов рублей от центра и еще 250 миллионов вложим сами. С учетом денег жильцов на эти цели будет направлен 1 миллиард рублей. Еще два вопроса: реконструкция хрущевок (мансарды, надстройки — мы считаем, что эти дома еще послужат) и замена лифтов.

Не забываем и про историю. В Томске семь зон по сохранению деревянного зодчества. В последнее время резко сократилось количество поджогов. Были подозрения, что жгут сами строители. Поэтому сегодня переводим их на чистые площадки, отказываемся от уплотняющей застройки. В центре города она просто запрещена. Когда мы пришли в мэрию, то узнали, что предыдущей властью было выдано 2 500 разрешений на застройку в центре города. Для Томска это беспредельно много. Мы ужесточили вопросы проектирования. Если строишь в центре, важно не портить внешний вид города. Примечательно, что предыдущий главный архитектор из Томска просто сбежал. А новым стал декан архитектурного факультета ТГАСУ, который готовил всех строителей Томска.

—  Туризм рассматриваете в качестве важного фактора развития города?

—  С одной стороны, Томск — город с большой историей. Но с другой — туристическая привлекательность начинается с инфраструктуры. И если с отелями и ресторанами у нас полный порядок, есть несколько резиденций президентского уровня, то открытие международного терминала в аэропорту — пока открытый вопрос. И с внешним позиционированием города есть трудности. Много кто знает, что в Томске, возможно, похоронен Александр I и есть 650 памятников деревянной и каменной архитектуры. Но мало кто приедет просто для того, чтобы это увидеть. Нужно проводить события мирового уровня — выставки, форумы, праздники. Томск это делал и будет обязательно продолжать.