Растет, родимая!

23 июня 2008, 00:00
  Сибирь

Редакционная статья

Рука журналиста не устает писать на тему повышения цен на бензин. Несколько лет назад тон статей на животрепещущую тему был в основном таким: как это в добывающей нефть стране могут так безобразно расти цены на топливо, да они скоро мировые догонят такими темпами! Сегодня, когда уже они и вправду догнали мировые, от подобных сетований эксперты и журналисты стараются воздерживаться, ибо теперь-то все прекрасно осведомлены о настоящих причинах повышения цен.

Все основные факторы уже перечислялись не раз. Каждый из них действует на своем участке цепочки продвижения топлива к конечному потребителю, «от скважины до крана на бензоколонке». Первый — растут мировые цены, и производителям нефти нет смысла продавать ее на внутреннем рынке задешево. Второй — из-за постоянного удорожания на внутреннем рынке повышают отпускную стоимость нефтеперерабатывающие заводы (НПЗ). Отчего розничным сетям АЗС приходится делать то же самое.

Надо отметить, что такие инструменты, как экспортная пошлина на нефть, в сегодняшних условиях опережающего роста мировых цен почти не защищают внутренний рынок. С 1 июня ставка за прокачку на экспорт тонны сырой нефти поднята на 58 долларов (и составила почти 400 долларов за тонну). Но на внутреннем рынке, поставки на который, казалось бы, должны стать от роста экспортных пошлин выгоднее, цены все равно с упорством идут вверх, достигая, как в сообщающихся сосудах, уровня мировых.

Есть и еще причины, уже второстепенные. Немалую роль играет то, что лишь немногие сети розничной продажи топлива располагают достаточными запасами, которые позволяли бы сглаживать резкие всплески стоимости.

Также в добывающей и нефтеперерабатывающей отраслях высоки издержки производственной деятельности — из-за устаревших технологий и оборудования. Следствие этого — низкое качество топлива и отсутствие резерва для удержания цен на бензин на прежнем уровне. Стимулировать модернизацию НПЗ правительство пытается запретительными мерами. Например, утвержден технический регламент качества бензина и авиатоплива, в соответствии с которым через три года в России перестанут использовать низкооктановые марки бензина Аи-80 и Аи-92. Переход на новые стандарты потребует от переработчиков дополнительных расходов, которые они постараются как-то компенсировать. Не факт, что не за счет потребителей. Все эти факторы взаимосвязаны, и сопоставив их, можно увидеть картину, иллюстрирующую рост стоимости топлива, как сегодня, так и в долгосрочной перспективе.

Однако все не так просто. Конечных потребителей — будь то автомобилисты, представители малого, среднего или любого вообще бизнеса, на котором тяжким грузом лежат издержки от роста стоимости топлива — волнует уже не само объяснение причин. Вопрос в другом: обречены ли мы и дальше на «обвальный рост цен»?

В середине 2006 года Россия стала мировым лидером по объемам нефтедобычи. По этому показателю страна обошла, впервые за два десятка лет, Саудовскую Аравию (вновь переместилась на второе место Россия только в начале этого года). Но особой радости по поводу возросших объемов добычи испытывать не стоит. Если в Саудовской Аравии добыча контролируется и снижается ОПЕК в зависимости от мировой конъюнктуры, то у нас вертикально интегрированные нефтяные компании (ВИНК) стараются экспортировать как можно больше.

И вот тут интересы ВИНК и государства сильно взаимосвязаны. Посмотрите, сколько в последнее время провозглашено амбициозных госпрограмм, не говоря уже о национальных проектах. Для их исполнения требуются миллиарды и миллиарды рублей. Экспорт нефти становится одним из основных источников дохода государственной казны. По разным данным, более двух третей бюджетных доходов так или иначе обеспечивается нефтянкой.

В результате довольны все, кроме конечных потребителей на внутреннем рынке. Более того, поскольку стоимость топлива заложена в цену каждого товара, если не на стадии его производства, то на стадии транспортировки до потребителя, так что общий рост цен, подстегнутый топливным, не за горами.