Виражи коррупции

Берут в России, ой берут! Как бы кто не говорил, что борется с коррупцией и поборами чиновников и различных людей государевых, а проку нет никакого. Единственное, пожалуй, достижение этой усиленной борьбы — изменение формы коррупции. Об этом свидетельствуют последние крупные коррупционные скандалы как на федеральном уровне, так и на местном, в сибирской глубинке.

Плотно бороться с этой проказой начнут, видимо, через несколько месяцев. Принятие закона о противодействии коррупции в России все время откладывается. Последний срок, который обозначают эксперты для его принятия, — осень текущего года. Изучить и утвердить документ планируют депутаты Госдумы, которые выносят на рассмотрение целый ряд новых мер — начиная от ужесточения наказания (приравнять коррупцию к измене государству) и заканчивая контролем не только за доходами, но и расходами чиновников. Звучат и рекомендации по поводу силовых структур. Так, предлагается контролировать доходы не только самих сотрудников милиции, но и их родственников. Насколько действенными будут эти меры? Пожалуй, они уже дают свои плоды. Лишь на стадии обсуждения. Новости пестрят сообщениями о задержании крупных и мелких чинов за взятки, вымогательства, нецелевое расходование средств. Один только Томск чего стоит — количество госслужащих, арестованных или задержанных за противоправные действия в последние месяцы, перевалило за все мыслимые пределы. Один из специалистов силовых структур мне однажды сказал, что на каждого чиновника есть папочка. «Все не без греха», — отметил мой собеседник. Видимо, когда-то приходит время эти папочки доставать. Либо для галочки, либо… Чиновник кому-то перешел дорогу.

Вся эта шумиха неизбежно заставляет поборы переводить в другую плоскость. Скажем так, более законную. Примеры? Да сколько угодно! Самый простой, с которым пришлось столкнуться не так давно, — постановка и снятие автомобиля с учета в органах ГИБДД. Все замечательно: приходишь в районное управление, где очередь надо занимать минимум с 6 часов утра. Начинаешь беготню по окошечкам с инспекторами, а одно из окон — оплата госпошлины. Казалось бы, что за сумма в 50 рублей? Государство не особо обременяет нас, автолюбителей, поборами. Но вот, извините, банковский процент на этот полтинник составил аж 80 рублей! На резонный вопрос «Почему так много?» ответ прост — так установлено банком. Второй резонный вопрос: на основании чего — остался без ответа.

Банк коммерческий. Интересно, почему при государственном учреждении вдруг кормится коммерческий банк, который сам устанавливает фантастические расценки? Остается только гадать. Как и подсчитывать проценты банка за постановку авто на учет: в другом подразделении ГИБДД, где тоже есть окошечко банка. И тоже коммерческого. Правда, сумма госпошлины за постановку на учет, а значит, и маржа банка, там исчисляются сотнями рублей. А учитывая количество автомобилей, снятие и постановка на учет ежемесячно приносят немалые деньги. Интересно, только банку или еще кому-то?

Другой пример изменения формы поборов. При оформлении автомобиля на таможне после его покупки за границей приходится обращаться к таможенному брокеру, который оказывает помощь в сборе документов. Берет при этом деньги за свои услуги и передает твой пакет инспектору с обещанием, что все решится в течение двух дней. Правда, вскоре выясняется, что по закону это должно занимать не менее пяти дней. И сроки в сторону уменьшения можно скорректировать очень просто: достаточно тому же брокеру дать чуть больше, а он уж сам все решит с инспектором. В итоге и волки сыты, и овцы целы.

В такой цепочке стоимость товара — будь то автомобиль, продукты питания или бытовая техника — повышается многократно. Коррупционные расходы в итоге закладываются в конечную цену, и мало кто из нас задумывается о том, что при покупке мы в конечном итоге определенный процент направляем именно на поддержание коррупции. Эти примеры — мелочь по сравнению с тем, что творится на самом деле в структурах госорганов. Мне не приходилось сталкиваться с «плотным» шантажом и, надеюсь, не придется. Хотя знакомые не раз называли порядок цен на стоимость водительских прав, «блатных» номеров на автомобиль, поступления в вуз, решения проблем с получением различного рода разрешений. Да даже должностей!

Что в итоге? Рассказывать не надо: даже отпустивший за взятку пьяного водителя гаишник, пожалуй, пострашнее самого пьяницы за рулем. Он изначально создает возможность для катастрофы.

Средств для борьбы с коррупцией немало. Как на бытовом уровне, так и в более глобальном смысле. Для начала, конечно, государству необходим внятный закон, предусматривающий за преступление внятное и адекватное наказание — соразмерное объему ущерба. Пока же у нас получается так: человек, нанесший урон государству побольше, получает «поменьше». Вплоть до условного наказания. Коррупционный бизнес, процветающий в среде чиновников, должен стать невыгодным, инвестиции в него — неокупаемыми. Всем известны сферы, в которых распространено взяточничество, — управление госсобственностью, таможня, сфера природных ресурсов, госзакупки. Интересно, почему бы не обратить взор именно на них? Наказывая провинившихся и поощряя тех, кто служит честно.

Сфера организации госзакупок тоже требует вмешательства самого же государства. Сейчас тендерные комиссии состоят из чиновников или вовсе являются фикцией. Если закупается медицинское оборудование, то и контролировать расходование средств должны сами медики. Причем независимые эксперты в этой области.

В России неслучайно назвали коррупцию национальным бедствием, а президент создал Совет по противодействию коррупции и приказал подготовить национальный план борьбы с этим явлением. Насколько эффективной она будет — посмотрим. Хотя бороться нам не привыкать: то с урожаем, то со стихийными бедствиями. Теперь, видимо, пришла очередь сражаться с новой напастью.