О Шариковых

28 июля 2008, 00:00
  Сибирь

Похоже автору не дают покоя лавры Полиграф Полиграфыча? Спорят все, спорят — конгресс какой-то, немцы: нет чтобы взять всё да поделить!

Большинству граждан России земля сейчас не очень-то нужна и у меня вызывает сомнения то, что процесс дележа отвлечёт социально уязвимые слои населения от левого реванша. Максимум через год-два те, кому по задумке автора статьи должны достаться основные дивиденды от передела останутся без «ваучеров» и без денег. Кто будет формировать земельный рынок? Да тот же самый бизнес.

Пару слов об откатах: не видел ни разу, чтобы поставщик работая с откатом получил прибыли меньше, чем в конкурентной среде. Социальная поддержка тут, пожалуй, даже мешать будет.

Сергей Попов

Условие капитализма для всех

Реакция на статью «Деколлективизация» (см. «Э-С», № 27 (215) за 7–13 июля 2008 г.), без преувеличения, симптоматическая. Поражаешься, как за годы социализма схематизировалось мышление нашей интеллигенции, как упростилось ее восприятие действительности. «Раздать всем», «поделить» — ничего другого в воображении бывшего советского человека не возникает, когда заходит речь о праве на часть общенационального достояния. Можно подумать, что для этого нужно в срочном порядке создать специальные комитеты, напечатать ваучеры и бросить клич населению: «Жители деревни — все на регистрацию!». Именно так, похоже, подумали некоторые читатели, сознание которых формировалось под впечатлением советской распределительной системы. И когда им где-то мерещится зловещий Полиграф Полиграфыч, надо полагать, они видят собственную тень.

Ясно, что люди, проводящие полжизни за монитором, с трудом понимают остроту земельного вопроса. А она в том, что государство предложило «равный» доступ к земле исключительно по рыночной схеме — одинаково для бедных и богатых. И это в стране, где существует сорокакратная разница в доходах населения! Поясним еще раз — речь идет не о покупке товаров и услуг, а об общенациональном достоянии. Но все происходит так, что доступ к этому достоянию можно получить только за приличную сумму. Возможно, критиков деколлективизации вполне устраивает такое положение вещей, но тогда пусть это остается на их совести (тем более что сами они ничего не предлагают). И когда в полемическом задоре они начинают предостерегать от скупки земельных наделов всякими «прихватизаторами», то это либо лукавство, либо, мягко говоря, очень плохое знание реального состояния дел.

Приведу конкретные примеры. Так, главы муниципальных образований не могут предоставить участки под застройку отдельным гражданам, нуждающимся в улучшении жилищных условий и выражающих готовность возвести дом своими силами. По действующему федеральному закону они могут приобрести участок, только выкупая его через аукцион, предоставить землю на иных условиях муниципалитет не имеет права. В пригороде такая покупка обойдется от 800 тыс. до миллиона рублей. И собственный домик вам влетит в копеечку. И это в Сибири, где только вокруг одного Новосибирска десятки тысяч гектаров свободных земель!

Положим, книжному интеллигенту до этой земли нет дела. А вот человеку, решившему построить дом, она крайне необходима. И таких людей в стране (вопреки досужим мнениям политических снобов) достаточно много. Комиссия по муниципальной собственности новосибирского Совета депутатов завалена сотнями писем от молодых семей, просящих предоставить им участок под застройку. Не дом, не квартиру — всего лишь участок! Но все их просьбы натыкаются на демагогические заявления работников мэрии — типа того, что прозвучали в комментариях к моей статье (мол, перепродадут, пропьют, ничего не построят). Люди готовы осваивать и пригородные территории. И здесь им тоже дают от ворот поворот. Вот и получается странная картина: в царское время сибирские поселенцы бесплатно брали свободную землю гектарами, а теперь их потомки не могут рассчитывать даже на маленький клочок. Зато ненавистные интеллигентам «олигархи-прихватизаторы» в нынешних условиях на законных основаниях могут скупать все эти гектары в собственность. Разве это нормальная ситуация? Или все-таки стоит закрепить за каждым гражданином право на бесплатное получение своей части свободных земель? Подчеркиваю: ПРАВО для тех, кто желает ее использовать, а не массовую раздачу сертификатов кому ни попадя.

Приведем другой пример. Как мы знаем, дачная амнистия провалилась. В этом открыто признался действующий премьер. Чем это угрожает дачникам? Пока на эту землю никто из сильных мира сего не позарился, то ничем. Но так происходит не везде. Например, согласно ген­плану Новосибирска, на месте дачных участков, расположенных в черте города, должна начаться капитальная застройка. Учитывая, что далеко не все садоводы успели стать собственниками земли, разговор с ними будет короткий. Если власть не побоится массовых волнений, она без всяких конфликтов с законом сгонит их с ухоженных участков.

В аналогичном положении находятся и многочисленные собственники част­ных магазинчиков и малых предприятий, расположенных на муниципальной земле. Поскольку они до сих пор не получили права на частное владение, с ними в любой момент могут прервать договор об аренде занимаемого участка. Если вдруг какой-нибудь крупный застройщик положит глаз на эту территорию, то он не будет решать вопрос с хозяином магазинчика. Он будет договариваться с властью, и если та даст ему добро, то незадачливого предпринимателя просто попросят с этого места, не предложив ему никаких компенсаций. Из-за нерешенности земельного вопроса наш малый и средний бизнес живет под дамокловым мечом, испытывая лишнюю нервотрепку. Согласитесь, для нормальной рыночной экономики это нонсенс.

Еще один пример. Уже пару лет девелоперы скупают у наших селян земельные паи. Скупают по совершенно смешным ценам — 20 тыс. рублей за гектар. Но делают это весьма успешно. Откуда, спрашивается, такое легкомысленное отношение граждан к своей законной доле? Все очень просто. Проблема в том, что для выделения и оформления земельного надела необходимо выложить кругленькую сумму —
100–150 тыс. рублей. Надо ли напоминать, что простой комбайнер или сельская учительница (не говоря уже о простых пенсионерах) не располагают такой свободной суммой? По­этому стать собственниками многим из них просто физически невозможно, чем и пользуются ушлые деляги, располагающие финансами.

Надо заявить прямо: если государ­ство дало человеку право на получение кусочка земли, оно обязано дать ему возможность для необременительного пути его реализации. Иначе право превращается в фикцию. Что и происходит на практике. Тому же селянину невыделенный и неоформленный земельный надел невозможно использовать в качестве залога для получения кредита. А без кредита в рыночной экономике любая хозяйственная деятельность будет идти со скрипом или может вообще прекратиться. Цивилизованные страны тем и отличаются от стран третьего мира, что земля там является самым распространенным активом. У нас же до сих пор царят феодальные подходы к землевладению, и с этим пора заканчивать — если мы и впрямь намерены войти в число развитых стран. Предложенная деколлективизация предполагает упростить, подчеркиваю — упростить доступ российского гражданина к земле. В этом ее основная идея.

Олег Носков