Закон о модернизации умов

Русский бизнес
Москва, 25.08.2008
«Эксперт Сибирь» №33 (220)
С принятием закона о саморегулируемых организациях государство снимает с себя все регулирующие функции по отношению к строительному рынку

Строительная отрасль находится на пороге серьезных перемен. Законопроект «О внесении изменений в Градостроительный кодекс РФ и отдель­ные законодательные акты РФ», который был одобрен Госдумой 2 июля, предполагает создание в отрасли саморегулируемых организаций (СРО), которые заменят собой систему лицензирования. Дальнейшее развитие строительного комплекса невозможно без осознания строителями ответственности не только перед заказчиками, но друг перед другом. Так считает председатель Союза строителей и инвесторов Сибири Михаил Фокин.

— Михаил Гаврилович, как вы оцениваете состояние стройиндустрии региона?

— Стройиндустрия Алтайского края с ее настоящими объемами производства может обеспечивать строительство 1,6 миллиона квадратных метров в год — на сегодня этого достаточно. Но отрасль продолжает развиваться. Благодаря внедрению современных технологий, во-первых, снижается себестоимость производства, во-вторых, на внутреннем рынке появляются новые материалы.

— Согласно нашим данным на ряде цементных заводов региона в этом году введены дополнительные производ­ственные мощности, в результате чего в Сибири появился профицит цемента. Отразится ли это на стоимости «строительной муки» и целесообразно ли дальнейшее увеличение объемов производства?

— Профицит есть, но небольшой, и образовался он не за счет увеличения объемов производства на заводах Сибири, а за счет того, что в регион хлынул дешевый цемент из КНР. Не буду говорить о качестве этого цемента. Кроме того, с китайцами сложно строить деловые отношения: если представитель покупателя не присутствовал при загрузке товара, то ни в чем нельзя быть уверенным. Но установленная Китаем цена свидетельствует о том, что «строительная мука» может быть дешевле. Даже если завод работает по старой технологии и использует «мокрый» способ производства, то рентабельность составляет почти 100 процентов. Если производить цемент «сухим» способом, то его себестоимость уменьшится на 35 процентов. Целесообразно ли дальнейшее увеличение объемов? Я считаю, что да, при условии, что введенные линии будут работать по новым технологиям. К тому же профицит в рамках одного региона угрозы для отрасли не представляет. В европейской части России цемент дороже, чем в Сибири — разница в цене компенсирует транспортные расходы. Ожидать того, что производители цемента в панике начнут снижать отпускные цены, не стоит.

— Чтобы доказать безосновательность разговоров о кризисе жилищного строительства, представители отраслевых организаций и властных структур приводят цифры и факты, согласно которым в 2008 году наблюдается рост объемов вводимого жилья. Но эффективность проектов, находящихся на начальных этапах реализации, является не менее важным показателем. О чем свидетельствуют эти данные?

— О том же. Более того, в этом году я потратил немало сил и времени, чтобы добиться увеличения квоты на иностранных рабочих. Отрасли нужны дополнительные руки — уже только это свидетельствует о росте объема работ и развитии. Вообще, формулировку «кризис жилищного строительства» я считаю неправильной. То, что мы наблюдаем в настоящий момент, — кризис рынка недвижимости, и строительный комплекс имеет к этому весьма опосредованное отношение. Кроме того, затормозился рынок недвижимости, прежде всего вторичного жилья.

— Но квартиры в новостройках тоже стоят пустые.

— Следует признать, что во многом в сложившейся ситуации виноваты сами строители и инвесторы — до определенного момента мы воспринимали рынок недвижимости как соотношение рыночной стоимости, себестоимости и рентабельности, забывая, что есть второй участник — потребитель, возможности которого ограничены покупательской способностью. Цена на квадратные метры в новостройках росла, а квартиры все равно раскупались. Рынок развивался в нужном нам направлении, и мы были довольны. Но потом второй участник вынужден был сказать: «Стоп! Давайте учитывать и мои интересы» — и сразу зазвучали предсказания кризиса. Печальный опыт американцев подлил масла в огонь. При одинаковой себестоимости строительных работ в Новосибирске рынок остановился на 75 тысячах рублей за квадратный метр, в Красноярске — 65, в Омске — 62, Томске — 48, в Барнауле — 40. И продавцы не хотят снижать цены, ожидая, что покупатели продолжат играть по их правилам. Поэтому, говоря о сложившейся ситуации, правильнее употреблять другое слово: рынок не остановился — он насторожился. Напоминает детскую игру в «гляделки» — кто выдержит и не моргнет, тот продаст дороже. Кому срочно нужны оборотные средства, тот снизит цены. Это нормальная, вполне прогнозируемая ситуация — слой населения с высокой покупательской способностью удовлетворил свою потребность в жилье, теперь мы должны работать, ориентируясь на людей с другими финансовыми возможностями. Я понимаю, что обидно сегодня продавать квадратные метры по 35 тысяч рублей, зная, что сосед вчера продал по 40. Но нужно понимать, что рынок формируется с учетом множества факторов, а не только желания продавца. В данном случае проигравших и нет: кто-то выиграет от того, что сейчас получит оборотный капитал, кто-то купит дешевле, а кто-то продаст дороже, но позже.

— А какой уровень рыночной стоимости квадратного метра является критическим?

— Себестоимость квадратного метра меняется каждый год — сегодня она колеблется от 28 до 36 тысяч рублей в зависимости от технических условий и используемых материалов. В себестоимость уже заложено не менее 10 процентов плановой прибыли, которая необходима для дальнейшего развития предприятия. Без этих процентов работать не имеет смысла. Резерв снижения рыночной стоимости есть, но он небольшой.

— В одном из выступлений Дмитрий Медведев главным направлением развития жилищного строительства назвал увеличение объемов малоэтажного жилья. Были озвучены даже конкретные цифры — дома площадью 70–120 квадратных метров с себестоимостью 20 тысяч рублей за квадратный метр. Насколько эти цифры реальны?

— Я согласен с тем, что будущее отрасли за малоэтажным строительством, но цифры на данный момент названы нереальные. Себестоимость квадратного метра опустится только в том случае, если дом будет возводиться на участке, к которому уже подведены необходимые инженерные коммуникации. В принципе государство не против взять на себя эти расходы, но соответствующей статьи в федеральном бюджете пока нет. Большие надежды мы возлагаем на формирующийся жилищный фонд, из которого будет оплачиваться строитель­ство инженерных сетей как в малоэтажных, так и в многоэтажных жилых комплексах. Но даже в этом случае я не уверен, что себестоимость снизится до 20 тысяч рублей.

— Какие перспективы открываются перед алтайскими строителями в связи с развитием туристического и рекреационного бизнеса? Не получится ли так, что инвесторы туристической зоны предпочтут видеть в качестве генподрячдчиков крупные федеральные компании?

— Создание туристической зоны — это дополнительные объемы работ, возможность на практике отработать новые технологии. Инвестирующая сторона имеет право привлекать к возведению гостиничных комплексов иностранных подрядчиков, но строительный комплекс отличается низкой мобильностью производства, поэтому я уверен, что, даже выиграв генподряд, иностранные игроки или компании из центральных регионов не повезут на Алтай стройматериалы, технику и рабочие руки. Быть может только в небольшом количестве — редкую дорогостоящую технику и особо талантливых инженеров. Все остальное будут искать на месте. Это значит, что основной объем работ будет выполняться местными организациями — алтайские строители будут задействованы в реализации этого проекта, но в роли кого, генподрядчиков или субподрядчиков, пока сложно говорить.

— Стоит ли местным компаниям опасаться интервенции федеральных девелоперов?

— В Алтайском крае, в отличие от других регионов Сибири, девелопмент находится в зачаточном состоянии. Объясняется это, я думаю, относительно низкой стоимостью жилья. Но даже если девелоперы и обратят внимание на Барнаул, нам это только на руку — они принесут деньги, но не привезут краны. Построенное жилье забрать с собой в Москву они тоже не смогут. По большому счету, какая разница, на чьи деньги будет вестись жилищное строительство: на внутренние ресурсы алтайских строителей, банковские кредиты или инвестиции федеральных компаний? Ситуация примерно та же, что и в случае с генподрядчиками туристическо-рекреационной зоны.

— 2 июля Госдума в окончательном чтении поддержала законопроект «О внесении изменений в Градостроительный кодекс РФ и отдельные законодательные акты Российской Федерации», предусматривающий создание саморегулируемых организаций в строительстве. Как закон о СРО отразится на деятельности строительного комплекса?

— Переход от лицензий к саморегулируемым организациям повлечет за собой принципиальные изменения в организации работы строительного комплекса. Прежде всего это касается системы взаимоотношений участников строительного рынка. Члены саморегулируемой организации отвечают друг за друга — СРО финансово гарантирует не только высокое качество работ, но также порядочность и компетентность каждого участника. Поэтому на первое место выходят ранее не имевшие особого значения понятия: доверие, корпоративная этика, коллегиальная ответственность. Если раньше обманутые вкладчики, а также физические и юридические лица, по­страдавшие от некомпетентности или халатности строителей, шли жаловаться в администрацию, то теперь они придут в СРО — государство отказалось нести ответственность за участ­ников строительного рынка.

— Как принятие закона о СРО связано с модернизацией строительной отрасли?

— С модернизацией отрасли никак — эти процессы должны идти параллельно без точек пересечения. Но закон о СРО станет причиной модернизации умов участников строительного рынка. Это касается как продающей, так и покупающей стороны. Строители должны понять, что ответственность неизбежна. Причем ответственность не только за свой труд, но и за труд другого члена организации. Могу предположить, что процесс перестройки займет несколько лет. Учитывая, что большинство россиян восприняли название национального проекта «Доступное и комфортное жилье — гражданам России» как обещание бесплатных квадратных метров в подарок от государства, можно сделать вывод, что до сих пор эта часть общественности мыслит коммунистическими категориями. А теперь, когда власти вообще уходят от регулирования рынков, причем всех — мы в числе первых ласточек — планка нашего осознания себя как участника рыночных отношений должна подняться еще на один уровень.

— Высокие требования к желающим получить членство в СРО заставляют усомниться в наличии будущего у небольших строительных организаций. Как закон о СРО соотносится с принципом свободной конкуренции?

— Уверен, что как минимум 50 процентов существующих ныне строительных организаций будут закрыты. Такая участь постигнет всех тех, кто имеет лицензию, но не является активным участником рынка. Сегодня в Алтайском крае несколько тысяч действующих лицензий, а действительно работающих организаций несколько сотен.

Принципам свободной конкуренции закон о СРО не угрожает, скорее наоборот, способствует их развитию. Во-первых, предприятие может вступить в любую саморегулируемую организацию, действующую на территории Российской Федерации и работать в любом регионе — неважно, где оно получило допуск на выполнение строительно-монтажных работ, главное, что оно его имеет. Во-вторых, каждая СРО имеет право определять уровень требования к участникам, при условии, что он будет не ниже установленного законодательством минимума. Например, крупные компании одного региона объединятся в саморегулируемую организацию и возьмут на себя дополнительные обязанности, которые не по плечу компаниям средней руки. Эти предприятия могут зарегистрировать собственную организацию с приемлемым для них уровнем требований, а могут поискать подходящую в другом регионе. Но заказчик, выбирая подрядчика, имеет право поинтересоваться уставом СРО, в которую входит интересующая его организация.

В-третьих, маленькие субподрядные организации, финансовое положение которых не позволяет им вступить в СРО, могут этого и не делать — для работы им достаточно хороших отношений с подрядчиком, который является членом СРО и имеет допуск к этим видам работ. На практике это будет выглядеть следующим образом: крупная компания, входящая в саморегулируемую организацию строителей Алтайского края, для выполнения определенных работ может нанять маленькое предприятие, не имеющее членства в СРО. Ответственность за результат ложится на генподрядчика, но если у субподрядчика хорошие рекомендации, почему нужно отказываться от его услуг? Кроме того, члены СРО могут выдавать допуск на выполнение определенного вида работ своим субподрядчикам, но при этом несут за них материальную ответственность.  

В итоге все, кто хочет и умеет работать, выдавая результат с высоким уровнем качества, останутся на рынке, вне зависимости от того, есть ли у них деньги на членские взносы в саморегулируемую организацию.

— Как изменится функционал Союза строителей после образования СРО?

— Он останется прежним. Это будут две не зависящие друг от друга организации с разным набором функций. Союз строителей по-прежнему будет заниматься отстаиванием политических и корпоративных интересов комплекса в целом.

— Можно ли говорить о том, что строительный комплекс переходит от «точек роста» к системной модернизации?

— А что вы имеете в виду, говоря о системной модернизации комплекса? Идет совершенствование отдельных его отраслей — постепенно меняются технологии строительства и производства материалов, но кардинальных изменений в работе всего комплекса нет и не будет.

— Как Алтайский край выглядит на фоне других регионов в плане внедрения новых технологий?

— От Сибири не отстает. Так же, как и все, мы строим высот­ные здания со свободной планировкой квартир и большим запасом сейсмической устойчивости, «одеваем» их в вентилируемые фасады, используем современные материалы при подведении инженерных коммуникаций, занимаемся архитектурным освещением. Обновление технологий идет так быстро, что проектировщики не успевают за строителями, и боюсь, что предусмотренное законом о СРО разделение проектировщиков и строителей только усугубит ситуацию. Но закон есть закон, и нам придется искать новый способ ликвидации разрыва.

— Не секрет, что проблема перевооружения для строителей региона становится все более актуальной. Как вы оцениваете емкость рынка строительной техники? Какие недостатки наблюдаются в работе компаний, занимающихся продажей спецмашин?

— Удивительно, но пожаловаться не на что: богатейший выбор техники, развитый сервис, отлаженная система гарантийного и постгарантийного обслуживания. После того, как Союзу строителей удалось добиться того, чтобы лизинг на спецмашины был прописан отдельной строкой в краевом бюджете, практически каждое предприятие может позволить себе новую технику.

— Есть ли перспективы у промышленного строитель­ства?

— В Алтайском крае есть. Так как полезные ископаемые и другие ресурсы края требуют освоения, он становится инвестиционно привлекательным. Реализация новых проектов по разработке алтайских недр обеспечит строительную отрасль нагрузкой в необходимом для ее развития объеме. В ближайшее время планируется создание двух крупных объектов: коксовой батареи № 6 и обогатительного комбината на базе полиметаллических руд в Ельцовском районе.

— В какой стадии находится процесс перехода предприятий строительной отрасли на международную систему менеджмента качества?

— Каждое предприятие разработало свою программу. Союз строителей пытается скоординировать работу в этом направлении — месяц назад на базе союза прошел семинар на эту тему. Переход на ISO 2009 неизбежен — он необходим для дальнейшего стабильного функционирования отрасли, но нужно понимать, что это длительный ресурсозатратный процесс. Сейчас мы вынуждены ездить за получением сертификатов менеджмента качества в Москву и Новосибирск. Это создает определенные неудобства, да и твердой уверенности в том, что все выдаваемые сертификаты действительно соответствуют международным, у нас нет. Поэтому союз строителей ратует за то, чтобы Алтайский государственный технический университет получил лицензию на выдачу сертификата менеджмента качества. Будучи заинтересованными в наличии подобного института на территории края, мы согласны оказать техническому университету необходимую финансовую поддержку.

У партнеров

    «Эксперт Сибирь»
    №33 (220) 25 августа 2008
    Кризис авиаперевозчиков
    Содержание:
    Дозаправлялись

    Кредиторам надоело ждать денег, и они перестали заправлять лайнеры «КрасЭйр». Авиакомпании остается уповать только на государственную корпорацию «Ростехнологии» и доброту заправщиков

    Реклама