Малая дыра

Вадим Чухонцев
8 сентября 2008, 00:00
  Сибирь

Хорошие перспективы современной малой энергетики очевидны. Но более динамичному их развитию мешает нехватка компетентных компаний по проектированию, монтажу и сервисному обслуживанию

Недавний строительный бум в больших городах заставил обратить внимание на малую энергетику. Новый виток интереса основан на росте тарифов и неспособности энергетиков обеспечить все потребности из-за неразвитости инфраструктуры.

Рост потребления электрической энергии уже привел к тому, что отдельные субъекты страны стали энергодефицитными. В Сибири к ним в разной степени относятся Кемеровская область и Алтайский край. Однако скептики утверждают, что туда же стоит включить и некоторые другие. Но это ситуация в целом. При общем положительном знаке в различных частях региона ситуация может зеркально отличаться от острого дефицита к абсолютному благополучию. Проблема ведь не только в формальном покрытии территории генерирующими мощностями, но и в возможности выдать мощность через электрические сети. Но такая возможность имеется не всегда. Например, энергодефицит в электрических сетях региональных сетевых компаний, входивших в Межрегиональную распределительную сетевую компанию (МРСК) на начало 2007 года, составлял 1 224 МВА. А за 10 месяцев 2007 года по всему МРСК Сибири было получено 15 088 заявок на подключение к сетям общей мощностью 1 411 МВт, на которые последовал отказ в 562 случаях на общую мощность 178,9 МВт. Несмотря на принятые сетевыми и генерирующими компаниями инвестпрограммы, одним из источников финансирования которых стало введение платы за подключение, ожидать скорой ликивидации дефицита не стоит. Многим потенциальным потребителям нужно заранее задумываться о вариантах возведения локальных мощностей. Примерно так же дело обстоит и с теплом. При обсуждении ситуации на рынке малых энергоисточников его можно условно разделить на источники в больших городах, сельской местности и небольших муниципальных образованиях, а также отдаленных территориях.

Север, село, город

Когда в нашу жизнь пришла большая энергетика, малая пришла в упадок. Руководствуясь правилом провести в каждый населенный пункт ЛЭП, не всегда думали об эффективности. Бывало, что величина потерь превышала стоимость потребленной электроэнергии. Существовала серьезная проблема с низким уровнем автоматизации мелких источников, поэтому приходилось содержать большой штат обслуживающего персонала, затраты на который повышали тариф. Нынешняя дороговизна возведения ЛЭП, а также возможные повышения стоимости энергии снимают все вопросы о будущем локальных источников.

В больших городах смена приоритетов от точечной застройки в сторону масштабного строительства все острее поднимает вопросы обеспечения участков водой, теплом, энергией и прочей инфраструктурой. По словам директора ПКФ «Октан» (Омск) Анатолия Жорова, в больших городах рассуждать о новых малых электростанциях можно, только если их основным потребителем будет крупный промышленный объект с равномерным расходованием электрической энергии. Тогда такие установки достаточно быстро окупаются. В коммунальной электроэнергетике из-за скачков потребления в определенные часы будут возникать трудности со сбытом и производством. Строить источник максимальной мощности, когда он будет простаивать в течение 20 часов или жаркого лета, невыгодно.

Анатолий Жоров считает, что преимущества малой энергетики в больших городах возникли искусственно, из-за отставания в развитии энергетических сетей. По его мнению, плюсы централизованного тепло- и энергоснабжения не вызывают сомнений в эффективности. В городах по-прежнему имеются площадки массовой застройки, где еще какое-то время будет целесообразно работать в режиме централизованной системы. Но не поспевающие за потребностями потребителей возможности энергетиков все чаще позволяют делать выбор в сторону локальных котельных.

Исполнительный директор ЗАО «КОТЭС-Сибирь» Константин Гластовецкий заметил, что есть ряд площадок, где только автономные системы позволят закрыть дефициты, куда, например, невыгодно или просто невозможно тянуть теплотрассу или линию электропередачи, а также рукав централизованного коллектора. Это действительно так. Кроме того, стоимость подключения к тепловой системе может быть существенно выше, чем строительство новой небольшой котельной. Анатолий Жоров приводит конкретный пример: в Омске стоимость подключения к тепловым сетям составляет более 8 млн рублей за 1 Гкал тепла, а в Ново­сибирске — свыше 5 млн. При этом строительство одной самой небольшой котельной обойдется примерно в 4 млн рублей за 1 Гкал. А котельных с большими параметрами — в 2 млн за 1 Гкал установленной мощности. Речь идет о решениях на основе газового топлива.

Константин Гластовецкий назвал еще одну причину того, что взоры многих обратились в сторону малой энергетики: дорогие технические условия, где необходимо расширять или реконструировать тепловые пункты и сети за счет застройщика.

Перспективы возведения малых станций в селах и небольших муниципальных образованиях повторяют те или иные плюсы для городов или отдаленных районов. Стоит лишь отметить, что посред­ством современных средств автоматизации котельные или ТЭС объединяются в сеть и управляются из диспетчерской. Это позволяет достигать значительной экономии на содержании обслуживающего персонала. Подобными примерами буквально сыплет Анатолий Жоров: «Мы осуществили три проекта в Новосибирской области. Построили пять котельных в Татарске, которые обслуживают восемь человек, включая четырех диспетчеров и аварийные службы. Такая же картина по Чанам и Карачам: там пять котельных, работающих на одну диспетчерскую. По­ставили шесть котельных поселке Кожевниково Томской области, их обслуживают семь человек».

Многочисленные факторы, способствующие развитию малых источников энергии, в будущем позволят ей составить серьезную конкуренцию энергетике большой. И такие примеры имеются. Некогда необходимая как воздух из-за нехватки тепловых мощностей левобережья Новосибирская ТЭЦ-6 сейчас стала не столь актуальна из-за того, что за последние 20 лет в левобережье было введено множество небольших котельных общей тепловой мощностью около 1 350 Гкал. Это практически равно объемам мощности по выработке тепла предлагавшейся станции.

Слабые первенцы

Но еще большему становлению малой энергетики мешает слабая развитость рынка услуг по проектированию, монтажу и последующему обслуживанию. Традиционные проектные институты завалены заказами большой энергетики и потому почти не занимаются проблемами малой. Наличие множества предложений ни о чем не говорит. Периодически от специалистов приходится слышать истории, когда желание сэкономить на инжиниринге со стороны инвестора приводило к тому, что проект либо оказывался менее эффективен, чем мог бы, либо не был реализован до конца. В основном это касается установки в городских котельных оборудования для самообеспечения потребностей котельной и близлежащих потребителей. По оценке советника генерального директора Сибирского ЭНТЦ Юрия Травникова, только за счет дооборудования котельных Новосибирской области, на которых установлены паровые котлы, можно получить до 100 МВт электрогенерирующих мощностей.

Не могут порадовать и первенцы малой электроэнергетики. Громко заявив о себе 10–15 лет назад, сейчас они предпочитают не распространяться о своей практике. Таким, к примеру, является опыт Новосибирского оловянного комбината (НОК), где одной из первых появилась альтернативная энергетическая установка. На просьбу поделиться новостями заместитель генерального директора НОКа Владимир Шерстов сказал, что установка дважды выработала свой ресурс и сейчас простаивает, и от всяческих дальнейших комментариев отказался. Известно, что этот проект реализовывался в трудные бартерные времена. В результате оборудование для станции собиралось буквально со всего мира без должной проработки вариантов получения запасных частей в будущем. Вероятно, такие трудности имеют место и сейчас. Поэтому, несмотря на очевидные плюсы и «содей­ствие» со стороны энергетиков, необходимо более кропотливо подходить к выбору источника энергии и поставщика.