Дело кирпича боится

Существующая сегодня государственная система надзора не позволяет на должном уровне отследить качество возведения административных и жилых зданий

Согласно вступившему в силу закону, функции контроля будут переданы самим строителям, которым в связи с этим нужно будет переориентироваться на конечного потребителя.

Вопрос качества строительства отнюдь не праздный. События последнего времени — а именно случаи обрушения возводимых и уже готовых объектов, происходящие по всей стране, — показывают, что контроль в отрасли не налажен так, как хотелось бы. Но предлагаемый переход на саморегулирование отношений в этом сегменте принесет далеко не однозначные результаты.

Опасная тенденция

Безусловно, посыл, движущий законо­дателями при принятии Федерального закона (ФЗ) «О саморегулируемых организациях» (СРО), верен. Сегодня необходимо наладить в компаниях такую систему, при которой бы отсутствовала или была сведена к минимуму возможность отступления от стандартов качества. Потому что внешний, государственный контроль справляется с этой задачей далеко не лучшим образом.

 «Несмотря на то что сфера строительства находится под жестким надзором контролирующих структур, особенно в крупных городах, беда в том, что пути «обхода» найти несложно, — говорит заместитель директора строительной компании «Арес» (Красноярск) Евгений Маслов. — Мне кажется, отрасль нуждается в предметном контроле по двум направлениям — необходимо строго следить за квалификацией проектировщиков и исполнителей ответственных работ, а также за тем, чтобы в компаниях была эффективная система техники безопасности». Игроки рынка говорят, что деятельность государственных органов — инспекции государственного надзора — основана на правильных принципах. Например, у организации проверяют наличие в лицензии пункта на право выполнения тех или иных работ, присутствие в штате ответственных за эти направления людей с соответствующим образованием. Однако приходится зачастую слышать и о том, что для получения самой лицензии компании нужно только внести плату, за которую впишут ей необходимые пункты и подберут соответствующий штат специалистов — техников и инженеров.

Таким образом, лицензия превращается сегодня в формальный документ, который, по большому счету, никак не регулирует и не отсеивает организации по признаку компетентности. Все в порядке только на бумаге, а на деле статистика аварийных случаев говорит о кризисе системы контроля над строительством, как внешней — государственной, так и внутренней — в самих компаниях.

Совсем недавно, чуть более месяца назад, в Новосибирске при возведении торгово-развлекательного центра на улице Курчатова обрушилось межэтажное перекрытие. Тонны бетона упали на рабочих. По информации Управления следственного комитета по Новосибирской области, работы вели гастарбайтеры из Китая. Чтобы узнать, сколько человек оказались под руинами, пришлось сверять списки. В поисково-спасательной операции были задействованы подразделения МЧС, военизированный горно-спасательный взвод и 10 единиц техники. Под завалами нашли шестерых китайских рабочих: четверо погибли сразу, а еще двоих в очень тяжелом состоянии госпитализировали. Обрушение перекрытия случилось при заливке металлоконструкций бетоном методом опалубки. Генподрядчиком объекта выступает ЗАО «СиНэт-Консалтинг», инвестором — новосибирский девелопер «Успех» (который уже реализовал в Новосибирске проект крупного торгово-развлекательного центра «Ройял Парк»). Вывод, к которому пришла специально созданная комиссия — обрушение произошло из-за нарушения технологии установки стоек домкрата опалубки.

Случай этот не единственный. Похожий был в Новосибирске почти год назад, когда при сооружении второй очереди гипермаркета «Большая медведица» (на территории бывшего корпуса завода «Экран» на улице Светлановская) также произошло обрушение перекрытия, в результате чего пострадали три человека. И тоже дело оказалось в несоблюдении технологий — неправильно были смонтированы стойки при установке монолитной опалубки, причиной обрушения явилась перегрузка несущих опор, бетонных столбов. Генподрядчиком является ООО «Еврострой», субподрядчиком, ведущим работы на участке, — ООО «Технофлор». В качестве косвенных причин Ростехнадзор назвал недостаточный контроль со стороны генподрядчика и заказчика (ООО «Верда»).

Увы, и этот пример не последний, статистика инцидентов со строительными объектами на этом далеко не заканчивается. В целом, по данным Госстройнадзора, возведение половины объектов в Новосибирске в 2007 году начиналось вовсе без полученного в установленном порядке разрешения. По словам начальника инспекции Госстройнадзора по Новосибирской области Виталия Ивлева, зачастую у компаний, приступающих к  работе над объектом, отсутствует полностью оформленный земельный участок или проектная документация, прошедшая государственную экспертизу. В целом в прошлом году областная инспекция Госстройнадзора выявила 244 нарушения, общая сумма наложенных штрафов составила 8,2 млн рублей.

«Ситуация с авариями и инцидентами на объектах строительства, на мой взгляд, такова. Если бы работа существующих контролирующих органов была поставлена как надо — я имею в виду количество специалистов, число и график проверок, многих случаев удалось бы избежать, — утверждает генеральный директор компании «РОТОР-С» (работает на нескольких строительных объектах Новосибирска) Александр Чепасов. — Я не говорю, что есть необходимость в постоянном присутствии проверяющих. Нужны программы обучения специалистов строительных компаний, ведь не секрет, что уровень профессионализма в период с 1990-х заметно упал, многие ушли из отрасли, и кадры с тех пор не готовились должным образом».

Прочность технологий

Внедрение передовых разработок в строи­тельстве в России традиционно идет с Запада. Стоит вспомнить, что даже технология быстровозводимого панельного жилья, ставшая так популярна у нас в период Хрущева, — это не изобретение наших проектных институтов. Она заимствована из Франции. Что уж говорить о нынешних инновациях из-за океана — а сегодня безусловным лидером по их поставке являются США. Отечественные компании в лучшем случае хорошо вникают в технологию и переносят ее на наш рынок. В худшем — изучают не столь глубоко, и в процессе строительства стараются ее удешевить применением материалов попроще, зато подешевле. Опять же, кадров, обученных правильному внедрению новых методов, не хватает, в каждой компании такие специалисты наперечет.

Что говорить, если даже широко используемая у нас технология возведения зданий с использованием металлического каркаса таит сюрпризы. «Первые металлические конструкции появились около 150 лет назад. В массовом строительстве металл используется и того меньше — не более полувека, — отмечает президент группы компаний «Городской центр экспертиз» (Санкт-Петербург) Александр Москаленко. — Сейчас в России множество зданий из металла: посмотрите, каждый второй гипермаркет такой — а опыта их эксплуатации нет. Тут много опасностей, ведь металл плавится, подвержен коррозии и текуч. Из-за малого опыта использования за сооружениями из металлоконструкций требуется непрерывное наблюдение».

Целая серия обрушений таких зданий произошла по вине эксплуатирующих организаций в России в середине 1990-х годов. Рассчитанные при проектировании на поддержание постоянной температуры не ниже определенного значения, в прошлом десятилетии многие производственные сооружения из металла были законсервированы по экономическим причинам, в результате чего их дальнейшая эксплуатация весьма опасна, утверждают специалисты.

Но и сегодня при строительстве новых зданий по такой технологии малейшие отступления от нее оборачиваются серьезными последствиями. «Показательный пример: для металлического ангара в Междуреченске (Кемеровская область) в 1999 году использовались новые облегченные конструкции, а снеговая нагрузка проектировщиками рассчитывалась по старым СНиПам для тяжелых металлических каркасов. Не прошло и года, как со­оружение рухнуло, — рассказывает управляющий директор по технической диагностике группы компаний «Городской центр экспертиз» Александр Калухин. — Иногда строители при сварке допускают технологические ошибки. А несоответствие стыков даже на 30 миллиметров, как показывает практика, может иметь серьезные последствия в дальнейшем».

С похожими проблемами эксплуатации сооружений на основе металлоконструкций сталкиваются во всем мире. Относительно недавний громкий пример — разрушение 600-метрового моста в Миннеаполисе (США) 2 августа 2007 года, в результате которого погибли 13 человек и еще 145 пострадали. При детальном исследовании выяснилось, что несколько боковых пластин сооружения были повреждены и изогнуты из-за коррозии и дефектов конструкции в целом. После этого в США был инициирован аварийный осмотр всех мостов подобного типа (это очень похоже на наши внеочередные проверки аквапарков и рынков, производимые в авральном порядке после соответствующих инцидентов).

У нас также можно найти много аварийных случаев с сооружениями на металлическом каркасе. Вот только несколько из них, по данным группы компаний «Городской центр экспертиз».

В ОАО «ЦОФ Кузнецкая» (Новокузнецк, Кемеровская область) четыре года назад произошло локальное обрушение покрытия здания радиальных сгустителей из-за коррозионного износа фасонки опорного раскоса. В Анжеро-Судженске (Кемеровская область) в январе 2001 года случилось локальное обрушение главного корпуса стекольного завода. Произошло «хрупкое разрушение» металла при температуре -50°С. И это только вершина айсберга — примеры, которые были на слуху. Они показывают, насколько чревато неприятными последствиями отступ­ление от технологий и насколько необходим контроль за их соблюдением.

Евгений Маслов указывает, что помимо проблемы качества монтажа металлоконструкций, сегодня остро стоят вопросы качества и проектирования и самого металла: «Мы покупаем и применяем только стандартный заводской прокат — швеллеры, балки, уголки и доверяем сварку конструкций высококвалифицированным сварщикам, которые плохо работу не сделают. Но, должен заметить, что за последние 10 лет очень упало качество металлопроката — особенно труб и балок, и я бы не применял их в ответственных конструкциях без дефектоскопии. Безусловно, каждый из инцидентов на строительных объектах уникален и нуждается в отдельном разбирательстве. На моей памяти самый вопиющий из всех произошел по вине проектировщиков — неправильно рассчитали несущую способность грунта, и весной «поплыл» фундамент, пришлось нам в другом месте заново возводить объект».

Впрочем, сибирский климат способен сыграть злую шутку и с давно проверенными материалами и разработками. «В наших условиях опасна работа и просто с железобетоном, который не любит холодов, — говорит Александр Чепасов. — Квалифицированных рабочих, способных учитывать все тонкости строительного процесса, нужно готовить годами. И компаниям необходимо выстраивать систему внутреннего контроля. Мы, например, наладили очень жесткий инженерный и технический надзор. Да, у нас работают и трудовые мигранты из других стран, но не на ответственных участках. Знание языка, имеющийся у сотрудника опыт первостепенны при отборе. И есть разные виды работ, где случайных людей быть не должно — бетон мешать могут все, а вот с металлоконструкциями способен иметь дело далеко не каждый».

Свобода и ответственность

ФЗ «О саморегулируемых организациях», принятый в конце прошлого года, как раз и призван разрешить тяжелую задачу надзора за качеством работы бизнеса. «Саморегулируемыми организациями признаются некоммерческие организации, …объединяющие субъектов предпринимательской деятельности исходя из единства отрасли производства товаров (работ, услуг) или рынка произведенных товаров (работ, услуг) либо объединяющие субъектов профессиональной деятельности определенного вида», — гласит документ. Строительная отрасль подпадает под его действие наряду со многими другими. Это означает, что контроль за качеством производимых услуг должен перейти к некоммерческим объединениям строителей.

Это событие должно было случиться 1 июля, в соответствии с предыдущей редакцией закона о лицензировании. Но из-за необходимости внесения комплексных поправок в ряд законодательных актов для перехода на негосударственное регулирование отрасли (Градостроительный кодекс РФ, например) Госдума внесла изменения, продлевающие лицензирование строителей до 1 января 2009 года. Впрочем, и этот срок не окончательный — лицензии не будут отменять сразу, начнется плавный переход к новым правилам в течение целого года. Поправки же в Градостроительный кодекс, обеспечивающие базу для создания СРО вызвали массу споров относительно того, должно ли государство уходить от жесткого контроля в этом секторе.

«Закон принят, и теперь все равно всем придется объединяться в саморегулируемые организации. Сегодня от лицензирования нет пользы, — рассказывает директор департамента по архитектуре и строи­тельству Межрегиональной ассоциации «Сибирское соглашение» Владимир Кульков. — Посмотрите, по две–три тысячи строительных компаний существует сегодня в Новосибирске, Омске, Красноярске. За всеми не уследишь, да никто и не пытается. Вот и рушатся здания, а ответственности за это, по большому счету, никто не несет. Часто происходит так, что какая-то организация выигрывает тендер на возведение объекта, потом она нанимает другую компанию, и так начинается строительство. О каком контроле тут может идти речь? В то время как в СРО участники несут солидарную ответственность друг за друга. В том числе и материальную — средствами специально создаваемого страхового фонда саморегулируемой организации».

Сторонники новых правил игры говорят, что в результате изменится деятельность бизнеса и его отношение к потребителям: застройщикам придется развернуться лицом к клиенту, поскольку именно он конечный потребитель, а не государство. Так работают сегодня во всем мире. Фактически государство оставляет за собой только некоторые регулирующие полномочия — например, ведение реестра саморегулируемых организаций и общий надзор. В свою очередь, заинтересованные в развитии бизнеса строительные компании, объединенные в СРО, будут создавать правила контроля сами. «Рано или поздно мы должны к этой системе прийти, — утверждает Александр Калухин. — Совершенно очевидно, что даже огромному аппарату чиновников не проверить всех и вся. Думаю, для нормального функционирования этой системы нужно время. Это все равно что упразднить ГАИ и заставить всех автолюбителей подписать документ, обязывающий соблюдать правила дорожного движения: кто-то все равно будет нарушать».

Противники новой инициативы утверждают, что с ее введением мелкий и средний бизнес в отрасли будет вынужден укрупняться: сливаться друг с другом или входить в состав более крупных игроков рынка. Только так можно будет поддерживать необходимый уровень качества — ведь содержание соответствующих специалистов и внедрение действенной системы контроля требует затрат. Таким образом, сектор строительства ожидает еще большая концентрация: если уже сегодня, по подсчетам специалистов отрасли, 25 крупных компаний держат 70% новосибирского рынка, в дальнейшем их доля будет возрастать. «Я считаю, что солидные инвесторы будут сотрудничать только с теми, кто имеет развитую строительную базу. Здесь уже есть гарантии качества, — говорит Владимир Кульков. — Будут работать с теми, кто входит в СРО. Процесс их создания идет по всему СФО. На третьем съезде строителей Сибири, который пройдет в конце сентября в Барнауле, как раз будет поставлен вопрос, как строителям активнее войти в саморегулирование. Предполагаю, что целесообразно создавать объединения на основе солидных, стабильно работающих организаций по проектированию, строительству и изыскательским работам».

В целом можно сделать вывод, что важнейшим изменением, которое ждет девелоперов в будущем, следует считать даже не передел рынка, а переориентацию на интересы потребителя. Именно он, а не обезличенное государство, в идеале станет осуществлять конечный контроль качества. Все это будет означать большую ответственность и со стороны собственника тоже. Появление класса владельцев жилья и инвесторов, которым далеко не безразлично техническое состояние собственных активов, ознаменует коренной поворот в строительной отрасли и перемену к лучшему в области контроля качества.