Шапочный разбор

Ольга Шадрина
6 октября 2008, 00:00
  Сибирь

Скорняки, занимающиеся простым копированием удачных моделей, уступают рынок головных уборов отечественным марочным производителям. Следующий этап развития отрасли — формирование системы дистрибуции готовых изделий

Станислав Прилоус, владелец фабрики головных уборов «ПЭЛС», фотографируется охотно, а точнее — увлеченно, с удовольствием и азартом. Словно для него это не тяжкая обязанность, на которую бизнесмены обычно соглашаются скрепя сердце, а игра или любимая работа. Точнее, одно из проявлений творческого процесса, в котором он, Станислав Прилоус, как рыба в воде — живет, дышит, созидает. С ним сложно говорить о бизнесе, для него это лишь дополнение, инструмент, который позволяет заниматься любимым делом. Его не увлекают изыски менеджерских решений и коллизии рынка, его точка зрения на первый взгляд очень проста — красивая вещь найдет своего владельца. Важно понять суть красоты, суть вещи и самое главное — почувствовать и даже предсказать будущие ощущения и восприятие мира покупателем. Уловить его внутреннее состояние, его мечты, представления об идеальном, гармоничном мире, его ожидания. Тогда успех гарантирован. По таким принципам и строится работа команды его предприятия — фабрики головных уборов «ПЭЛС».

Я — арт-директор

ПЭЛС — аббревиатура, образованная от общей фамилии и имен создателей компании: П — Прилоус, Э – Элита, Л — Лариса, С — Станислав. Сейчас, правда, Станислав запатентовал другое название для своего предприятия или, скорее, даже торговую марку собственной творческой лаборатории STANISLAV PRILOUS. С ней он намерен выйти на международный рынок. ПЭЛС, по ощущениям, останется неким домашним товарным знаком. Станислав предполагает, что это имя будет принадлежать одному из подразделений компании.

Рынок головных уборов формирующийся, на нем нет и не будет жесткой конкуренции

Впрочем, новая вывеска — это далеко не единственная перемена в жизни фабрики. Хотя самая заметная для окружающих, а для Прилоуса и его бизнеса, безусловно, знаковая. Ведь иной бренд — это всегда качественно иной этап развития предприятия. Вот и в нашем случае за именем STANISLAV PRILOUS постепенно формируется отличная от прежней философия бизнеса, которая в свою очередь требует изменений в структуре управления.

«Мы не просто производственная компания, у которой на первом месте объемы выпуска продукции и успешные продажи, хотя, конечно, и эти два момента очень важны для нас. Основной акцент в нашей работе мы прежде всего делаем на творчестве, — говорит о новом стиле ведения дел Станислав. — Потому я сейчас возглавил творческую лабораторию и вступил в должность арт-директора. Управление компанией передал профессиональному исполнительному директору».

Сейчас на фабрике работают технический и творческий топ-менеджеры. Роль управленца-координатора досталась женщине — Антонине Самохиной. Она отслеживает объемы поставок продукции, продажи, заказы, ситуацию на рынке, финансовые потоки компании, взаимоотношения с партнерами. Четкая работа предприятия на ее совести.

«Это уникальный человек. В ее манере управлять удачно сочетаются кнут и пряник, — рассказывает Станислав Прилоус. — Она долгое время работала в транснациональной корпорации, сейчас параллельно с управлением моей фабрикой ведет собственное  дело, поэтому ей несложно понять меня как владельца. В ее бизнесе — а он относится к аграрному комплексу — роль исполнительного директора выполняет ее супруг. Она там в свою очередь что-то вроде арт-директора. Представляете, какое у нас сочетание ролей? Фантастическое просто».

Кроме этого, Станислав Прилоус остается владельцем и собственником компании. Кстати, эти два понятия он совершенно четко разделяет, поясняя, что эти статусы подразумевают разные функции. Собственником можно числиться номинально и не принимать никакого активного участия в жизни своего предприятия. Владелец между тем несет полную ответственность и обязан ежедневно вникать во все ключевые проблемы компании.

Станислав — идеолог и первого в под­отрасли оптового торгового дома «Шапоград» в Москве. Он же представитель Российского союза производителей головных уборов по Новосибирску.

«Союз — важный политический момент по продвижению нашего бренда на федеральный уровень. Это стратеги­ческий шаг, гарантирующий безопасность ПЭЛС, — говорит он. — В душе же я — арт-директор, над которым есть начальник. И это для меня настоящее счастье — работать по призванию».

Своя игра

«В 2009 году компания сменит не только имя, но и в целом образ тех изделий, который будет представлен от нынешнего главного режиссера фабрики „ПЭЛС”», — говорит Станислав.

Главный режиссер — это он, Станислав Прилоус. Он занимается выбором актеров, предлагает им роли, он же определяет тему, которую им предстоит играть. Бизнес для него — спектакль. И эта аналогия, озвученная им в разговоре, кажется очень удачной и применимой к деятельности любой компании. Ведь как в спектакле, так и в бизнесе (особенно если речь идет о ключевых позициях) не должно быть случайных людей на сцене. Станислав весьма скрупулезно подходит к вопросу, кто с ним пойдет дальше, будет принимать решения и работать. Человек должен верить в то, что он успешен. На вопрос, зачем он пришел в компанию, непременно ответить: «Я хочу самореализации, хочу быть единомышленником Прилоуса и хочу получать достойную заработную плату». Не стоит молчать о материальном, таково мнение Станислава, когда речь идет об устройстве на работу. Это немаловажная составляющая, и претендент должен быть честным с руководством во всем. Поскольку для владельца и арт-директора очень важно понять, насколько близок ему этот человек по образу мыслей.

«Я формирую свой очень мощный грегор, поле, которое возникает за счет человеческой энергии, моей и моих единомышленников, — рассказывает он о принципах построения команды. — Я впускаю в свою лабораторию, в свою жизнь людей, которые резонируют с моим внутренним духовным миром. Только в этом случае мы способны вместе следовать обозначенному мной предназначению компании».

Нести красоту людям через материальный продукт легкой промышленности — вот миссия компании STANISLAV PRILOUS. Это своего рода эмоция, заложенная в основу бизнеса. Который, разумеется, не отличаясь ничем от любого другого, живет по принципу, однажды сформулированному Марксом: деньги–товар–деньги. Но выше всех денег для владельца, по крайней мере, так утверждает Станислав Прилоус, — красота. Именно ей должны поклоняться люди его команды и о ней в первую очередь думать, выполняя свою работу. Она — философия бизнеса и эмоциональное наполнение поля, в котором существуют Станислав и его единомышленники.

«Я сейчас рассуждаю об этом и как собственник, и как арт-директор, — с улыбкой добавляет Прилоус. — Видите, как удобно совмещать две роли сразу. Из уст первого идея служения красоте, выраженная в отношении всей компании, казалась бы фантазией или бредом, потому что собственнику интереснее зарабатывать деньги, получать прибыль. А арт-директор может сидеть у себя в лаборатории и мечтать о главенстве красоты. Но если творческий руководитель произносит подобное с позиции собственника, то к этому приходится относиться очень серьезно».

История международного бизнеса знает примеры, когда люди, будучи на постах арт-директоров, переворачивали и компанию, и весь мир моды. Станислав вспоминает Тома Форда, который в 1994 году стал главным дизайнером Дома моды GUCCI. На тот момент никому не известный молодой человек получил в свое полное распоряжение все новые линии компании, начиная от одежды, обуви, духов, часов, драгоценностей, шелковых шарфов и заканчивая рекламной кампанией и дизайном интерьеров для магазинов. Уже в 1996 году он был признан лучшим модельером года, лучшим дизайнером мужской и женской одежды, а рейтинг GUCCI начал подниматься вверх.

«Том Форд смог изменить концепцию марки и продукции в целом, освежил ее, — поясняет Станислав. — Он, как талантливый режиссер, привнес собственное ощущение мира, и это очень даже пришлось миру по вкусу. Форд поставил свою пьесу, взяв за основу классический сюжет».

Станислав и в более выгодном положении, и нет. Его компания пока очень далека от международной арены, хотя такие амбиции есть. Но в то же время Прилоус — владелец и собственник, а значит, у него больше возможностей заявить о себе. Ведь ему при реализации той или иной идеи ничего никому доказывать не нужно, кроме, конечно, себя самого.

«Вы знаете, на спектакль можно смотреть как на явление, как на движение людей по сцене, ряд звуков и изображений. И просто наблюдать его. Но для меня спектакль — это философия, философия моей жизни: все видимое берется из невидимого, — говорит Станислав. — То есть все, что мы однажды открыли внутри себя, потом материализуется. Вот у вас внутри родилось чувство, что вы успешны и богаты, и вдруг ни с того ни с сего люди стали воспринимать вас именно так. А все потому, что появился и оформился посыл, который люди почувствовали и прочли. И это в любом деле самое важное».

За первый поцелуй

В какой момент в Станиславе Прилоусе родились бизнесмен и арт-директор. Кто из них был первичен, а кто — вторичен, наверное, он сам сейчас не скажет точно и определенно. В детстве он одновременно занимался боксом, баскетболом и рукоделием. Вышивал Кремль на пяльцах маме на 8 Марта, плел макраме. Ему это нравилось, его это увлекало, как, впрочем, и спорт. «Баскетбол мне был интересен как командная игра, которая учит выстраивать отношения с людьми. Сумели создать работоспособную команду — выиграли. Вот вам один из законов развития бизнеса, — рассказывает Станислав. — Бокс — это достаточно сильные ощущения. Это взаимодействие: перчатка–ты–перчатка. Он воспитывал характер, уверенность в себе, упорство, волю к победе. Все это мне тоже пригодилось в жизни и еще не раз, думаю, будет кстати. А творчество — оно было всегда».

Сейчас Станислав Прилоус проходит обучение по программе МВА. Его базовое образование — модельер-конструктор верхней одежды. Сразу после школы он окончил Новосибирский техникум легкой промышленности и сервиса. Но создавать модели и шить начал гораздо раньше. Его первые авторские работы — модные брюки для одноклассников — сначала бананы, потом варенки. Писк моды по тем временам.

«Бизнесом это, конечно, не назовешь. Это было скорее миссионерство с моей стороны. Потому что цены, о которых мы договаривались, глядя в глаза друг другу, были условными, — вспоминает арт-директор. — Я просто понимал, насколько эти модные штаны нужны человеку. Он шел знакомиться с девушкой. Он переживал радость первого поцелуя. И это было на тот момент самое главное».

Правда, для милиции он был просто фарцовщиком, который однажды оказался в камере за спекуляцию. Хотя это случилось уже позднее, когда Прилоус почти наладил близкое к промышленному производство брюк. Нанял надомников, и из серой вареной ткани шил штаны-бананы, ставил на них штампы и продавал. Позже в его ассортименте появились собственно­ручно сшитые кожаные куртки. У четы Прилоусов тогда уже был небольшой цех, где трудились семь человек. Но, видимо, на фоне возрастающей конкуренции молодой фирме все сложнее было работать, и вот в какой-то момент ему и его первой жене Ларисе пришла идея начать делать мягкие головные уборы. Эта рыночная ниша, как ни странно, оказалась совершенно свободной.

«Мы тогда были первыми в Новосибирске, уж не стану говорить за всю страну, — рассказывает Станислав. — В Россию из Кореи, Китая, Турции тысячами привозились кожаные пальто, дубленки. А вот мягких головных уборов не делали. Были такие твердые касочки из норки на желатине, знаете, по которым тук-тук — и она звенит, но не гнется. А мягкие шитые головные уборы были забыты в 1917 году, когда мастерские старых евреев-портных были разогнаны, а на смену традиционным головным уборам пришли пилотки, фуражки, бескозырки».

Сейчас невозможно уже представить, каким образом Станислав и Лариса создавали и самое главное — восстанавливали технологию пошива мягких головных уборов. Думается, был испорчен не один метр ткани и дециметр кожи. Но дело пошло — и неплохо. Маленькая фирма выросла в компанию, которая уже не могла размещаться в приспособленных помещениях. В 1999 году для фабрики было куплено здание площадью 2 тыс. кв. м.

«Представляете, что подобное приобретение значило для человека двадцати с небольшим лет? Да когда я купил это здание, не здоровался со знакомыми целую неделю, — совершенно серьезно говорит Станислав. — У меня впервые была собственная недвижимость — целый трех­этажный дом! Но потом кризис, пред­банкротное состояние и благодаря этому я справился со своими амбициями. А затем и с самой ситуацией».

Станислав и сейчас работает в том же здании, правда, теперь на правах аренды. Пережив невеселые времена, он вновь создал команду, при этом существенные изменения претерпел лишь руководящий состав, и в 2005 году вновь вышел на промышленное производство мягких головных уборов для женщин. Магазины, что были у ПЭЛС на территории главного корпуса Медицинской академии и в других точках Новосибирска, вернуть, увы, не удалось (всего было восемь торговых точек). После Прилоус, словно обидевшись на малую родину, предпочитал работать по всей России, но не дома. И только недавно он открыл уже под новым брендом STANISLAV PRILOUS розничный магазин в ТЦ «Юпитер». Интересно, что, по словам Станислава, к подобному шагу его подтолкнуло желание создать своего рода лабораторию для изучения спроса. Возможно, в этом ключе и будет развиваться новосибирский магазин. Продвигать бренд на местный рынок станет оптовый торговый дом STANISLAV PRILOUS, который вскоре заработает здесь же в Новосибирске.

«Сейчас мы охватываем практически все регионы России, от крайних западных границ до восточных, — рассуждает о развитии бизнеса Станислав. — Но в нашем продвижении есть одна специфика — мы фабрика, которая в первую очередь разрабатывает модели, а уже потом производит и продает. В продажах мы идем по пути оптовых поставок. Нам так проще — отправлять продукцию партнерам, которые в свою очередь занимаются вопросами розничных продаж».

При этом проблемы спроса, на взгляд владельца компании и арт-директора, не существует. Он удовлетворен настолько, насколько женщинам близка идея шляпы от STANISLAV PRILOUS. Иными словами, модельеры создают рынок, и одновременно его формирование невозможно без позитивного восприятия женщинами того, что эти модельеры предлагают. Таким видит Станислав свое поле деятельности.

Мягкие условия

Сегодня словно и не было этих долгих лет поиска, формирования, становления, роста российских домов мод, хотя сейчас в нашей стране немало компаний, которые занимаются дизайном, производством и продажей шляп. Станислав Прилоус так и не смог назвать, хотя бы приблизительно, количество фабрик и компаний, работающих на рынке головных уборов. В силу разрозненности игроков, консолидация которых только начинается, в частности, вокруг профессиональных конкурсов и отраслевого союза, достоверной статистки сегодня нет. Но зато он совершенно уверен в двух вещах: рынок, на котором он работает, зреющий, и на нем нет и никогда не будет жесткой конкуренции.

Если говорить об этих постулатах подробнее, то все больше набирают силу марочные производители головных уборов. Скорняки-подпольщики, которые копируют наиболее удачные или популярные модели, постепенно уступают им свою территорию. Опять же, в силу отсутствия точных данных, невозможно сказать, каково сейчас на рынке соотношение профессионалов и любителей.

Причина отсутствия жесткой конкуренции в этой отрасли, по мнению Станислава Прилоуса, заключается в акценте на творчестве и моде. Именно они формируют мягкие условия конкурентной борьбы. «Есть три вида рынка: мягкий, жесткий и рынок без правил, — рассуждает владелец фабрики «ПЭЛС». — Уголь, нефть, газ — это как раз третий случай, там нет творчества, там нужно обладать властью и деньгами. И этого достаточно для победы. Жесткий уровень конкуренции сейчас демонстрирует, например, пищевая отрасль. Здесь уже есть элементы творчества, мы ведь постоянно наблюдаем создание новых продуктов, ингредиентов, упаковок, технологий производства. Но в то же время в этом сегменте существуют и вполне определенные жесткие правила игры, административные рычаги. Если ты не знаешь их, обязательно провалишься. Но беспредела уже нет».

Одежда, обувь, аксессуары, головные уборы, по его мнению, живут и развиваются по правилам творчества, и потому этот рынок Станислав называет мягким. Здесь не работают административные или финансовые ресурсы, нет каких-либо известных всем правил. Кроме, пожалуй, одного — у каждого такого бизнеса должна быть собственная идея, интеллектуальный, творческий стержень, на котором держится все: работа дизайнеров и модельеров, производство, продажи, вся жизнь компании. И это главное отличие мягкого рынка. Крайне важна роль маркетинга и рекламы. А в остальном — все как у всех. Нынешние компании прогнозируют появление отечественных мощных игроков на розничном рынке головных уборов. Они в свою очередь возьмут на себя функции организации системы продаж. Ведь согласитесь, сегодня как таковой внятной концепции торговли головными уборами не существует. Нет структуры, нет понимания, где и какую шляпу, шапку можно купить.

Розничные сети, по предположению Станислава, скорее всего, будут представлены в ведущих торговых центрах крупных городов и собственными магазинами. Они познакомят покупателей с ведущими производителями головных уборов, представят сильные имена в мире моды и предложат самый широкий выбор.

Кроме этого, со временем наиболее крупные и активные компании выйдут со своими предложениями за пределы России. Сегодня это движение уже началось. И кстати, не остался в стороне и новосибирский ПЭЛС. По крайней мере, одна шляпа точно уехала за границу. 

«В Новосибирск как-то приезжала французская консалтинговая компания «Джи Фоб». Ее возглавлял Жан Люк Жендер. Из нашей компании тогда у них учились пять человек. По окончании курса мы подарили Жану наш головной убор под псевдонимом «Скальп». Веселенький такой, с торчащими вверх клочками меха, — вспоминает забавную историю Станислав. — С этим и другими изделиями мы были спонсорами чемпионата по сноуборду. Жану так понравилось наша шапка, что он попросил еще несколько головных уборов, чтобы показать Жану Полю Готье. Он долго смотрел на наши произведения и не произнес ни слова. Я думаю, что даже сам Готье не понял, о чем он думал, глядя на русские творения моды. Но его молчание было высокой оценкой моего профессионального коллеги».

Если серьезно, то на обновленную фабрику головных уборов Станислава Прилоуса уже работает группа немецких дизайнеров. Сейчас как раз готовится документ об эксклюзивном  сотрудничестве с ними на территории России. В планах владельца компании привлечь еще немало громких имен зарубежного и отечественного подиума. Это позволит расширить ассортимент и сделает продукцию ПЭЛС наиболее интересной представительницам слабого пола, что откроет для нее новые горизонты.