Сделано в Канаде

Олег Носков
3 ноября 2008, 00:00
  Сибирь

Современное канадское домостроение задает отечественным застройщикам очень высокую планку требований, для выполнения которых пока еще недостает адекватной материально-технической, научной и юридической базы

Понятие «канадский дом» с недавних пор стало у нас общим обозначением дере­вянно-каркасного домостроения как такового. На российском рынке, в том числе в Сибири, появилась масса застройщиков, предлагающих возведение недорогого «канадского дома» по подозрительно низким ценам. Радоваться наплыву подобных предложений рановато, ибо такой продукт мало напоминает то, что строится в самой Канаде. К сожалению, сомнительные инновации наших самодеятельных игроков уже привели к дискредитации самой популярной на Западе технологии. Отечественный потребитель составляет свое представление о канадских технологиях как раз на примере некачественных местных образцов, которые большей частью являются плохим подобием весьма хорошего оригинала. На этом, в частности, настаивает председатель комиссии по муниципальной собственности новосибирского городского Совета депутатов Александр Люлько, уже в течение нескольких лет изучающий опыт канадского домостроения. На его взгляд, разумнее всего обратиться к самому оригиналу, непосредственно пообщавшись с канадскими строителями. Этой осенью «Эксперту-Сибирь» представилась такая возможность. По приглашению депутата редакцию посетил президент канадской строительной компании Maple Leaf Canadian Homes Грег Флеминг, приехавший в Новосибирск с целью изучения местного строительного рынка.

Прочный каркас лидера

— Господин Флеминг, Канада считается признанным лидером в области дере­вянно-каркасного домостроения. Насколь­ко у вас распространены такие технологии?

— Действительно, каждый канадец уверен, что лучшее жилье именно в Канаде. И в этом есть большая доля правды. Наша строительная индустрия в хорошем смысле регулируемая и подкрепленная исследованиями. Многое делается для усовершенствования технологий, и правительство здесь играет не последнюю роль. Инновации поощряются правительством, и это очень важно. Деревянно-каркасные дома появились в Канаде в конце XIX века. Их бурное развитие началось только после войны, с конца 1940-х, когда остро встал вопрос об экономии энергопотребления и материалов. Государство принимало активное финансовое участие в этом процессе.

Сегодня у нас на долю деревянно-каркасных домов приходится 90 процентов всего жилья. Что касается остальных 10 процентов, то там представлены самые разные технологии. На строительном рынке иногда попадаются довольно необычные решения, хотя для их внедрения необходим специальный правительственный сертификат. Кое-где строятся дома из кирпича и из бревен. Они мало отличаются от ваших, хотя встречаются редко. У вас я видел много домов из бруса. Мы считаем такие конструкции давно уже пройденным этапом.

— А элитный сегмент представлен деревянно-каркасными строениями? Пользуются ли они спросом у состоятельных граждан?

— Конечно! Как я уже сказал, 90 процентов всего жилья построено как раз по каркасным технологиям. Мы сооружаем дома и для богатых людей. Здесь можно использовать индивидуальный проект, качественные полы, отделку из специального облицовочного кирпича. К дорогим домам у нас, например, относятся бревенчатые дома. У них есть свои достоинства, но по некоторым параметрам они уступают домам деревянно-каркасной конструкции, в частности, по уровню энергопотребления. Такое сооружение дороже отапливать, поскольку оно не является энерго­сберегающим, хотя в нем прекрасный микроклимат. Что касается деревянно-каркасных, то по сравнению с домами из бревен, их энергопотребление ниже на 70 процентов.

— У нас до сих пор считают, что деревянно-каркасные дома недолговечны. Поэтому они якобы возводятся только для малоимущих либо используются как временное жилье. Причем такие вещи утверждают даже преподаватели строительных вузов.

— Я думаю, это уже вопрос образования, и об этом должно позаботиться ваше правительство. Понимаю, что в таком суровом климате, как в Сибири или Канаде, вопрос долговечности здания стоит на одном из первых мест. Но поверьте, та же проблема в одинаковой степени касается cооружений из кирпича или бетона. Если говорить о деревянно-каркасных домах, то у нас вопрос о продлении строка их эксплуатации является предметом постоянных специальных исследований, не говоря уже о постоянных проверках. Мы, например, тщательно тестируем каждый построенный дом. Здесь важно исключить воздухообмен, поскольку каркасно-панельная конструкция представляет собой герметичную систему. Такое тестирование позволяет заранее выявить все дефекты и своевременно их устранить, тем самым можно повлиять на долговечность дома. Главная задача, связанная с продлением срока эксплуатации, — свести к минимуму проникновение влаги внутрь стен. Основная инновация, которую мы здесь используем, — специальная «обертка» из различных синтетических материалов, например, дюпона. Отделка тоже играет свою роль в продлении срока эксплуатации дома. Больше всего мы используем акриловые поверхности. Такая поверхность позволяет нам значительно снизить влажность внутри стены. Поэтому современный хорошо протестированный деревянно-каркасный дом по долговечности нисколько не уступает дому из кирпича.

— Если я не ошибаюсь, долговечность деревянно-каркасного строения напрямую связана с созданием необходимого микроклимата, а это требует специального оборудования. Как оснащен современный канадский дом?

— Действительно, экология дома для нас очень важна. Здесь большую роль играет система вентиляции, теплоснабжения и охлаждения (кондиционирования) помещения. Особенно важна система вентиляции, поскольку такой дом не имеет естественного воздухообмена через стены или щели. Инженерное оборудование, устанавливаемое в канадских домах, самое разное по назначению, сложности и стоимости. В этой области также ведутся исследования. Подавляющее большинство сооружений оснащено специальной системой циркуляции воздуха. Есть небольшое количество домов, где используется простая система вентиляции в виде вертикальных труб, наподобие камина. Но в большинстве домов применяются более сложные системы. Нам важно контролировать процесс обмена тепла между внутренним и наружным воздухом. Это делается для поддержания экологии дома. Эффективность зависит от стоимости системы — она варьируется от тысячи до трех тысяч долларов. Этот процесс связан не только с вентиляцией, но и с системой сохранения тепла.

В большинстве наших домов используется система воздушного отопления. Также устанавливается оборудование для подогрева воды и пола, что делает систему дороже. Есть и более дорогостоящие механизмы. Например, тепловые насосы. Тепловой насос представляет собой сложный агрегат под домом. Он экстрагирует тепло из грунтовой воды — под домом устраивается специальная «лужа», заполненная антифризом. Это очень дорогая конструкция, но в перспективе она дает вам большую экономию. Установка такого теплового насоса позволяет на 80 процентов снизить потребление топлива. Поэтому если вы готовы к долгосрочным инвестициям, можете установить такой агрегат. Он окупается примерно за 25 лет. Государство, кстати, выделяет на установку тепловых насосов специальные гранты, которые частично снижают издержки на эту работу. Кроме того, в Канаде есть поддерживаемые государством компании, внедряющие другие сложные системы энергосбережения, например, солнечные батареи.

В этом смысле современный канадский дом — если его сравнивать с тем, что пока еще строят в вашей стране, — будет теплее зимой и прохладнее летом и потребует меньших расходов. Он быстрее обогревается во время холодов и лучше охлаждается в жару.

— Чем обычно обогреваются ваши дома?

— В основном это природный газ. На этом виде топлива работает большинство стандартных отопительных агрегатов. Чаще всего используется пропан — самый доступный и дешевый вид топлива в нашей стране. Существует еще электрическая система обогрева, но она обычно рассматривается в качестве страховочного варианта. Уголь в качестве топлива практически не используется. Только на восточном побережье Канады, недалеко от угольных разрезов, применение угля имеет какой-то смысл. Но в целом топить им невыгодно. Также в загородных домах устанавливаются дровяные камины и печи.

— Как устраивается система водоснабжения?

— Если поблизости есть река или водоем, то забор воды ведется оттуда. Если нет, то устраивается специальный колодец. Первый вариант в силу своей простоты наиболее эффективен. Он дешевле. Если устраивать колодец, то такая система будет стоить от 10 до 25 тысяч долларов. Обычно вопрос о водоснабжении и канализации решается на уровне девелоперского проекта.

— В России сейчас возрастает интерес к технологиям быстровозводимого жилья. При этом серьезные застройщики стараются сэкономить на подвальных помещениях, объявляя их ненужным пережитком прошлого. Так они понимают современный дом. Вы придерживаетесь тех же позиций?

— В Канаде более 80 процентов деревянно-каркасных домов имеют подвальные помещения. Так у нас принято. В подвалах располагаются все основные агрегаты. Вообще, это сухие, вполне пригодные для жизни помещения. Там нередко устраиваются спальни, гостиные. Бывает так, что семья живет наверху, а подвальные комнаты сдает в аренду. Нужен подвал или нет — это вопрос не современности или отсталости, а рыночного спроса. У нас дома с подвалами достаточно востребованы. Всегда хорошо иметь дополнительные площади.

Скажи, какой у тебя дом

— В России деревянно-каркасные дома до сих пор рассматриваются как некий вид загородного жилья. Многие убеждены, что в городах должна преобладать многоэтажная капитальная застройка. Как в этом плане обстоят дела в Канаде?

— В городах Канады, например, в Онтарио или Оттаве, жилье на те же 90 процентов состоит из малоэтажных деревянно-каркасных домов. На долю многоэтажек приходится 10 процентов от всей жилой застройки города. Больше половины — а именно 60 процентов — приходится на таунхаусы, остальные 30 процентов — это односемейные дома. Многоэтажные дома чаще всего располагаются ближе к городскому центру. Часть из них относится к домам коллективного владения. Это кондоминиумы. Остальные относятся к доходным домам, где квартиры сдаются в аренду. Соотношение между теми и другими я назвать не могу. Все это зависит от ситуации на рынке. Как правило, кондоминиумы занимают состоятельные граждане, в основном пожилые. В Канаде принято менять жилье. Когда вы молоды и находитесь в начале карьеры, покупаете недорогой дом. Если дела продвигаются успешно, вы его продаете и покупаете дорогой коттедж, а в пожилом возрасте продаете коттедж и переселяетесь в кондоминиум, поскольку немолодому человеку самостоятельно содержать коттедж непросто. У нас это уже тенденция.

Если говорить о количестве кондоминиумов, то точной статистики у меня нет. Могу привести такой пример. Недалеко от Онтарио есть небольшой городок на 60 тысяч человек. Там 60 единиц кондоминиумов. В крупных городах таких домов, конечно, больше.

— Чем вызвана в вашей стране такая популярность таунхаусов?

— Таунхаусы относятся к самому дешевому типу жилья. Это малоэтажные дома, пристроенные стена к стене в целях увеличения плотности застройки. Обычно их занимает нижний сегмент среднего класса и люди с невысокими доходами. Таунхаусы не строят в престижных местах, как кондоминиумы или дорогие коттеджи. Они располагаются на окраинах, и их владельцам приходится решать транспортные проблемы, поскольку они вынуждены каждый день как-то добираться до места работы. Таунхаусы нередко используются как социальное жилье. В общем, это дома для основной массы населения.

— У вас как-то классифицируется жилье по социальному признаку?

— Да, конечно. Я уже сказал о социальном жилье — для малоимущих. По канадским нормам, к таковым относятся граждане, получающие в месяц менее 1,5 тысячи долларов. То есть если годовой доход семьи составляет 25 или даже 28 тысяч долларов, она включается в эту категорию. Для Канады это действительно маленький заработок. По нашим законам, каждый муниципалитет должен зарезервировать 10 процентов жилья для малоимущих. Их расселяют не только в таунхаусах. Они могут занимать и односемейные дома. Иногда поступают следующим образом: выделяют несколько квартир в многоквартирном доме. Правда, нужно учесть, что социальное жилье ограничивают по метражу — оно не должно превышать 90 квадратных метров. Это верхний предел. И такая мера, на мой взгляд, вполне оправдана.

Есть еще жилье для среднего класса. Это те же таунхаусы и односемейные дома. Только площади здесь могут быть больше. Обычно дом для представителя среднего класса имеет площадь 120 квадратных метров.

— Насколько широко в Канаде используется типовое проектирование?

— Чем ближе к городской черте, тем выше требования к проекту и тем больше ограничений. В сельской местности свободы больше. Там, правда, могут наложить незначительные ограничения. Например, не разрешат красить дом в пурпурный цвет. В городской черте всякие отклонения нужно согласовывать. Обычно каждая девелоперская компания имеет в своем распоряжении пять–десять типовых проектов. В этих пределах она осуществляет свои вариации. Работают специальные инстанции, определяющие количество типовых проектов, которые вы можете использовать.

Товарищ — инспектор

— Вы сказали, что ваша строительная отрасль является в хорошем смысле регулируемой. Вы имели в виду влияние государственных институтов?

— Государство контролирует застройку буквально на всех этапах. Чтобы начать строительство, экспертная комиссия должна оценить участок. Каждая технология обязана иметь государственный сертификат. Кроме того, вы должны дать гарантию качества для каждой постройки. Если, например, в течение семи лет эксплуатации у построенного вами дома появилась трещина в фундаменте, вы обязаны вернуться и все исправить. За этим следят финансируемые правительством страховые агентства, находящиеся в каждом муниципалитете. Если вы не стали членом этого агентства, не берете на себя никаких обязательств, то вы не имеете права осуществлять строительство.

Как и в России, в Канаде также существуют строительные нормы и правила, которые обязательны для всех строителей. Эти правила обновляются каждые пять лет, а за их исполнением следят государственные инспекторы, получившие сертификат от правительства. Они контролируют буквально все этапы возведения дома: вы заложили фундамент — к вам приходит один инспектор, поставили стены — приходит другой, сделали крышу — приходит следующий, заложили систему водоснабжения — приходит еще один. И так 28 инспекций.

— Не создает ли это предпосылок для коррупции?

— Ничего подобного. Наши правила написаны черным по белому, и все обязаны их соблюдать, строить так, как написано в книге. Задача инспектора — соотнести с этими правилами то, что вы соорудили. Все разногласия можно разрешить правовым путем. Если вы решили что-то сознательно изменить, то для этого нужно получить специальное разрешение. Что касается коррупции, то в Канаде чиновники очень дорожат своей репутацией. Любое подозрительное действие мгновенно становится предметом публичной огласки. Общество за этим следит строго, в том числе за материальными расходами чиновников, а также членов их семей.

— Не тормозят ли такие проверки процесс строительства?

— Нисколько. Когда я заканчиваю тот или иной этап строительства, сразу звоню соответствующему инспектору. Если он не приходит в течение суток, я продолжаю строительство. Так у нас по закону. Вообще, надо сказать, что скорость строительства напрямую связана с согласованностью действий всех участников процесса. Например, если мне нужно вырыть яму экскаватором, мне ее выроют точно в срок. Я в этом не сомневаюсь. Если нужно проложить водопровод, то водопроводчик придет именно тогда, когда мне нужно, а не когда ему удобно. Такой порядок для нас — дело обычное. Если его не будет, строительство просто замрет.

— Какова скорость возведения таких домов и их стоимость?

— Если вам будут строить дом в моем районе, причем с чистого листа, то при площади 100 квадратных метров это займет шесть недель — от подписания контракта до сдачи дома под ключ. Если вы закажете дом площадью 200 квадратных метров, время увеличится ненамного — это будет семь недель. Что касается стоимости: если использовать хорошую отделку, хороший, пусть не самый дорогой пол, то стоимость одного квадратного метра будет приблизительно 1 200–1 300 долларов. Ближе к городу, где используется типовое проектирование, модульные конструкции, стоимость может снизиться до 700 долларов. Правда, без учета фундаментов, хотя их доля в себестоимости деревянно-каркасного дома не превышает 10 процентов.

— Каковы ваши впечатления от наших строек?

— Я последний раз был в России 11 лет назад. Признаюсь, меня поразило, какого прогресса вы добились за этот короткий период. Вы стали использовать много современных материалов, стали серьезнее относиться к вопросам теплоизоляции, начали делать цельные фундаменты вместо сборных. Вы движетесь в правильном направлении. Но вам предстоит сделать еще один шаг в сторону повышения качества. Я не сомневаюсь, что прогресс продолжится, потому что вы очень восприимчивы к новым достижениям.

Перевод: Сергей Проскурин, профессор НГУ, доктор филологических наук